Дорогие участники и гости форума! Мы рады приветствовать вас на проекте «Право Крови», посвященном мистике в антураже средневековья.
Сюжет нашего форума повествует о жизни в трех средневековых королевствах, объединенных некогда в военный и политический союз против угрозы с юга. С течением времени узы, связывающие королевства воедино ослабевали, правители все больше уходили в заботу о нуждах собственных государств, забывая о том, что заставило их предшественников объединить страны в одно целое. Но время для заключения новых договоров пришло, короли готовы к подтвердить прежние договоренности. Или это лишь очередная политическая игра за власть, силу и влияние на континенте? Покажет время. А до тех пор, мир коварства, жестокости, меча и магии ждет своих новых героев. Героев, в чьих руках окажется будущее Офира, Солина и Брейвайна.

Вверх Вниз

Jus sanguinis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Jus sanguinis » Прошлое » Аb absurdo


Аb absurdo

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Аb absurdo
В ногах правды нет...

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

1 марта 1213
❖ Приличная придорожная гостиница-таверна на окраине деревни в герцогстве Росс, Офир ❖
Алисанна, Хильмар

https://i.imgur.com/g59YGfk.png
https://i.imgur.com/NyoX7TQ.png

Несмотря на закрытые границы и запрет короля, Хильмар Ловдунг отправляется в Офир, получив согласие принцессы Алисанны на личную неофициальную встречу. К чему приведет его упрямство - к офирской виселице или к пониманию с офирской принцессой?

Отредактировано Hilmar Lovdung (2018-09-14 14:44:07)

+1

2

Росс всегда производил странное впечатление на Алисанну. Крупное процветающее герцогство, монастырь, по праву считающийся жемчужиной архитектуры Офира – с одной стороны. И крайне странное отношение к религии – с другой. Жили здесь, все же, по большей части, единобожники, но многие нет-нет, но плели обереги и чертили над дверью защитные знаки. Может быть, так и должно выглядеть единство двух религий, - говорила себе Алисанна. Но все равно чувствовала себя… да, именно странно.
Она не слишком любила бывать здесь, хотя разумом понимала, что обвинять тетку в том, в чем та виновата не была, бессмысленно. Она навестила Джоанну, за судьбу которой и правда беспокоилась, навестила Леонетту, которая была увлечена своим ученичеством, которое, может быть, не слишком подходило принцессе, зато прекрасно занимало внимание старшей принцессы, врачуя ее память после недавней вереницы сплетен, которая была столь же отвратительна, сколь и подозрительна. У Алисанны было мерзкое ощущение, что слухи эти кто-то распускал намеренно. И если про брейвайнский двор она ничего не знала наверняка, то офирский… Каждый раз, задумываясь об этом, принцесса стискивала зубы. Всему свое время, убеждала она себя. Всему. Свое. Время.
Она получила записку, когда уже собиралась в дорогу. Ее принес один из слуг кузена Эдвина – мальчик лет десяти на вид – и передал Клэр. Никому кроме Клэр он отдавать записку решительно отказывался, чем едва не спровоцировал скандал, потому что гвардейцы, охраняющие крыло, где поселили Алисанну, желали непременно передать послание самостоятельно. К счастью Клэр была поблизости и решила эту дилемму. Не то чтобы гвардейцы остались очень довольны.
Простой, вложенный вчетверо лист пергамента не был ничем запечатан. Такие передавали друг друга обитатели замка, и Алисанне не пришло в голову, что ей может написать кто-то… извне. Тем более Хильмар Ловдунг.
«Необходимо встретиться». «Важный разговор». «Буду в Россе первого марта». До первого марта оставался один день. Алисанна с усилием потерла переносицу, стараясь избавиться от остро вспыхнувшей головной боли. Хильмар Ловдунг.
Ей было, что сказать этому человеку, и она не раз думала о том, что скажет. Его влияние на Фейтглейвов было сложно переоценить. Дважды спаситель Леонетты – ставший причиной скандала, который преследовал сестру до сих пор. Возможный виновник похищения на королевской охоте и вероятная причина того, что сама Алисанна сейчас находится в столь плачевном положении. Человек, который пытался убить своего брата – но это, сказать по правде, принцессе не было интересно вовсе. Если бы эти намеренья не задели рикошетом и ее, она бы только пожала плечами.
Она передала записку Клэр и взглянула на огонь. Здесь, на севере Офира была холоднее, чем у моря, где снег давно сошел и зеленела трава, но особенно холодно не было и здесь. Вода уходила в землю, оставляя зиме не проездную слякоть. Но Алисанна все равно просила топить камин.
- Это… это просто… - Клэр сжала записку в руке. – Я бы никогда это Вам принесла, если бы знала! Просто возмутительная наглость! Вы не можете с ним встречаться!
- Почему же, - медленно сказала Алисанна. – Вполне могу. На границе Росса и Этринга есть постоялый двор. Мы не планировали там остановиться в этот раз, но почему нет. Отправь записку с тем же мальчишкой. Ты проводишь принца Хильмара и двоих его сопровождающих, если таковые найдутся, в комнаты, где их буду ждать я. Все очень просто, верно?
- Я даже не буду говорить, как это неприлично, Ваше Высочество, - Клэр потерла лицо руками. – Вы никогда не слушаете. Но это же просто опасно! Понимаете?
- Понимаю, - ровно сказала Алисанна. – Понимаю, что этот… человек, придет в место, которое будет наполнено королевскими гвардейцами. Не думаешь же ты, что я сбегу из под их надзора? Мы постараемся не поднимать шума и не делать приезд солинцев объектом слухов. Но это все. Никаких побегов. Я просто с ним поговорю.
- Да, но с брейвайнским принцем Вы тоже собирались «просто поговорить»! – Клэр совсем забылась и ткнула в Алисанну пальцем. Потому смутилась и сцепила руки в замок. – А потом потерялись и никто не мог вас найти.
Алисанна улыбнулась, но ничего не ответила. Дело было даже не в приличиях. Ей было даже любопытно, согласится на такие условия встречи Ловдунг. И если согласится – то что такое важное ему от нее нужно?

Поменять маршрут и обескуражить своих гвардейцев было легко. Они привыкли, что Ее Высочество немного взбалмошна. Выселить с постоялого двора всех посторонних тоже не составило труда. Алисанна спокойно ждала, сидя у камина, когда дверь открылась и в комнату вошла сперва Клэр, а за ней…
Принцесса заставила себя не вздрогнуть. Коротко кивнуть. Жестом указать на кресло напротив. Хильмару Ловдунгу все же очень была нужна эта встреча. Осталось понять – зачем?
Клэр опустилась на стул у окна и принялась за вышивание, делая вид, что ее здесь нет. За дверью стояли гвардейцы. Алисанна напомнила, что ей здесь ничего не угрожает. Более того. Лишь ей одной здесь ничего не угрожает.
- Это было неожиданно, - сказала она, решив опустить приветствия и разговоры о погоде. – Что же Вам от меня понадобилось, Хильмар Ловдунг, что стоило приезда сюда? Офир нынче негостеприимен, как Вы понимаете.
Ей было неважно – понимал он или нет. Достаточно было, чтобы он просто ответил на вопрос. А дальше… как будет угодно Создателю.

+2

3

Распрощавшись с Раннвейг и хирдманами на развилке ведущей от баронства Торпа в столицу, Хильмар пришпорил коня в сторону Блодуга. В одиночку ему не нужно было сдерживать Свадильфари и можно было добраться намного быстрее, чем обычно, чтобы отдать нужные распоряжения по мобилизации хирдманов, обещанных Блуа. Задержавшись на день в ярлстве, Хильмар нашел проводника через горы, направился в Офир, несмотря на закрытые границы и запрет короля. Упрямство и желание поставить точку в незаконченном инциденте заставляло Ловдунга порой не обращать внимания на возможные опасности. Впрочем, путешествие до назначенной точки прошло, можно сказать, успешно, хоть и вынуждало передвигаться по большей частью ночью, чтобы  внешний вид ярла не сильно контрастировал с местным населением и не привлекал всеобщего внимания.
У постоялого двора его встретила какая-то женщина и проводила внутрь мимо охранявших дом королевских гвардейцев, приказав предварительно накинуть капюшон дорожного плаща поглубже на лицо.
Войдя в комнату за фрейлиной принцессы, Хильмар остановился у порога и огляделся. Тихо, тепло. Потрескивает камин. Он скинул плащ и потер руки, чтобы разогнать кровь в затекших ладонях сжимавших поводья во время долгой езды.
Фрейлина села у окна и сделала вид, что сосредоточена на своем занятии, но поглядывала с недоверием, а может и с неприязнью на гостя.
Алисанна сидит в большом кресле, у камина, сложив руки на коленях. Сдержанно предлагает сесть напротив. Конечно, никакой радости в глазах девочки Хильмар и не ждал. Да и гвардейцы, которых вокруг было как пчел у улья, тоже не способствовали ощущению радушного приема. Впрочем, Хильмар знал на что идет, понимал все риски. Причем осознавал не только то, что ему может угрожать на офирской стороне, но и то, что его будет ждать на солинской, если это станет известно в Эгдорасе. Но он согласился принять все условия принцессы хотя бы потому, что тем самым он готов был показать, что идет не с дурными намерениями. Он не был полным идиотом, чтобы думать, что после злополучной охоты и то, чем она закончилась, его будут принимать с распростертыми объятиями. Ведь даже и без тех событий, никто с офирской стороны не демонстрировал теплоту и расположение к нему, да и ко всей семье Ловдунгов. Лицемерие – то, что всегда давалось Хильмару с трудом. А если быть точным – не давалось вообще.
Пройдя в комнату, он сел в указанное кресло. Голос принцессы сквозил официозом и холодным металлом. Это заставило Ловдунга усмехнуться в ус и погладить бороду.
- С дороги я бы поел, - сказал он спокойно, - да и от эля не отказался бы.
Его пристальный взгляд скользил по Алисанне, от шеи, где за украшениями и воздушной тканью должен был скрываться шрам, до кончиков ног, одетых в расшитые причудливым узором туфли.
- Я должен сказать, что хотел справиться о вашем здоровье и принести извинения, потому как мне не позволили это сделать в Солине. Но ведь они вам не нужны, так ведь? Тем более от меня. Так что будем считать, что я приехал, чтобы просто поговорить с вами о том дне, - Ловдунгу понравилось, что Ее Высочество не стала ходить вокруг да около, а спросила прямо, - вы говорили с графом до того, как мы появились. Что он сказал вам?

+2

4

Он бы поел. С дороги. В самом деле. Алисанна скривила губы в чем-то более напоминавшем болезненную гримасу, нежели улыбку. Очевидно, наследный принц Солина и ярл Блодуга предпочел пропустить мимо ушей слова об офирском гостеприимстве. Ей стало интересно – он и правда не понимал насколько непопулярной персоной является ныне в восточном королевстве, или талантливо изображал непонимание? Принцесса поставила локоть на подлокотник кресла и подперла щеку кончиками пальцев. Взглянула на Хильмара из под полуопущенных ресниц. Она даже улыбнулась, но ни во взгляде Алисанны, ни в ее улыбке не было ни доли кокетства.
- Как видно, слова о гостеприимстве Вы пропустили мимо ушей, ярл, - она выпрямилась и ее светлые глаза стали еще холоднее. – Нет, кормить я Вас не стану. По крайней мере, пока не услышу что-то, ради чего мне стоило сделать крюк и приехать сюда. Но, возможно, Вам стоит этому порадоваться. Вы не слыхали? При дворе говорят, что я охотно травлю тех, кто мне не нравится.
Ровно два месяца прошло с тех пор, как Его Высочество Филипп Блуа почтил визитом Офир. Приехал он в спешке, с крайне малым количеством людей, однако привез с собой достаточно. Слухи. Предположения. Сомнения. Доказательств не привез. Алисанна тогда сказала, что должна получить повод, чтобы потребовать голову Хильмара Ловдунга на серебряном блюде… или золотом?.. Она уже не помнила, какое именно блюдо затребовала. И сейчас, по истечении трех месяцев, принцесса размышляла о том, что повод - нужен не всегда.
«Том дне», так он сказал? Вот прямо так и сказал, да?
- Хм… Как там было?.. – Алисанна сделала вид, что задумалась, постукивая кончиком пальца по губам. – Ах, да. Что с удовольствием перережет мне глотку. И ведь почти получилось, верно же?
Воспоминания все еще причиняли ей боль. Иногда она просыпалась ночью, и ей казалось, что она вновь на той самой мельнице. Вот он хватает ее за руку. Треск кости. Боль. Темные вспышки перед глазами. Принцесса сморгнула неуместное воспоминание и обнаружила, что потирает место сросшегося перелома. У нее ничего не болело. Кости срастили быстро. Вот только память о боли залечить не могли никакие целители. Особенно, когда достаточно опустить взгляд, чтобы понять – страшный сон на самом деле страшная явь.
- Моя очередь спрашивать,  – она передернула плечами, сбрасывая с них набежавшие мурашки. – Видеть я этого не могла, но, если верно то, что мне рассказывали, Ваш человек убил Хэдмарка, когда он собирался поведать собравшимся в лесу нечто занимательное. Почему?

+2

5

Конечно, все западное королевство может держать обиду на Хильмара за то, что тот напал на короля. Но даже несмотря на это, он все же немного надеялся на понимание со стороны принцессы. Пусть даже попытка спасти ее не увенчалась успехом, как в случае с ее старшей сестрой, и в целом вину за случившееся можно было возложить на принимающую сторону, но все же, сам Хильмар лично постарался сделать все, чтобы предотвратить такой исход. Но, видимо, он был далек в этой небольшой надежде от истины. Принцесса была не вежлива и язвила. Впрочем, может это было ее обычное поведение, ведь близким знакомством они не могли похвастаться. При этом ходили слухи о вздорном характере Ее Высочества.
- Что ж, ладно, - согласился ярл, почесав затылок, словно раздумывал над чем-то, - но место назначали вы сами, могли б и не делать крюк.
Он оскалился, потому что не мог не чувствовать раздражения, сквозившего в каждом слове принцессы.
- Вот только я слухам не верю, - он усмехнулся, а потом сузил глаза, глядя на девушку, сидящую перед ним, - и не собираюсь видеть в вас отравительницу, пока сам не приду к таким выводам. Так чем же я вам не нравлюсь?
Он разглядывал принцессу, пытаясь найти сходство со старшей сестрой. Алисанна не была так красива, как Леонетта. По этой части старшую офирскую принцессу сложно было обойти кому-либо, хотя это всего лишь вопрос вкуса. Интересно, хотела ли Алисанна превзойти сестру по красоте или же уверенно обходила ее на других поприщах? Впрочем в теперешнем ее положении сложно рассчитывать на неоспоримый успех по внешним данным. Для Хильмара чье-либо увечье, врожденное или приобретенное никогда не было недостатком само по себе. Его отношение к калеке напрямую зависело от самого человека. И сейчас он пытался понять, какого отношения к себе заслуживает Алисанна.
Он помнил испуганные и полные отчаяния глаза этой девочки там, в хижине. Он не была готова к тому, что там произошло. В тот момент это было слишком очевидно. Говорили, что король Дэйрон очень любит своих детей. Хильмар сам имел возможность убедиться в этом во время поисков в лесу принца Джаспера и принцессы Леонетты.  А еще говорили, что младшую принцессу он любит особенно сильно.  Она и считалась самой умной и не по годам практичной, что давало ей все шансы быть готовой к превратностям жизни. Но, видимо, не ко всем. Наверное, сложно представить, что ощущала привыкшая к собственной полубожественности принцесса встретившись один на один с озлобленным безумством, которое несет ей страшную боль. И сейчас, когда она с видимой легкостью бросала эти фразу, Хильмар поджал губы и опустил глаза на неподвижные ноги девушки.
- Это все?  - сказал он, после неуместной паузы, - О том, кто был их целью – кто-то конкретный, Вы, например, или любой из высокородных гостей? Ничего?
Ловдунг кашлянул в кулак и снова поймал холодный взгляд Алисанны, подумав, что за этой холодностью, навенряка, сейчас кипит целая буря.
- Да, было дело. Рауд, следопыт, который вел нас по вашим следам,  маленько перестарался, - Хильмар пожал плечами, мол, ничего удивительного, люди умирают и от меньшего.
Ловдунг вздохнул в раздумье, прежде чем продолжить.
- Давайте начистоту, Алисанна, вы правда считаете, что я отдал приказ убить Хэдмарка на глазах у половины офирского двора, чтобы он не указал на меня, как причастного к вашему похищению? Что еще вам наговорили об этом?
До разговора с Филиппом такая версия не приходила в голову Хильмару, но теперь он понимал, к чему клонит принцесса.

+2

6

Одно это слово – «слухи» - произнесенное Хильмаром Ловдунгом, заставляло кровь Алисанны кипеть от гнева. Он смел… да как вообще он смел?! Даже если ярл Блодуга был именно тем человеком, которым представлялся ей во время пребывания в Солине – храбрым и достойным воином, но никудышным политиком – его участие в веренице недавних слухов, прокатившей по восточному и западному королевству, было бесспорным. До северного королевства, поглощенного борьбой со своими собственными бедами, они, видимо, не докатились – или же Ловдунг искусно делал вид, что этого не произошло – однако принцессу просто раздирало от желания немедленно высказать все, что она думает о Хильмаре. Сдерживало ее… не так уж много ее сдерживалось, если уж говорить прямо.
- Позвольте я расскажу Вам, как это выглядит для меня, ярл, - очень мягко начала Алисанна, сделав глубокий и ровный вдох, а потом так же медленно выдохнув. – На пути в Солин на мою сестру нападают разбойники – и Вы оказываетесь как раз кстати, чтобы спасти ее, завоевав расположение и Леонетты, и короля. Уже в Солине Вы принимаете участие в спасении Леонетты и Джаспера в этом вашем лесу. После мою сестру и Вас видят в объятиях друг друга – по крайней мере, именно так это преподносилось всеми придворными сплетниками, если опустить подробности. Вы выходите на турнир с той злосчастной лентой, а спустя лишь немногое время, пришедшая навестить Вас принцесса вылетает из Вашего шатра со скоростью арбалетного болта, растрепанная и задыхающаяся – опять же по слухам. Охотно верю, что в Солине нравы чуть проще, чем при дворах востока или запада. Опять же, Вы мужчина, и осуждать Вас никто бы не стал. Но моя сестра все еще разбирается с последствиями ситуации, в которой Вы, ярл, принимали участие, - голос принцессы дрогнул от едва сдерживаемой ярости. Она смотрела северянину прямо в глаза, словно там надеялась прочитать нужные ей ответы. Тщетно. – Так как, Хильмар Ловдунг? Как думаете, почему Вы мне не нравитесь?
Собственная злость придавала сил и выматывала одновременно. Алисанна ощущала побирающуюся мигрень – верный признак усталости и нервного напряжения. Путь до границы Росса она проделала верхом, а говорить с Ловдунгом было тяжело именно настолько, насколько она представляла. Пальцы принцессы потянулись было ко лбу, но она остановила собственную руку, сжав кулак.
- Клэр, - негромко позвала Алисанна фрейлину. Девушка встрепенулась и отложила вышивание, которым все равно не занималась, напряженно следя за беседой. – Прикажи принести чего-нибудь попить.
- Но… - Клэр поднялась на ноги, и бросила на Хильмара неуверенный взгляд.
- Просто подойди к двери и передай, чтобы слуги принесли чего-нибудь, - раздражение, которое принцесса старалась не пускать в свой голос, все равно пробивалось в него острыми нотами, которые Алисанна ненавидела.
- Воды? Или… - она бросила на Хильмара еще один неуверенный взгляд.
- Создатель! Воды, вина, эля, аквавита, бренди, грога – пусть принесут чего-нибудь!
Леди Рочестер подскочила на месте и кинулась к двери. Подобное состояние своей принцессы она знала слишком хорошо, чтобы просто не спорить, ожидая что через несколько минут гроза пройдет стороной. Обычно так и бывало. Алисанна старалась. Она, правда, старалась, не распылять себя на бессмысленную злость. Ситуация с сестрой, которая так возмущала ее, для Ловдунга вряд ли имела хоть какое-то значение. Бросать в него обвинения, которые не заденут его, или требовать чего-то ей самой непонятного, было бы глупо.
Принцесса глубоко вдохнула и откинулась в кресле так, чтобы расслабить напряженные плечи. Медленно расправила сжатые пальцы. Контроль – это основа жизни при любом дворе. Ты умеешь себя контролировать, - говорила себе Алисанна. Ты справишься.
- Начистоту – это хорошая идея, - она кивнула. – Давайте начистоту. С той злополучной охоты прошло чуть менее трех месяцев, ярл. Три месяца, за которые и Вам, и Вашему королю было важно и необходимо найти тех людей, которые все это устроили. Может быть, не ради обеления своего доброго имени и престижа Солина. Ради собственной безопасности. Довольно странно сидеть спокойно, если по лесам близ столицы преспокойно разгуливают сторонники минувшей власти. Впрочем, мотивы могут быть совсем иными – что я могу о них знать, ведь я всего лишь маленькая девочка из чужой страны. Так, ярл? – губы Алисанны дрогнули в улыбке, но смех, отразившийся в ее глазах был недобрым. Острый смех, падающие кусочки стекла – таким он мог бы быть, вырвись на волю. – И что же происходит по прошествии этих трех месяцев, за время которых Вы должны были заглянуть под каждый куст и обыскать каждый сугроб, чтобы найти и представить виновных хотя бы собственному суду, если полагаете, что двух других королевств Союза это нисколько не касается? Вы приезжаете сюда, просите меня о встрече, на которой рассказываете, что это самое обычное дело, когда Ваш человек убивает государственного преступника до суда, потому что «маленько перестарался». Может быть, еще Вы скажете, что этот Ваш «маленько перестаравшийся» Руад до сих пор находится в Вашей свите?
Вернулась Клэр. На подносе стоял кувшин и два медных кубка. Она поставила их на небольшой столик у камина, разлила по кубкам… очевидно, вино, если судить по запаху, и сперва поднесла кубок Хильмару, потом Алисанне. Гостеприимство. Принцесса криво усмехнулась, взяла кубок, но пить не стала, задумчиво побарабанив пальцами по металлу.
- Если говорить совсем откровенно, не так давно я заявила, что если Вы виновны во всех предположениях, которые до меня донесли, то я потребую от Солина Вашу голову на серебряном блюде. В тот момент мне даже было безразлично, что это станет причиной войны. Но это время прошло, Хильмар, - она намеренно обратилась к нему по имени, оставив в стороне безликое и холодное «ярл». – Я уже не чувствую потребности обвинить в своей беде всех, до кого дотянусь. Мне уже не безразличны последствия. Мои горечь и боль ничем никому не помогут – в том числе и мне. Поэтому мне нужна правда. Поэтому я согласилась встретиться с Вами, хотя и не питаю к Вам добрых чувств.
- Хэварт Оддманд был помешенным, - сказала она, чуть помедлив. – Он остался один, оторванный от той жизни, которую вел и тех людей, которых любил. Он не получал вестей о том, где его бывшие соратники и выжили ли они. Ваша династия представлялась ему главным врагом, но и весь остальной мир он не видел своим другом. Он говорил мне о том, как ему повезло, что ему попалась именно я, ведь как только мой отец узнает, что по вине Ловдунгов погибла его дочь – он обязательно развяжет войну. Так он считал. У меня было достаточно времени, чтобы попытаться отделить зерна от плевел. Нет, Хильмар. Я не считаю, что Вы или кто-то другой, собирались в тот день убить именно меня. Но я так же и не считаю, что засада была случайностью. Дичь в лесу гонят по определенной траектории – так, чтобы охотники могли преследовать ее на лошадях. Это непростой процесс, требующий сноровки. И я не думаю, что тот олень, выскочивший перед нами, был случайностью.

+2

7

Хильмар слушал и не перебивал. Перебивать женщину, а тем более столь юную, в ее столь страстном монологе, было бы поистине непростительно. Ему интересно было наблюдать за гаммой эмоций на лице принцессы. Нельзя сказать, что ее слова до него не доходили. Отнюдь. Но выслушать все, о чем он итак знает, но из уст самой любимой дочери Дэйрона было любопытно.
- Нуууу, - она неопределенно скривил губы, - бывало, что я не нравился и за меньшее.  Спасаю я кого-то нечасто. Чаще убиваю. И в свете ваших слов, начинаю думать, что лучше мне продолжать этим заниматься, чтобы обвинения не звучали так… - он подбирал слово на общем, чтобы оно не было слишком грубым, но так и не нашел, и просто щелкнул пальцами в воздухе.
Хильмара вообще не переставала удивлять способность людей связать абсолютно несвязанные между собой факты, приписать им додуманные детали и вынести вердикт в одни ворота. Что он мог противопоставить этому? Доказательства обратного? Или может быть раскаяние в содеянном? Они искренне недоумевал, и просто списывал тираду от принцессы к ее эмоциональной нестабильности. Впрочем, она была совсем недалека от того, чтобы ввергнуть и его в такое же состояние.
- Я уже сообщил принцу Филиппу. Скажу и вам. Между мной и вашей сестрой ничего нет и не было. Скажу вам больше. Ваша сестра – красивая ба… девушка, и я могу только позавидовать Блуа, но не более, - было неприятно оправдываться перед девчонкой, которая корчила из себя сейчас почти королеву, но Ловдунг решил все же это сделать, потому что сам понемногу начал раздражаться этими бесконечными упреками за то, чего не было. Лучше бы он все-таки обесчестил Леонетту, так, по-крайней мере, он испытывал бы чувство удовлетворения за не зря проведенное время.
- Но всем почему-то нужно изобразить эту ситуацию именно так. Может, не стоит верить всему, что болтают злые языки?
Принцессе стало заметно жарче. Может это камин, а может она слишком много себе накручивала, что Хильмар подумал, что было явной ошибкой приезжать сюда. И вовсе не из-за опасности быть схваченным и подвергнутым какому-нибудь выдуманному суду, а из-за бездарно потраченного времени. Рассчитывать, что разговор с нервной и впечатлительной девчонкой будет полезным – вот это было напрасно. А ведь говорили, что принцесса умна.
Принесли вина. Этот жест точно не был ради Хильмара и он это прекрасно понимал, но от кубка не отказался, даже несмотря на недавние угрозы отравления. Сейчас, с дороги, ему и эта кислятина была в радость. Он крупными глотками выпил все содержимое небольшого кубка и поставил уже пустой на поднос, обтирая пыльным рукавом рот и бороду.
Ему снова пришлось выслушивать, как Алисанна отчитывает его за то, что по ее мнению он должен был сделать и не сделал. Поморщился, почесал затылок, вздохнул и поднялся со своего места.
- Вот моя голова, без блюда, конечно, но вы можете ее взять, - сказал он спокойно, но, все же, слегка цедя слова, - думаете, это вернет вам ноги? От жалости к себе вы вряд ли станете счастливой. А от жалости окружающих тем более. Там в лесу, вы должны были умереть от ранения в горло. Возможно, случись оно так, вы сейчас не злились бы так на меня или на Рауда, который да, все еще служит короне.  Но почему же у вас отнялись ноги?
Узнавать сейчас об Асдис или спрашивать принцессу, знает ли, сколько людей умерло тогда в лесу, было бессмысленно.
- Но, похоже, разговора у нас не выходит. Что ж, – он развел руками, - тогда я, пожалуй, пойду.
Он сделал несколько шагов к выходу и остановился на пол пути.
- Кстати, тот жрец, Клинт, кажется, который вытащил вас с того света. Он где сейчас, не знаете? Хочу спросить у него, как погиб Асельв. Мальшика, что должен был помогать ему в вашем исцелении. Знаете, я его знал с самого детства.

Отредактировано Hilmar Lovdung (2018-09-18 15:50:36)

+2

8

Будь Алисанна чуть глупее, она разозлилась бы на Хильмара еще раз. К счастью, глупость ее имела свои пределы, и принцесса отдавала себе отчет в том, как выглядят ее претензии к северянину, если рассматривать их с точки зрения отвлеченной логики. Так, словно она обвиняла его в том, что он, подумать только, посмел спасти ее сестру и тем самым испортить ей репутацию. Она посмеялась бы над этим сама, как собиралась посмеяться еще в Солине, после разговора с Филиппом, а потом с Леонеттой, полностью успокоившим ее подозрения. Но, как оказалось, дело было совсем не в логике. Двор, это скопление бездельников, логике подчиняться не желал. И жужжал, жужжал, жужжал... И принцессы, и принцы, как бы хороши и праведны они не были, были вынуждены постоянно что-то доказывать, объяснять, сдерживаться, не допускать… Хильмар Ловдунг, который так хорошо подходил под поговорку «из грязи в князи» не знал, что он тоже «вынужден». Вероятно, в этом и заключался камень преткновения. И Алисанна была не в силах объяснить ему сейчас, что правда – в которую она охотно верила и умом и сердцем – не имела ни малейшего значения. Леонетта не опорочила себя, Ловдунг не допустил с ней ничего лишнего – пусть так. Но будущая королева Брейвайна уже была осмеяна дворами обоих королевств. Что будет дальше? Алисанна даже собиралась просить отца отменить эту помолвку, но не смогла себя заставить. После такого удара ее старшая сестра могла уже не подняться.
- Может и так, - только и сказала принцесса, чуть поморщившись, когда первая игла боли впилась ей в висок. – «Не верить всему» - звучит отлично.
Ловдунг говорил так, словно лично спас ее от ранения в горло, а она, неблагодарная девчонка, еще смеет предъявлять ему претензии. Вероятно, он забыл, что она тоже там была. И боль в ее сломанных руке и ноги, и пылающее лицо, и страх от прижатого к горлу лезвия – она хорошо  все это помнила. Она помнила и холод стали, рассекающей кожу. Она помнила, что подумала – промахнулся! – потому что совсем не почувствовала боли. Больше о том дне она не помнила ничего. Она пришла в себя следующим вечером. Еще три дня понадобилось целителям, чтобы обнаружить, что несмотря на то, что переломы срастаются, а страшная рана на горле и не думает расходиться, последствия для принцессы оказались ужасны.
- Разве мои ноги имеют прямое отношение к поиску виновных, ярл? – Алисанна сильнее сжала пальцы, державшие кубок. – Хотите сказать, что Вы и Ваши люди всегда выше любых подозрений? Это просто…
Что-то было не так. Принцесса оборвала себя, и поднесла было кубок к губам, чтобы смочить горло, но остановила руку на полпути. Камень в кольце на правой руке, обычно бывший чистым и прозрачным, наполнился тревожным сиреневым туманом.  Не знай Алисанна наверняка, она не обратила бы внимания – игра света и тени, что же еще? Но это было кольцо ее матери. А до того оно принадлежало матери ее матери. С предметами полными магии принцесса обычно не любила иметь дело, но этот она хранила, как память. И знала, для чего он предназначался.
- Сядьте, - голос Алисанны был резче, чем ей хотелось бы. Пальцы задрожали, но она не могла заставить себя потянуться вперед, чтобы поставить  кубок на стол. Словно оцепенела. Страх, вот что это было. – Клэр, подойди. Сядьте, Хильмар. Это важно.
- Ваше Высочество?.. - леди Рочестер знала свою принцессу очень хорошо. И когда она мягким движением освободила кубок из пальцев Алисанны, дрожь в ее теле не укрылась от глаз фрейлины. – Ваше Высочество, что случилось? Вам нехорошо?
- Кто дал тебе вино, Клэр? – тихо спросила Алисанна по-офирски. – Ведь ты не сама это сделала?
- Сделала?.. – в светлых глазах фрейлины постепенно начало проступать понимание. Она уронила кубок. Тот с оглушительным звоном упал на пол, расплескав красное вино по полу.
- Вино отравлено, Хильмар, - так же тихо сказала принцесса уже по-солински. – Вас кто-то хотел отравить. И меня тоже. Вы разбираетесь в ядах? Нужно промыть желудок и… что еще делается в таких случаях?.. Клэр, - она снова взглянула на фрейлину. – Кто дал тебе вино?
- Я отправила слугу на кухню… - пробормотала девушка. – Ваше Высочество, почему Вы так уверены?..
- Уголь, - сама себе сказала Алисанна, не слушая фрейлину. – Демоны побери… Это ведь не мои собственные гвардейцы, верно? Я же могу доверять своим гвардейцам?..
Все слишком запуталось. Принцесса старалась не паниковать, но паника уже ждала ее за ближайшим поворотом.

Отредактировано Alisanne Faithglaive (Сегодня 12:55:56)

+1


Вы здесь » Jus sanguinis » Прошлое » Аb absurdo