Дорогие участники и гости форума! Мы рады приветствовать вас на проекте «Право Крови», посвященном мистике в антураже средневековья.
Сюжет нашего форума повествует о жизни в трех средневековых королевствах, объединенных некогда в военный и политический союз против угрозы с юга. С течением времени узы, связывающие королевства воедино ослабевали, правители все больше уходили в заботу о нуждах собственных государств, забывая о том, что заставило их предшественников объединить страны в одно целое. Но время для заключения новых договоров пришло, короли готовы к подтвердить прежние договоренности. Или это лишь очередная политическая игра за власть, силу и влияние на континенте? Покажет время. А до тех пор, мир коварства, жестокости, меча и магии ждет своих новых героев. Героев, в чьих руках окажется будущее Офира, Солина и Брейвайна.

Вверх Вниз

Jus sanguinis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Jus sanguinis » Сюжетные эпизоды » В горячей голове - угли [27.01]


В горячей голове - угли [27.01]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

В горячей голове - угли

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
27 января 1213 ❖ приграничные земли Бьернерборга ❖ Хильмар & Эйнар
http://sd.uploads.ru/t/glPkW.gifhttp://s5.uploads.ru/t/6vA8i.gif
По пути в Офир Эйнар встречает брата и закономерно интересуется, куда тот держит свой путь. И кажется, Хильмару все-таки придется внести коррективы в свои планы.

0

2

Эйнар покидал столицу, не в силах подавить в себе чувство тревожности. Впрочем, оно его преследовало с конца коронации, усиливаясь в геометрической прогрессии по мере того, как дальнейшие события нелицеприятно разворачивались у него перед глазами. Теперь же ему оставалось лишь с ностальгической грустью вспоминать второй день празднеств, где был только аквавит, симпатичные фрейлины и таинственные незнакомки с соседних стран, в тесном общении с которыми Ловдунг так старался удовлетворить своё... любопытство, конечно, потому что неизведанные дали всегда манили его новыми открытиями. Где-то посреди этого кутежа вспоминалось и лицо Асдис, но Эйнар теперь затруднялся сказать, что оно там делало и чего хотело. Да и какая сейчас разница? Новоявленную офирскую дочь уже не спросишь, и это тоже волновало Ловдунга, хотя он успокаивал себя тем, что еще легко отделался. Потом начинал задумываться: легко ли? и отделался ли вовсе? Дэйрон мог требовать уплатить дорогую виру за покушение на жизнь его младшей дочери и её отнятые ноги. Как бы то ни было, ломать голову над замыслами офирского короля Ловдунг долго себе позволить не мог. У него было свои собственные владения, в которых царящие настроения в преддверии голодной зимы предугадать было не трудно. Дядя утверждал, что Солину нужна крепкая правящая рука и рациональный подход. Что ж, Эйнар слабостью в конечностях не страдал и со своими эмоциями совладать умел, поэтому, раз теперь забота о Солинском королевстве любезно перешла в руки истинного правителя, он готов был действовать, несмотря ни на что.
Преград на его пути оказалось достаточно. Ловдунгу, наверное, стоило быть благодарным Богам, что дали ему несколько дней передышки, даже если это больше походило на затишье перед бурей. А буря не заставила себя ждать... От наказания виновных по делу Бьорна Эйнар до сих пор не отошел. И вряд ли сможет, потому как внутрисемейные раздоры причиняли ему наибольшую боль. Потом случившееся с Асхильд. Ранхильд. При одном воспоминании про проклятую мятежницу, что ускользнула у него из рук, Ловдунга начинало потряхивать, несмотря на всю его сдержанность. Если бы если бы на кону не стояла жизнь его супруги, падшая королева была бы уже мертва, уж в этом он был уверен. Однако, случилось-то, что случилось и Эйнару оставалось надеяться, что он поступил правильно, поддавшись на уговоры жены.

Закончив приготовления и раздав последние распоряжения, король двинулся в путь. Он выезжал многим позже остального отряда, планируя нагнать их в пути, и по тем же причинам отказался от соответствующей его новому статусу чинной повозки, предпочтя свою кобылу Мирзу да подбитый мехом дорожный плащ. Король так же оставил свою свиту в замке, ограничившись лишь охраной. Эйнар желал доехать до офирской границы и получить зерно как можно скорее. Зима уже вступила в свои права, заставляя и того мизерные запасы зерна в северных областях королевства исчезать на глазах. Раз об этом после коронации заговорил даже гордый ярл Агларонда, что одним из последних признал власть Ловдунга, то действовать нужно было быстро. Впрочем, причина спешки была не только в этом. Эйнара попросту боялся, что из-за случившегося Дэйрон мог в любой момент передумать, перекрыв гуманитарную помощь так же, как и закрыл свои границы. Благо, в южных областях Солина еще остались запасы зерна, да и Брейвайн не упустил выгодную возможность подзаработать на бедствиях своего соседа. Видят Боги, Эйнар делал все, что мог, переступая гордость и обращаясь за помощью как к соседям, так и местному духовенству, с которым отношения у него были, мягко говоря, натянутыми. Оставалось лишь надеяться, что стараниями жрецов Бьорна, Солин ждет ранняя оттепель, а с посильной помощью Реджины - плодородный следующий год.

На рассвете Ловдунг в сопровождении двенадцати ульфхеднеров пересек черту Эгдораса. С погодой не заладилось с самого начала. Синее небо Солина затянули тучи и на головы воинов без остановки сыпался мелкий снег. Еще в столице Бальдр заметил, что все вороны, кружа в воздухе, садятся на крыши домов да на вершины деревьев, а это верная примета заморозок. Глава ульфхеднеров оказался прав, и когда они пересекали земли родового герцогства, морозы ударили с новой силой.
- Снегопад становится сильнее, Ваше Величество. Здесь неподалеку есть охотничий дом. - спросил Бьорнсон, вглядываясь в небо. Ловдунг недовольно поморщился. Ждать - последнее, что он хотел бы сейчас делать, но и от блуждания по заснеженному лесу без видимых ориентиров тоже было мало толку, - Не лучше ли переждать непогоду там?
- Надеюсь, он закончится, не успев начаться, - ответил король, приказывая всем остановиться, как только они достигли зимовки, явно видавшей лучшие времена. Сложенная из бревен постройка едва вмещала в себя четырех человек, но зато располагала открытым очагом посередине и, как нельзя кстати, стопкой сухих дров. Вскоре зимовка наполнилась теплом потрескивающего костра.
- Что там с погодой? - нетерпеливо поинтересовался Эйнар, когда пришла очередь Бальдр отогреваться у костра.
- Просвета нет, Ваше Величество.
- Если снегопад не закончится к утру, мы все равно выступим. Я должен догнать отряды у Рейдура.
- Я понимаю, что Вы спешите, но в такую погоду очень легко сбиться с пути и даже самый опытный проводник не сможет ничем помочь. Мы будем молиться Хамару, что бы он разогнал тучи, и боюсь, это единственное, что мы можем сейчас сделать.
Эйнар задумчиво пожевал губами, вставая с лавки. В помещении хоть и было тепло, теперь стало душно, и король вышел из зимовки, уступая своё место замершему гвардейцу. Снег теперь сыпал густыми, крупными хлопьями так сильно, что  деревья дальше двадцати метров терялись в белой пелене. Впрочем, было в этом что-то завораживающее и Ловдунг устремил взгляд вдаль, задумавшись о природе снега. Люди верили, что это Ливид укрывает землю снежной пуховиной, оберегая все живое от зимних холодов. Эйнар считал, что так и есть, ведь всем известно, что зимой медведи засыпают, а зайцы зарываются от холода в снег. Только люди топят очаги, совершенно не приспособленные к выживанию в таких температурах.
От философских размышлений ему отвлекает вдруг появившиеся между деревьев человеческие тени. Ловдунг щурится и подает знак одному из волкоголовых.
- Стой! Кто идет?

+1

3

Последний месяц Хильмар только и делал, что рыскал по округе в поисках мятежников, которые разрозненными шайками разбойничали под столицей. Зимой это осложнялось частой непогодой, но Ловдунг не отступался. Для него это уже стало делом принципа – найти и доставить к королю всех сообщников Хэдмара и его окружение. И Хильмар знал, кого искать. Йормунд Сконе, бывший барон Халланд. Именно он в тот день в лесу победно отсалютовал Хильмару, когда похищал офирскую принцессу. Тогда Ловдунг не поверил своим глазам, потому как был уверен, что Сконе давно у пиру у Херьяна, но оказалось, что вычеркивать это имя из списка живых было рано. С Йормундом у Хильмара были свои давние счеты, поэтому его поимкой он занимался лично, но пока безуспешно. Он довольно близко подобрался к логову Сконе, но снова упустил. После двух недель, проведенных в полевых условиях, в погоне за мятежниками, Хильмар разобравшись с очередной шайкой в западной стороне от Эгдораса,  почти сразу отбыл, чтобы разобраться с еще одним неоконченным делом.  Но продолжая зачищать окрестности от мятежников, его не покидала одна мысль и касалась она случая на королевской охоте. Нужно было поставить точку в этом деле, но не хватало еще определенных составляющих. Тех самых, которые ему не удалось собрать, будучи в Солине. И время показалось Ловдунгу самым подходящим. Он доберется до границы с Офиром, а там попросит встречи с принцессой Алисанной, чтобы уяснить для себя некоторые подробности того дня, а заодно найти бежавшую Асдис, а вместе с ней и того самого чудотворца-жреца, который по пятам ходит за принцессой.
Выбрав в себе в сопровождение трех хирдманов (большой группой передвижение было бы затруднено и вызвало бы подозрения), ярл Блодуга отправился совершать задуманный вояж в гости к западному соседу. На этот раз он обещал себе пересечь границу трезвым. Но далеко не отсутствие крепкого согревающего стало причиной задержки ярла в дороге. Этим препятствием оказалась погода. В концу месяца морозы стали крепчать по всем центральным герцогствам, а бураны разворачивались настолько, что продолжение пути становилось попросту невозможным. Так что путникам везло, если на их пути встречался добрый постоялый двор, способный открыть для них занесенный снегом двери. Но и за любую забытую хижину нужно было благодарить Богов, что не оставили на съедение голодным хищникам.
Еще вчера погода была многообещающей, но ку утру нового дня тучи заволокли небо, посылая на землю легкий, но колкий снег, который к обеду повенчался с холодным ветром и стал нещадно бить в лица путников. Приходилось кутаться в плащи, оставляя лишь щель для глаз, чтобы видеть дорогу. Но вскоре и ее уже было невозможно разглядеть. Вечерние краски сгущались быстрее, чем хотелось бы, а усилившийся ветер затруднял теперь каждый шаг лошадей, делая передвижение практически невыносимым.
Через пару часов стало ясно, что до планируемого постоялого двора им не дойти до темноты.
- Если сейчас свернем на юг, - сквозь завывания крикнул Сигурд, подъезжая ближе к Ловдунгу, - найдем охотничью хижину!
Хильмар придержал поводья, чтобы услышать спутника и кивнул в знак согласия.
- Только придется немного вернуться назад! – прокричал Сигурд, делая небольшое уточнение.
- Лучше так, чем замерзнуть тут! – поддержал Берси.
Идея возвращаться назад и делать ненужный крюк была не очень по душе Хильмару, но он и сам видел, что идти дальше неразумно, можно и лошадей потерять и себя угробить. Проклятая зима!
- Сворачиваем! – отвечает Ловдунг, слыша, как в тон ветру впереди раздается волчий вой.
Когда они подъезжали к зимовке, ветер почти стих, но снег продолжал тяжелым и густым рядом опускаться на землю. Несмотря на белоснежные покровы кругом на тысячи миль, ночь выдалась слишком темной, чтобы издалека заметить густой дым, валивший из трубы охотничьего дома.
- Стой! Кто идет? – раздался требовательный вопрос от двери домика.
Кто бы это ни был, оставалось надеяться, что в такую погоду никто не захочет наживать себе врагов хотя бы до утра.
- Остановлюсь – хрен отмерзнет! – уверенно гаркнул Хильмар, продвигаясь вперед сквозь снегопад, но поднимая руки, чтобы было видно, что он не собирается нападать, - Мы с миром, Ливид благоволит! В такую ночь, только непогода – враг! 

Отредактировано Hilmar Lovdung (2018-09-16 18:26:38)

+2


Вы здесь » Jus sanguinis » Сюжетные эпизоды » В горячей голове - угли [27.01]