Дорогие участники и гости форума! Мы рады приветствовать вас на проекте «Право Крови», посвященном мистике в антураже средневековья.
Сюжет нашего форума повествует о жизни в трех средневековых королевствах, объединенных некогда в военный и политический союз против угрозы с юга. С течением времени узы, связывающие королевства воедино ослабевали, правители все больше уходили в заботу о нуждах собственных государств, забывая о том, что заставило их предшественников объединить страны в одно целое. Но время для заключения новых договоров пришло, короли готовы к подтвердить прежние договоренности. Или это лишь очередная политическая игра за власть, силу и влияние на континенте? Покажет время. А до тех пор, мир коварства, жестокости, меча и магии ждет своих новых героев. Героев, в чьих руках окажется будущее Офира, Солина и Брейвайна.

Вверх Вниз

Jus sanguinis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Jus sanguinis » Сюжетные эпизоды » Бойся мартовских ид [15.03.1213]


Бойся мартовских ид [15.03.1213]

Сообщений 1 страница 30 из 31

1


Бойся мартовских ид
The winner takes it all

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

15 марта 1213 ❖ Замок Блуа, Эсгарот ❖ Филипп Блуа, Арно Фортеньяк, Тристан Лекур, Анри Безье, Гийом Бланкар
https://i.imgur.com/vUz70Sm.gif https://i.imgur.com/9OdKlmY.gifhttps://i.imgur.com/AjxurlT.gif https://i.imgur.com/yKBPDlW.gif

Жребий брошен и ставки сделаны. За надежными стенами королевского замка сегодня случится то, что станет историей - предательства или справедливости? И пусть город спит - завтра он прочтет новую историю, которую напишет победитель


Эпизод ведётся с поддержкой и указаниями гейм-мастера.
«Подонкам – повод»

0

2

Поздравляю, вы собрались здесь, чтобы вершить историю.

Однако для того, чтобы вам это удалось, необходимо хорошенько подготовиться.
Игрокам, которые ведут в этом эпизоде временных персонажей, в первом посте необходимо представиться – под спойлером указать имя, возраст, титул (при наличии) и род деятельности героя. Также необходимо в личном порядке уточнить для гейм-мастера, есть ли дальнейшие планы на использование ведомых вами персонажей или же их возможный исход в данном эпизоде может определять администрация самостоятельно.
Филипп, тебе необходимо будет несколько раз кинуть дайсы на определение стартовых обстоятельств эпизода. Полный список пунктов, с которыми нам необходимо определиться, представлен ниже под спойлером.
Также тебе необходимо указать под спойлером в первом же своем посте все артефакты из твоего арсенала, которые  надеты на тебе или взяты с собой.
Последний пункт, который необходимо осветить в первом круге – численный состав личного отряда принца и войск, которые он ведет с собой.

Стартовые обстоятельства

– осведомленность короля Луи о готовящемся перевороте;
[dice=1936-1936-1936-36]
– лояльность королевской гвардии;
[dice=11616-11616-7744-36]
– лояльность слуг:
[dice=5808-5808-7744-36] 
– лояльность королевского лекаря;
[dice=3872-7744-1936-36] 
– лояльность лиц, ответственность за почту.
[dice=11616-3872-1936-36]

результаты [ссылка]
а что знает король вы узнаете в следующей серии (;

дополнительно: что известно о группе поддержки луи

Интервал 1 7-10  Все какие-то ну совсем не понятные. Вообще не выходит выяснить, что там при этом вашем дворе. Помехи в эфире.
Интервал 2 3-6  Ты примерно представляешь себе половину его сторонников, но это не точно, а ещё о части официально-нейтральных людей не знаешь
Интервал 3 11-14  Тебе известны имена тех практически всех, кто на стороне Луи, но вот незадача, неизвестно – кто из тех, кто стоит за твоей спиной, тоже на его стороне. Кажется, у кого-то в стане есть предатель
Интервал 4 15-18  Всех знаешь поименно, кто есть и что за душой имеют

[dice=5808-1936-9680-36]

Очередность первого круга – свободная для всех, кроме Филиппа, он начинает. На первый круг срок отписи не ограничен, в дальнейшем будут установлены рамки направленные на то, чтобы не затягивать отыгрыш.

devotchka – how it ends

0

3

Канун решающей битвы - это всегда испытание. Стойкости, храбрости, веры. Для каждого - свое собственное, Создатель не любит повторяться. Для каждого - на грани его возможностей, и только от самого человека зависит, сможет ли он на этой грани удержаться. Филипп не знал, чем небесный отец испытывает его, не оставляя другого пути, кроме предательства. Но послушно принимал его волю, как принимал ее всегда. Только сегодня ни исповедь, ни долгая молитва не приносили облегчения. Быть может, потому что ни на том, ни на другом не получалось сосредоточиться. Мысли сами собой возвращались к тому, что предстояло совершить. Мысли летели к стенам Эсгарота, по путанным улицам столицы, к королевскому замку, носившему имя целой династии, которая не должна была глупо прерваться из-за слабости одного из ее сыновей. Мысли плутали по узким замковым коридорам, над стертыми за столетия ступенями, летели на его стены, где завершались последние приготовления, и останавливались у покоев брата. Думать о том, что должно произойти за этим порогом, Филипп не решался. Может быть, этим проваливая дарованное ему испытание.
Молитва закончилась смято. Маршал привычно приложился к подаренному ему еще матерью кресту, который никогда не снимал с шеи, стараясь не думать о том, что мать первая проклянет его, когда узнает о том, что он сделал. Только сжав крест в ладони, вспомнил о том, что теперь рядом со святым символом висит и неприметное кольцо, которое оказалось на том же шнуре совсем недавно. Филипп ничуть не сомневался тогда, вешая кольцо рядом с крестом. Оно, конечно, не было священной реликвией, никогда не принадлежало ни одной из святых, но значило теперь для него ничуть не меньше, чем полученный в Солине меч или браслет, хранивший в себе частицы святых мощей - те вещи, с которыми он не расставался. Герцог поднес кольцо к глазам, стараясь лучше разглядеть в закатном свете, заливающем все вокруг своей кровью, но не увидел ничего, кроме старого тусклого серебра и небольшой жемчужины. Улыбнулся вспоминая ту ночь, когда получил подарок, и все, что было тогда сказано. Стоило закрыть глаза, тепло тающих солнечных лучей становились теплом ее руки, а весенний ветер - ее дыханием. Асдис верила в него не меньше, чем он сам верил в себя. И в то, что он поступает правильно - намного больше, чем в это верил он сам.
Ждать всегда было сложно. Сложнее, чем отступать, сложнее, чем проигрывать. Сейчас же приходилось бездействовать, провожая взглядом скатившееся за горизонт светило и встречая сумерки. Начиная с той минуты, когда на небе зажглась первая звезда, Филипп не сводил взгляда с замковых башен, пока на них один за другим не зажглись четыре едва заметных синих огня, о которых еще через пять минут, с трудом переводя дыхание от быстрого бега, доложит один из его личного отряда. Знак подан, можно выступать.
Маршал кивнул, развернулся и, по привычке чеканя шаг, пошел через разбитый на ночь лагерь. На вооруженные отряды, которые маршировали к столице с севера, никто не обращал особого внимания. Кампания на юге давала немалые возможности, в том числе и скрыть перемещение нескольких тысяч вооруженных воинов даже от самых любопытных глаз и умов. Остановились на холме, почти у самых стен столицы, не вызывая удивления или страха - здесь же останавливались полки, следующие из центральных герцогств и с востока. Вот только последний переход для отрядов Филиппа должен был стать короче, чем для других. К утру так или иначе все разрешится, но для тех, кто собрался на импровизированный совет, все решалось здесь и сейчас. Маршал обвел взглядом полтора десятка собравшихся. Небольшой отряд, которому сегодня он собирался доверить свою жизнь и от которых зависело будущее всего королевства.
- Огни на башнях, - кратко сообщил он, зная, что будет понят. - Коридоры замка свободны. Никто не выйдет сегодня из своих покоев.
В этом Филипп не сомневался, как не сомневался в верных ему гвардейцах и слугах. Некоторым лучше не знать, что происходит за дверью его безопасных покоев. Сначала Филипп хотел запереть их только для тех придворных, кто поддерживал брата открыто, но, попытавшись разобраться в масках и хитросплетениях дворцовых интриг, очень скоро махнул рукой и принял радикальное решение. Эсгаротский замок сегодня будет мирно спать, чтобы завтра встретить рассвет в новом и лучшем Брейвайне.
- Если все остальное в порядке, самое время выступать. Единый с нами.

+6

4

[NIC]Tristan Lecour[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/hMTse.jpg[/AVA] [SGN]Fais ce que dois, advienne, que pourra[/SGN]

О персонаже

Тристан Лекур, 32 года.
Рыцарь, третий сын графа Бри. Капитан личной гвардии принца Филиппа. Серьезный, набожный человек. Несколько тяжел на подъем, скуп в выражении эмоций, но не сворачивает с пути к цели, если уже наметил ее.
Судьба персонажа по итогам эпизода – на усмотрении гейм-мастера.

Выспаться накануне Тристану не удалось, но вовсе не потому, что он был занят. Сон просто не шел, прогоняемым сонмами тревог, которые, казалось, метались над его головой, как стая хищных птиц, только и ждущих, когда он даст слабину. Тристан лежал с открытыми глазами и думал… о разном. Время сомнений давно прошло, но груз еще не случившегося давил на грудь тяжелым камнем. Поэтому на заре Лекур потревожил брата Гийома просьбой об исповеди, после которой гнетущее чувство, что преследовало Тристана несколько дней, наконец, рассеялось, и он нашел в себе силы встретить новый день открыто и прямо, как всегда встречал и радость, и невзгоды.
День он провел на городских стенах, наблюдая и раздавая поручения. Сюда, к стенам, стекались все сплетни Эсгарота. Большей частью совершенно бесполезные, но человек, который достаточно долгое время изображает покрывшийся мхом валун, может услышать достаточно много. А так же сделать выводы и предпринять ответные действия. Может быть, Тристан не сделал за этот день слишком много, зато он точно был уверен, что ненужные новости не покинуть Эсгарот. Голубятни были заперты, их входы охранялись, а над башнями кружили соколы. Самые меткие стелки получали по одной серебряной монете за каждого убитого голубя.
Ожидание не было в тягость Тристану и общая нервозность его не задевала. Он вернулся в лагерь к закату, неспеша помолился, затем поужинал. Обошел лагерь, проверил посты, которые не было никакой нужды проверять. Затем присел на чурбак у палатки принца Филиппа и принялся точить меч. Старый меч, которым воевал еще Федерик Лекур, дед Тристана, и без того был в надлежащем состоянии, но уход за оружием расслаблял и настраивал на благодушный лад. Кто-то сказал бы, что и расслабленность, и благодушие в текущей ситуации были лишними, но Лекур всегда предпочитал свои суждения суждениям всех прочих.
Он поднялся на ноги, лишь когда в палатку вошел Его Высочество, уже выслушавшей донесение гонца. Тристан встал у входа, являя собой образец того спокойного фатализма, который часто приходится видеть у людей, обличенных духовным саном, но не проведших большую часть жизни с мечом в руке.
- На все воля Его, - сказал Лекур, когда принц отдал приказ выступать. – Ненужные вести не покинут город до утра. Я отдам приказ седлать лошадей.

Отредактировано Alisanne Faithglaive (2018-09-16 12:39:35)

+6

5

Если бы было возможно проспать всю ночь крепким здоровым сном, свойственным человеку его возраста, Арно бы без сомнений предпочел именно это. Но, к его глубокому разочарованию, его судьбой было присутствие на совете, о котором он бы предпочел не знать вообще. Как и обо всем, что было запланировано Филиппом. Возможно, даже было найти человека хуже, чем герцог Арманьяк, подходящего на роль бунтовщика. И более всего наглядно это было по подрагивающим у виска пальцам Фортеньяка, выдававшим его лучшее всяких слов.
Ни за что на свете, Арно не впутался бы в подобную авантюру, способную лишить его не только герцогства, но и иных благ, дарованных ему самим Создателем, в милости которого он не сомневался ни секунды. Так и сейчас он все пытался разгадать в мимолетно приходящих ему на ум мыслях замысел Великого Творца. Суждено ли Филиппу стать великим королем или же все это лишь  дань его тщеславию, Арно по-прежнему не понимал, стараясь на думать об этом совсем. И все же невольно герцог думал не только о собственной выгоде или о том, что ожидает его в том случае если Первый Маршал одержит победу, но и, как ни странно, о судьбе всего Брейвайна. Впрочем, не слишком долго, чтобы и в самом деле озаботиться правильностью своего решения.
Он все еще периодически  вспоминал о том, что до последнего не собирался вляпываться в подобную историю, держась на поразительном, почти удивительном для его положения, расстоянии от всевозможных пересуд и заговоров. Глядя на Филиппа он порой пытался представить его королем, но быстро оставлял это дело, приходя к банальной мысли о том, что  это ему совершенно не интересно. Единственным, что интересовало его на самом деле, было благополучие Арманьяка и непосредственно его самого. И, возможно, его семьи, что было, как никак, связано с последним пунктом.
Больше всего Арно хотел бы сейчас напиться – он все еще нервно поглядывал на возвышающуюся исключительно для красоты бутылку коньяка в середине стола. Фортеньяк нервно приложил пальцы к губам, судорожно представляя все более и более фантастичные исходы предстоящих обстоятельств, и нужно было признать, что все они выглядел не слишком радужно.
Арно еще никогда так не мечтал напиться, как сегодня, и только услышав из уст Тристана речи о Создателе и его воле он вяло закатил глаза, думая о том, что Единому не было никакого дела до планов Филиппа и его сподвижников. Каждое слово, произнесенное любым из присутствующих, казалось ему лицемерным, и каждое обращение к Единому было лишь только попыткой оправдать собственные амбиции. Это не было чуждо и ему самому, однако сейчас в каждом звуке ему чудилась фальшь. Подавляя удушливые нотки истерики, подступающие к горлу, достойные какой-нибудь фрейлины, герцог нервно барабанил пальцами по столешнице.
— В полночь городские ворота будут открыты, — Арно еще долго будет припоминать Филиппу то, с каким трудом  ему удалось найти достаточно сговорчивых выходцев Арманьяка, готовых закрыть глаза на открытые в неурочный час городские ворота, чтобы их отряд смог войти в город,— Все, что нам нужно это избежать встречи с людьми короля. Город патрулируют в том числе мои люди, так что не оплошайте — я не хочу расстаться со своей головой.
Арно поднялся со своего места и принялся нервно измерять шагами шатёр.
— Насколько ты уверен в слугах? — герцог остановился за спиной того, на кого поставил все. [AVA]http://sh.uploads.ru/zD9Qx.gif[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Aveline Fortengnac (2018-08-27 11:58:52)

+7

6

[NIC]Guillaume Blanckart[/NIC]
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/JVjKZ.jpg[/AVA]

Гийом Бланкар

Отец Гийом, в миру Гийом Бланкар 33 года. Младший сын зажиточного винодела из Коньяна. Капеллан южных армий, личный исповедник Его Высочества принца Филиппа. В прошлом сержант одного из южных батальонов. С детства всей душой тянулся к свету Единого, желая изучать слово Его и служить ему. Однако принадлежит к тому счастливому меньшинству людей, чья неизбывная тяга к всеразличным небезопасным авантюрам во благо Единого и Брейвайна, может считаться едва ли не смертным грехом.
Является рукополеженным священнослужителем, несмотря на молодость пользуется немалым авторитетом в армии, автор нескольких религиозных трудов, в которых некоторые могли бы усмотреть покушение на ересь. Является апологетом идей того, что что бы верить необходимо мыслить. Слепая вера не может являться истинной и угодной Единому.
Судьбу свою вверяет в руки Создателя.

Где-то вдалеке глухо ударил колокол.Часовня сен-Катрин-де-Шан, ближайшая к городской стене. Все, что отделяло их лагерь от Эсгарота. Отец Гийом машинально осенил себя знаком Единого, подумав о том, что не служил вечернюю последние три дня. Не до того было. За то принимал исповеди. Множество исповедей. Казалось, больше, чем за всю жизнь до этого. Покаяние - путь к Создателю. И многие искали его уже сейчас не зная, что принесет день завтрашний. Гийом же знал это наверняка. И был уверен так, как вероятно никто иной. Даже его Его Высочество. Это была его обязанность и его долг, отринуть любые сомнения. Так и только так мог он наставлять пришедших к нему, быть может не за ответами, которых у него не было, но за успокоением.
В последние недели Гийом много времени проводил в Эсгароте. Он завел дружбу с приходским кюре из небольшой церквушки близь замка Блуа, прихожанами которой было большинство дворцовой прислуги. Кюре был человеком давно не молодым, однако отличался удивительной для столицы широтой мысли и смелостью взглядов. Почитание и уважение, которым он пользовался среди прихожан едва ли можно было заслужить одними лишь проповедями да воскресной службой. Быть может отец Гийом, в миру Гийом Бланкар, взял еще один грех на душу, пользуясь нездоровьем старика для того, что бы занять его место за кафедрой. Однако, капеллан был уверен, что отец Сугерий отлично понимает, о чем говорит Гийом во время своих проповедей. А меж тем крамолы в них никакой не было. Как не было и посягательства на ересь или, упаси Единый, измену. Капеллан предпочитал яркими мазками обрисовывать для прихожан положение дел в столице, в королевстве и у соседей, не докучая нравоучениями и громкими словесами о спасении души. Не заговаривал он и о набивших оскоминах добродетелях, покаянии и праведной жизни. И даже, о чудо, не вопрошал на прощание, когда рабы Единого в последний раз исповедовались… Но каждый раз после подобных проповедей, все больше напоминавших беседы, у покидавших церковь прихожан оставался осадок невольного сострадания вкупе с легким отвращением, по отношению к действующему королю. 
Отец Гийом надеялся, что посеял достаточно семян для того, что бы они дали обильные всходы уже этой ночью. Впрочем, капеллан уже не раз и не два слышал собственные слова произнесенные устами прихожан и тех, кто в старую церковь не заглядывал, но так же служил в замке. Когда прийдет час, они не подведут. Гийом верил в это так же истово, как верил в Единого и то, что совершаемый ими грех - единственный путь для Брейвайна. Порой приходится совершать зло во имя высшей цели. Виноградари так же отсекают пораженную тлей лозу, дабы спасти весь урожай, а лекарь во спасение жизни, порой, вынуждены причинять боль и страдания, даже увечить… Но кто назовет их грешниками? Быть может не служи Гийом Бланкар прежде в армии, не сражайся он с амидцами и не видь он последствий их рейдов на южные границы, все было бы иначе. Но он видел слишком многое, что бы эгоистично посвятить себя лишь служению Создателю.
Сейчас сидя в шатре, где собрался ближний круг, отец Гийом был облачен в мирское платье, а рядом с ним в видавших виды ножнах, прислоненным к стене стоял меч. На поясе же висел кинжал. На удивленный взгляд одного из гвардейцев, капеллан лишь фыркнул.
- Что, рукоположенным священником не пристало носить штаны, а не сутану?
Гийом наблюдал за собравшимися, видя решимость, страх, сомнения, уверенность, смятение и надежду в глазах присутствующих. Но каждый из них знал зачем он здесь. Кроме, пожалуй, одного.
Капеллан встал со своего места и без лишних слов открыл, стоящую по середине стола бутылку, наполнил стакан, передав его герцогу Арманьяку.
- Полностью уверенными мы можем быть лишь в Едином. Но большинство слуг на нашей стороне. Иные же едва ли отважатся рисковать жизнью. - впрочем, никогда нельзя было исключать неожиданностей. И среди слуг могли найтись отчаянные головы. Утешало лишь, что это были лишь одиночки.- Ворота замка будут открыты до поры.

Отредактировано Daeron I Faithglaive (2018-08-28 02:10:05)

+5

7

Четыре огня на четырех башнях замка, уверенные доклады соратников и план, который до сих пор не дал ни единого сбоя. Филипп был уверен. В старых слугах, знавших его кто с детства, кто с юности, таких, как его кормилица, которая теперь состояла няней при принцессе Каролине и должна была при поддержке гвардейцев проследить, чтобы принцесса всю ночь оставалась в своих покоях и безмятежно спала. Был уверен в гвардии, которая присягала на верность не Луи, но короне, и желала увидеть ее наконец над достойным сыном старого короля. Уверен и в том, что ни одна птица с тревожными новостями не покинет стены столицы, и, если это будет необходимо, ни один горожанин тоже. Был уверен в каждом, кто собрался здесь сегодня, даже в тех, кого любой здравомыслящий человек не советовал бы оставлять за своей спиной. Был уверен в Создателе и в себе самом, о чем, конечно, не стал упоминать, отвечая на вопрос Арно. И все же, несмотря на эту уверенность что-то не давало покоя. Чувство, что не хотело отступать даже под напором аргумента о том, что все, что вершится сегодня, будет сделано во благо Брейвайна. Но для того, чтобы победить в этом бою, его надо было начать.
Вести военные советы долго и обстоятельно, с пространными речами и перекраивая планы раз за разом, чтобы наконец получить идеальный в каждой детали, пожалуй, не умел никто из них, но сегодня в этом не было необходимости. Все, что должно было быть сказано, было сказано раньше, молитвы вознесены, и все те, кто должен был идти сегодня к замку - давно уже решились. К воротам Эсгарота их небольшой отряд подошел к полуночи. Ворота действительно были открыты, и никто не помешал войти на узкие улицы спящего города. Закрытые ставни городских домов, тьма, нарушаемая лишь лунным светом, и тишина, которую разбивал глухой цокот копыт по мостовой. Еще там, ниже, недалеко от городских стен они встретили патруль. Который прошел мимо так, как будто пятнадцать всадников, спешащих навстречу, были не более чем пронизывающим порывом мартовского ветра. На мгновение показалось, будто именно им они и были: призраки, как обитатели проклятого солинского леса, до Великого суда прикованные к миру, давно покинувшие бренные тела, но все еще не догадывающиеся о своей судьбе. Маршал отмахнулся от глупой мысли и укорил себя за чересчур разыгравшееся воображение: им просто попались люди Арно, который сейчас с видом, не выражающим ничего, кроме крайней сосредоточенности, пришпорил коня, отставая лишь на несколько шагов. Филипп не стал оборачиваться. Никто не должен оглядываться назад, когда цель так близка.

в замке

[dice=9680-3872-3872-36]

Отредактировано Philippe Blois (2018-09-05 12:21:55)

+6

8

В последние дни городской патруль начал появляться на улицах Эсгарота гораздо чаще, чем обычно. Впрочем, это мало кого смущало – когда все только и говорят о войне, трудно удивляться подобным мелочам. Вот и несколько дней назад, когда подле столицы остановилось очередное войско, направляющееся в Эль-Амид, количество стражников снова увеличили. Работа была не пыльной, платили за нее хорошо, а потому ни повода жаловаться, ни повода отлынивать у стражников не было. Более того, часто происходило так, что за всю ночь единственные, кого патруль встречал на улицах были распутные девки да пьянчуги, которых ворчливые женушки не торопились пускать домой даже глубокой ночью.
Сегодняшний день для капитана городской стражи Эжена Шартье мог бы ничем не отличаться от всех прочих, и он был почти уверен, что так и будет, однако его планам расправиться с делами и поскорее оказаться дома сбыться было не суждено, потому как не заметить пятнадцать всадников, словно тени скользивших по мостовой, и не услышать цокота конских копыт было уж слишком нелегко.

– Стой, кто идёт? – капитан сделал своему отряду знак остановиться и выехал вперед, факелом освещая пространство впереди себя.


Перед вами – капитан городской стражи и полноценный конный отряд патрульных, состоящий из 9 хорошо вооруженных человек и капитана. Ваша задача – определиться, как вы будете действовать далее и какую тактику выберете. Необходимость в дайсах будет определена в зависимости от текста игровых постов участников.

Бонусы
+2 на защиту базово для всех членов отряда
Филипп: +3 к атаке, защита от темной магии и иллюзий


[AVA]https://78.media.tumblr.com/6eaf62c2d2bddf4ae0ce12cb3d6e621b/tumblr_inline_o8d6lf6eir1tae3h3_250.gif[/AVA]

+3

9

[NIC]Tristan Lecour[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/hMTse.jpg[/AVA] [SGN]Fais ce que dois, advienne, que pourra[/SGN]
Сомнения подтачивают разум, и пусть не сомневаться в том, что они собирались сделать сегодня, казалось невозможным, Тристан не сомневался. Все сложное и противоречивое он оставил еще на исходе предыдущей ночи, чтобы, если Создателю будет угодно сохранить ему жизнь, вернуться к нему завтра. Когда есть дорога по ней нужно просто идти. Замок Блуа ждал их.
Отряд двигался ровно и молча. Служи Лекур в городской страже, он заподозрил бы неладное. Молчание для столь большой группы людей казалось неестественным. Но Эсгарот был все еще погружен в траур, и даже цокот копыт по мостовой показался бы человеку впечатлительному одним из траурных гимнов, что сейчас слагали все менестрели без исключения. Есть в этом нечто правильное, подумал Тристан отвлеченно. В том, что все произойдет сейчас. На пороге больших перемен. На пороге с дверью, которая была уже закрыта. Королеву Маргариту и любили, и ненавидели, но сложно было не признать, что ее смерть подвела невидимую черту. Закончила целую эпоху. Лекур бросил взгляд на принца Филиппа, выглядящего так спокойно, как может выглядеть только человек, который уже все для себя решил. Все верно. Прошлое остается в прошлом, будущее же может вовсе не наступить. Есть ли смысл в волнении, если шаг назад сделать уже невозможно?
Патруль, который все же решил остановить молчаливый отряд, засомневавшись в благонадежности его состава, встретился им не сразу. Они успели проделать большую часть пути до замка. Лекур тронул бока коня пятками, пуская того вперед и коротко поднял руку, молчаливо прося права говорить первым.
- Герцог Коньян со свитой прибыл по зову Его Величества. Удачно, что мы встретили Вас… - Тристан вгляделся в стражника. В свете факела блеснули знаки отличия, - капитан. Прикажите своим людям нас сопроводить.

...

[dice=3872-3872-1936-36]

Отредактировано Alisanne Faithglaive (2018-09-06 08:08:54)

+6

10

Вышедшего вперед всадника Эжен не знал, а к незнакомым воруженным людям жизнь приучила его относиться настороженно, в особенности к тем, кто пытается отдавать ему распоряжения, не имея на это никакого права. Капитан заметно напрягся, несколько стражников двинулись вперед, чтобы занять место рядом с ним.
– Его Величество предупреждает обо всех делегациях, приглашенных во дворец. Всех прочих приказано задерживать.
Принца Филиппа и некоторых придворных Шартье знал в лицо, но сейчас все происходящее куда больше походило на фарс. Разве пустили бы принц и его свита вперед кого-то малоизвестного, зная, что быстрее пропустят их самих?


Эжен Тристана не знает, а Филиппа, находясь поодаль, не видит. Кроме того, у него есть приказ короля задерживать все вооруженные отряды, вызывающие хоть малейшие подозрения. Обо всех делегациях, прибывавших в столицу в последние дни страже докладывали заранее, о вашей – нет.
Ваши дальнейшие действия?

[AVA]https://78.media.tumblr.com/6eaf62c2d2bddf4ae0ce12cb3d6e621b/tumblr_inline_o8d6lf6eir1tae3h3_250.gif[/AVA]

+2

11

— Эжен, — Арно дернул поводья, направляя лошадь в круг света, чтобы Шартье видел его лицо, кивнув капитану стражи,— Первый маршал — почтительно указал рукой на Филиппа,— Со срочным донесением с южной границы
Фортеньяк улыбнулся знакомому, будто извиняясь, что пришлось того побеспокоить в столь поздний час. Он, пожалуй ни разу в жизни не смотрел на капитана городской стражи столь внимательно пытаясь определить для себя, почему тот сейчас находился по другою сторону. Арно всегда с удивлением думал о том, что заставляет Шартье столь горячо выполнять приказы короля. Должно быть дело в том, что всей своей карьерой был обязан благосклонности Луи к обыкновенному какому-то по счету баронскому сыну. Даже Арно запомнил его лишь потому что капитан был рыжим, а уж что заставило Луи обратить свое внимание на Эжена герцог ни имел ни малейшего понятия.
Арно издал смешок, больше похожий на предсмертный хрип чайки, и подумал о том, что было бы сейчас забавно ответить, что все они дружно идут свергать короля. Во всяком случае все присутствующие точно бы поверили, что на границе действительно произошло нечто страшное, раз герцог Арманьяк сказанул такую чепуху. Но с той же вероятностью, Шартье со всей свойственной ему серьезности мог бы и поверить в эту казалось бы шутку, поэтому герцог все же разумно удержался, постаравшись прикрыть нервный смешок кашлем.
— Судя по всему, Его Величество действительно обеспокоен безопасностью в столице, и в таком случае, мы не можем позволить себе столь эгоистично злоупотреблять вашим вниманием, Эжен, и доберёмся до дворца самостоятельно
[AVA]http://sh.uploads.ru/zD9Qx.gif[/AVA][SGN][/SGN][NIC]Arnaud Fortengnac[/NIC]

....

[dice=5808-7744-3872-36]  [dice=1936-9680-5808-36]

Отредактировано Aveline Fortengnac (2018-09-05 15:12:05)

+6

12

Все это было странно, но Арно Фортеньяк выглядел достаточно уверенным в том, что говорит, а упоминание о срочном донесении с границы, где готовились боевые действия, и вовсе заставило Эжена хорошенько задуматься. Если он сейчас не пропустит маршала и они с королем не успеют обсудить что-то действительно важное, то не сносить ему головы, однозначно. А если это ложь? Шартье не разбирался в хитросплетениях политики, и от того плохо представлял себе, зачем Филиппу Блуа заявляться в столицу с немалым отрядом вооруженной охраны, когда как здесь, в Эсгароте, точно никто не мог покуситься на его жизнь, но разве мог он, в самом деле, представлять угрозу.

Командир стражи пожал плечами и еще раз смерил взглядом говорящих.
– Донесение с границы? – повторил он и кивнул сам себе. – Хорошо. Только герцог оставит свою охрану здесь, а о вашей безопасности, господа, позаботятся мои люди.
Шартье изобразил поклон и чуть отъехал с дороги, всем своим видом демонстрируя, что обсуждать больше ничего не намерен.


Вы можете ехать дальше под охраной стражников, сократив отряд на две трети, можете попытаться прорваться силой или оспорить решение Шартье. Выбирайте.

[AVA]https://78.media.tumblr.com/6eaf62c2d2bddf4ae0ce12cb3d6e621b/tumblr_inline_o8d6lf6eir1tae3h3_250.gif[/AVA]

+2

13

[NIC]Guillaume Blanckart[/NIC]
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/JVjKZ.jpg[/AVA]
Они покинули лагерь в час темный и тихий, когда добрым жителям столицы, утомленным дневными заботами и тревогами, коих прибавила война на юге, давно полагалось отдыхать от трудов праведных, пребывая в объятьях сна. Улицы были пусты. Лишь однажды им встретился патруль, но свет фонарей стражи мельком высветил лицо шедшего в авангарде Тристана и поспешно, словно смутившись метнулся прочь, уронив пятно света на влажные от ночной сырости камни.
Всю дорогу от лагеря брат Гийом молился. Прося Создателя не о заступничестве для их отряда, не о прощении или милости. Он молился о тех, кто встретится им на пути, о тех, кто заступит им дорогу. Просил за тех, кто повинен лишь в том, что верен клятвам и долгу. Пусть слепо и упрямо. Но разве не обещал Создатель осветить путь каждому? Настанет рассвет. Прийдет новый день и уже завтра Брейвайн проснется иным. Главное, пережит эту ночь. Всем. Пережить, что бы увидеть и понять. Слишком просто за Брейвайн умереть. Куда труднее ради него жить.
Эжен Шартье, капитан городской стражи был знаком брату Гийому. Как и многие из его отряда. Капитан слыл человеком чести, был известен своей прямотой и неуклонностью в исполнении приказов, понимаемых им однозначно и исключающих любую трактовку. Капеллан прикрыл глаза, на несколько секунд вновь взывая к Единому. И тут же коря себя за это. Создатель был сегодня с ними. Сегодня, как и всегда. С каждым из них. И от того грешно было сомневаться в том, что Его Высочество поступит верно.
Гийом откинул капюшон, открывая лицо, заставил коня пройти несколько шагов, выходя в круг света. Его узнали.
Впрочем, куда важней было иное. Та мудрость, что проявил пока еще принц. Подобными решениями лишь подтверждая, что каждый из них сделал единственно верный выбор. Их осталось всего пятеро. Стражники Шартье сопровождали небольшой отряд, держась однако, на некотором расстоянии дабы эскорт не показался кому-то из них конвоем. Теперь они двигались куда быстрей. Следовало поблагодарить капитана за избавление от необходимости избегать встреч с патрулями городской стражи.
Замок Блуа встретил их необычной тишиной и погасшими огнями ослепших на одну ночь окон. Обычно похожий на великана с тысячей глаз, сказки о которых любили рассказывать в султанате, сегодня он настороженно смотрел на них редкими пульсирующими зрачками одиноких окон и бойниц.
- Благодарю господа, дальше мы сами. - брат Гийом обернулся к стражникам. - Да хранит вас Единый и да пребудете вы в милости Его. 
Внутри их должны были ждать. Пусть большая часть отряда осталась на попечении Шартье, решающего значения это не имело. Гвардия точно знала на кого должно лечь бремя короны в это непростое время. Ворота распахнулись перед ними, а четверка гвардейцев приняла на караул, не выказывая ни малейшего удивления появлению незваных гостей. Отряд въехал во внутренний двор замка. Брату Гийому пришлось приложить некоторое усилие, что бы прогнать малодушные мысли о наводнении, столь противоестественно тихо и на первый взгляд пусто было здесь.

...

[dice=3872-7744-9680-36]

Отредактировано Daeron I Faithglaive (2018-09-05 21:47:15)

+5

14

Вы успешно добрались до замка.
В замке вас встречают рыцари королевской гвардии с докладом, что на текущий момент все складывается согласно плану. Капитан гвардии абсолютно уверен, что все обитатели замка, включая короля Луи, сегодня закрыты в своих покоях.
Однако это не совсем так.

Вас ждали. Ждали не сегодня и, пожалуй, не до окончания ключевых битв на южной границе. Луи надеялся, что весть о готовящемся перевороте окажется простой уткой, однако не мог позволить себе не готовиться. Именно поэтому сегодня подготовленные слуги из числа новых в замке, смогли открыть его покои. Однако король не пользовался коридорами. В свой кабинет он попал через один из тайных ходов. Однако об этом вам пока неизвестно – вы идете в жилую часть замка. Буквально за пару поворотов до нужной комнаты вы встречаете старого слугу, который явно хочет вас о чем-то предупредить, но сделать этого ему не удается – он валится на пол, пронзенный одним точно пущенным арбалетным болтом. За вашими спинами –  пятеро человек из личной гвардии Ферона Блуа, которых также выпустили слуги. Самого маршала среди них нет.

Механика

Каждый достигший цели удар снимает 1/2 жизни НПС-соперника и 1/4 вашей. На начало каждому человеку из вашей группы соответствует один гвардеец. Кидаете по одному разу за круг, бонусы на защиту минусуются из результатов НПС-гвардейцев. Любое превышение одного из соперников над другим – достигший цели удар. Тот, кто справится со своим соперником быстрее, может присоединиться к кому-то другому.
Пример здесь

Результаты на первый круг

Командир отряда – 7-2=5 (потерял 1/2 здоровья)
[dice=7744-1936-3872-36]
Филипп – 9+3=12


Гвардеец №1 – 9-2=7 (потерял 1/2 здоровья)
[dice=5808-5808-5808-36]
Арно – 9


Гвардеец №2 – 14-2=12
[dice=9680-9680-7744-36]
Анри – 9 (потерял 1/4 здоровья)


Гвардеец №3  – 14-2=12
[dice=11616-3872-11616-36]
Гийом – 11 (потерял 1/4 здоровья)


Гвардеец №4 – 14-2=12
[dice=9680-7744-9680-36]
Тристан – 5 (потерял 1/4 здоровья)

+2

15

Да, Луи ждал. Может быть, не его, может, наконец, поверил в предательство Легаре, может, готовился к ордам амидцев, которые, прорвав оборону, хлынут на благословенные земли Западного королевства. А может, и в самом деле не просто догадывался - знал о том, что готовит ему брат. Кто-то донес, кто-то предал -  всегда ведь находится тот, кто предаст ради своей выгоды. Не из тех, кто сопровождал Филиппа сейчас - в ближайших соратниках, даже в Анри Безье, который, кажется, все еще не готов был простить ему убийство своего дяди, маршал был уверен. Впрочем, и среди остальных искать врагов не собирался, хотя бы сейчас. Сейчас он испытал лишь облегчение, узнав, что брат ждет.
Но ждал не только король. Ворота замка открылись перед их отрядом, как и было обещано, и городская стража вернулась к исполнению своих прямых обязанностей. Паскаль Берджерон, капитан королевской гвардии, которого Филипп помнил еще на службе у отца, докладывал по-военному кратко и сдержанно. Его Величество не покинет покоев, пока он, Бердженон, не получит на это однозначный приказ. Принцессы также находятся под надежной охраной. Городская стража и в самом деле в последнее время проявляет чрезмерную бдительность, но это объясняется лишь тем, что недавно назначенный на свою должность Шартье из кожи вон лезет, чтобы оправдать высокое доверие. Паскаль не видел поводов предполагать, что сегодня что-то может помешать их планам, но все же уточнил, должны ли гвардейцы сопровождать его высочество до королевских покоев. Филипп долго не думал. Дорогу до крыла, в котором жил брат, он знал даже слишком хорошо.
Они шли почти налегке, оставив арбалеты и щиты, и даже мечи не вынимая из ножен. Они шли в стенах своего дома, который не мог повернуться против них. Они шли по пустым коридорам, и шаги их звучали, как биение сердца старого замка.
Филипп сам не замечал, как с каждым новым поворотом ускоряет шаг. Скорее, вперед, покончить со всем этим быстро и окончательно. Окликнули из-за угла. Жак, камердинер старого короля, которого новый отправил прислуживать кому-то из своих секретарей. Слуга был уже очень немолод, и  даже семеня изо всех сил, не успевал за поступью отряда. Остановились, дождались. Жак говорил торопливо и негромко, и потерянные к старости зубы делали его речь едва понятной. Филипп нахмурился, надеясь, что ослышался.
- В кабинете? Что с гвардейцами, охранявшими его покои?
Старик опять начал бормотать что-то, но неожиданный удар вдруг отбросил его в стену, по которой тут же заструилась кровь.
Пятеро солдат, одетых в цвета Шато-Розе. Личная гвардия дяди, который очень скоро мог бы стать третьим в очереди наследования. Который наконец раскрыл свою ставку. Предатель Ферон отправил армии севера в Колиньяр, оставшись при Луи - этого следовало бы ожидать. Дядя никогда не искал воинской славы, желая лишь пользоваться привилегиями ближайшего советника короля и править - если не сидя на троне, то стоя за ним.
- Живых не оставлять, - негромко скомандовал маршал, обнажая меч. Позже, наверно, он решит, что стоило крикнуть "За великий Брейвайн!", или выбрать что-то еще из репертуара своего оруженосца. Но не сейчас. Обозначив себе в противники командира отряда, который успел отбросить арбалет, Филипп сделал ему навстречу несколько шагов и, поймав клинком его первый удар, провел атаку. Лезвие рассекло воздух, теплая рукоять привычно пульсировала в ладони и как будто вела ее за собой. Гвардеец Ферона не зря ел свой хлеб, движения его были собраны и точны. Им хватало скорости, но не хватало силы. Отразив серию ударов, последний он перехватил на гардоюу своего меча, и в этом ошибся. Не желая сдавать позицию, Филипп усилил напор и продавил его блок. Клинок победно бестнул в свете факета  рассек противнику левое плечо наискось, как будто желая немедленно добраться до его сердца.

в следующий круг

[dice=5808-11616-1936-36] 

+5

16

[NIC]Tristan Lecour[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/hMTse.jpg[/AVA] [SGN]Fais ce que dois, advienne, que pourra[/SGN]Необходимость оставить две трети отряда в угоду паранойе какого-то стражника, задела гордость Тристана, вызывав досаду, менее уравновешенного человека заставившую бы схватиться за меч. Лекур не схватился. Отчасти, потому что действительно был сдержан, отчасти потому, что слишком хорошо понимал, что паранойя – как стражника, так и короля – полностью оправдана.
Древние камни замка Блуа встретили их тишиной. Замок словно вымер, и даже бодро докладывающий Берджерон не оживил общего минорного настроя. В его речи уверенность мешалась с напряжением, он смотрел прямо перед собой, даже когда разговаривал с принцем, и Тристан не дал бы на отсечение руку, что лояльность этого человека будет неизменна. Этот вопрос, впрочем, был вне его компетенций, поэтому Лекур не вмешивался в разговор, но был рад, что люди Берджерона не пошли с ними.
Тристан держал руку на рукояти меча, и когда тихий голос откуда-то из-за угла окликнул принца, успел до половины вытащить клинок из ножен. С недовольным лязгом металл вернулся обратно, но, как оказалось, зря. Беседа Филиппа со старым слугой была не слишком продолжительна, но ее хватило, чтобы план «тихо пройти до покоев короля, никого не потревожив» с треском провалился. Труп старика еще только падал на каменные плиты, когда Тристан уже шагнул вперед, приняв боевую стойку.
Лекур не был лучшим из фехтовальщиков Брейвайна и знал это. Ему случалось брать призы на турнире, но в сравнению с многими, многими другими рыцарями, он ощутимо проигрывал. Он не был слишком быстр, не был слишком ловок, и единственное, что он умел, несомненно, хорошо – это обороняться. Но в этот раз его сильная сторона обернулась против него самого.
Одноручный меч солдата графа Ферона имел витую гарду и узкое лезвие, на вид едва ли способное устоять от удара доброго тяжелого меча. И, действительно, когда противник бросился в атаку, а Лекур поймал его клинок на свой, узкий меч завибрировал, прогибаясь. Солдат отскочил назад, пошел по кругу, надеясь найти брешь в защите Тристана, но бреши не было – или сам Лекур полагал именно так.
Его соратники сражались рядом. Краем глаза Тристан успел заметить, как принц Филипп наносит своему противнику удар, способный отправить к Единому. Случилось ли это на деле, он заметить уже не успел, потому что его собственный враг бросился в новую атаку, и Тристан едва успел парировать его удар – но он успел. И, убедившись, что для резкого ухода в сторону противник имеет крайне невыгодную позицию, сменил центр тяжести вперед, усиливая напор. Это и было его ошибкой. В тот момент, когда Лекур делал шаг вперед, солдат графа резко ушел вниз и второй, свободной рукой, подхватил с пояса короткий клинок, вонзив его в бок Тристана. Лекур не почувствовал боли – лишь онемение и что-то теплое, стекающее по коже. Он знал, что, возможно, следующий удар противника может стать для него последним, и не стал отступать. Меч в его руках описал дугу, поставив целью левую руку противника, выбивая короткий клинок.

в следующий круг

[dice=7744-1936-1936-36]

Отредактировано Alisanne Faithglaive (2018-09-08 20:44:27)

+5

17

[NIC]Guillaume Blanckart[/NIC]
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/JVjKZ.jpg[/AVA]Глухое эхо, хрипло пересмеивало шаги звучащие в каменных анфиладах замка. Брат Гийом никогда прежде не обращал внимания на эхо. Но сейчас в пустых коридорах, оно звучало биением сердца старого замка. Все ускоряя и ускоряя свой бой. Предчувствуя близкую развязку. Пара сотен шагов - все, что отделяло Брейвайн от его будущего. И сейчас капеллан невольно вспомнил слова принца Филиппа произнесенные еще в лагере. Но если Единый с ними, то кто осмелится быть против?
Пустые коридоры. Ни друзей, ни врагов. Все они оставались за надежными дверями и стенами. Могло ли быть так до конца? Гийом ни на миг не сомневался в Едином, его Воле, что веда их и Его покровительстве. Не только для них. Для всех детей Его. Но знал он и так же, что Создатель испытывает детей своих, их решимость и веру. По тому семенящий к ним слуга, спешащий принести новости, которые им, несомненно, не прийдутся по душе, не вызвал удивления брата Гийома. Впрочем, постыдный червячок тревоги шевельнулся в душе. Король осведомлен… От чего-то так было даже легче. Значит не будет удара из-за угла.
А потом арбалетный болт ответил на все вопросы вместо несчастного слуги. Прежде чем выхватить меч, брат Гийом все же успел осенить себя знаком Единого. Времени на молитву о душе старика не оставалось. Час для этого настанет позже. Помолиться за всех смогут те, кто встретит рассвет.
В них не стали стрелять подобно тому, как расправились с Жаком, да упокоит Единый душу его. Пятеро против пятерых. Удивительное благородство для тех, кто только что выстрелил в спину старику.
Меч легко покинул ножны.Несмотря на то, что в отличии от многих науку фехтования Гийом познавать начал отнюдь не с раннего детства, клинок в его руке лежал привычно и уверенно. Впрочем, он не видел радости в бое. Хоть никогда от него и не бегал. Противник капеллана атаковал резко и стремительно, брат Гийом впрочем, не стал парировать удары, просто уйдя в сторону, что бы тут же атаковать самому. Бой в узком пространстве коридора был ему нов и непривычен. Там на границе с султанатом простора куда больше. И мощные рубящие удары, безотказно работающие там, здесь в тесной каменной кишке могли сработать лишь против самого фехтовальщика. Помнящий военную науку Гийом, понимал это не хуже гвардейца и обрушивал на того быстрые жалящие удары, стремясь загнать того в глухую защиту. Однако, Единый не преминул направить непутевого сына своего, напомнив ему, что гордыня - грех смертный. Противник Гийома атаковал уверенно и точно. Его атаки походили на выстреливающее из норы жало скорпиона. И  Гийом самонадеянно решил, что сможет воспользоваться этим. Пустив меч сверху вниз, атакуя от головы, он направил острие к ключице противника, намереваясь завершить этот бой. Гордыня… Клинок противника вонзился ему в левое плечо. Боль обожгла, одновременно отрезвляя. Но это был не конец. Но урок. И брат Гийом сперва отпрянув назад разорвал расстояние между ним и противником, атаковал вновь.

Следующий круг

[dice=7744-7744-9680-36]

Отредактировано Daeron I Faithglaive (2018-09-09 12:04:29)

+5

18

Король знал. Будь у Арно чуть больше времени, он наверняка бы потратил их на очередные обстоятельные раздумья о том, какого размера будет его камера и сколько именно там будет жить крыс. К счастью, от этих ненужных сейчас мыслей его отвлекли люди в цветах Ферона. Вот кого Арно точно предпочёл бы видеть на своей стороне. Маршал Севера был одними из тех немногих людей, с кем герцог Арманьяк старался не связываться от слова совсем, а если и связывался, то исключительно с услужливой улыбкой.
Арно досадно поморщился. Глупо было надеяться, что обойдётся без этого, но герцог до последнего продолжал делать это. Поединки, дуэли, турниры - все это Арно оставлял другим, предпочитая делать ставки, а не участвовать, не находя для себя в подобных занятия никакого удовольствия.
Он, возможно, впервые за двадцать лет вспомнил наставления учившего его барона. Пожалуй, главное, что он заставил запомнить своего подопечного: сила это не его. На его стороне были только скорость и терпение. И не зря все же на первом гербе Арманьяков, том, что сменил лишь Павсаний, под гончими красовалось "мы быстрее". Феронский гвардеец атаковал настойчиво, не оставляя попыток достать противника, но неизбежно то досадно разрубал воздух, то натыкался на чужой клинок. Арно же атаковать не спешил, глухая оборона может была отнюдь не героична, но зато надёжна. Герцог терпеливо ждал. И не зря. Переставший, казалось, ожидать от противника хоть чего-то кроме отступлений, гвардеец снова занёс удар, упустив момент, когда Арно успел отклониться и его меч рванул под атакующую руку прямо в бок гвардейца. И пусть это был ещё не конец, Арманьяк позволил себе еле заметную усмешку.
Безье повезло меньше. Арно иногда краем глаза напарывался на мелькающую впереди макушку молодого графа.  Не стоило сомневаться, что Филипп хорошо обучил того, но природная вспыльчивость редко кому шла на пользу, когда дело касалось боя. Так, по крайней мере, считал герцог Арманьяк. Пару раз он имел удовольствие наблюдать за тренировками маршала с оруженосцем, и этого было достаточно, чтобы понять, что Анри слишком часто позволяет своим мыслям застилать разум. Непростительно часто. Заметив, пропитывающийся кровью рукав Безье, Фортеньяк запоздало подумал, что если мальчишку угробят, Авелин непременно оторвёт одну из двух присутствующих здесь герцогских голов.

кубики

[dice=9680-7744-7744-36]
[dice=3872-11616-1936-36]

[AVA]http://sh.uploads.ru/zD9Qx.gif[/AVA][SGN][/SGN]
[NIC]Arnaud Fortengnac[/NIC]

Отредактировано Aveline Fortengnac (2018-09-10 14:58:26)

+4

19

Результаты на второй круг

Командир отряда – 13-2=11 (мертв)
[dice=5808-7744-11616-36]
Филипп – 10+3=13


Гвардеец №1 – 10-2=8 (мертв)
[dice=7744-5808-5808-36]
Арно – 13


Гвардеец №2 – 10-2=8 (потерял 1/2 здоровья)
[dice=5808-5808-7744-36]
Анри – 9 (3/4 здоровья осталось)


Гвардеец №3  – 13-2=11  (потерял 1/2 здоровья)
[dice=11616-1936-11616-36]
Гийом – 13 (3/4 здоровья осталось)


Гвардеец №4 – 13-2=11
[dice=11616-9680-3872-36]
Тристан – 6 (2/4 здоровья осталось)

Арно и Филипп могут присоединиться к другим сопартийцам, при броске обязательно указать – к кому.

0

20

Некоторые удары, даже не будучи смертельными, оказываются последними. Боль и страх - вечные спутники смерти,  подчас их одних хватает на то, чтобы вывести из строя даже самого талантливого и опытного бойца. Противник Филиппа вскрикнул, пошатнулся и отступил, но меч не опустил, то ли имея ясный приказ не отступать, то ли проникнувшись северными ценностями, саму смерть в бою возводившими в ранг едва ли не смысла жизни. И он был обречен. Маршал не стал маневрировать, пытаясь сохранить гвардейцу жизнь. Даже если тот зал что-то, на нормальный допрос не было времени, да и сражение, кипевшее рядом, при малейшем промедлении могло стоить соратника жизни. Последний удар раскроил солдату Ферона горло, его тело тяжело опустилось на пол, не подавая больше признаков жизни.
В нескольких шагах послышался еще один предсмертный хрип,  и Филипп оглянулся, не успев даже просить бога о том, чтобы смерть коснулась не его отряда. Но Единый всеведущ, и ему не нужны подсказки. На этот раз он направил в цель руку Арно. Его противник тоже остался бездыханным, и друг, не долго думая, поспешил на помощь Анри Безье. Будь у принца чуть больше времени, он мог бы размышлять над тем, почему так упорно слухи приписывали Фортеньяку трусость. Трусом он не был - Филипп знал его достаточно хорошо, чтобы верить в это всем сердцем - хоть не был и из тех храбрых, чьему безумству поют песни. Арно был расчетлив, умел отступать и, что важнее, умел наплевать на мнение придворных сплетников, которые очерняли его имя. Арно шел к своей цели, шел не спеша, выискивая безопасные пути, но не предавая то, во что верил, и тех, кто верил в него. Впрочем, как раз времени на праздные размышления у Филиппа и не было. Трое были ранены, троим необходима была помощь. И маршал, отбросив все мысли о том, что поступает не слишком благородно, атаковал со спины гвардейца, который, казалось, был полностью увлечен тем, что теснил Тристана с двух рук, одна из которых уже окрасилась не его кровью.
Шаг, удар без предупреждения. Меч со звоном наталкивается на кольчугу, но атака заставляет противника обернуться и отвлечься на новую угрозу. Шаг назад, выпад. Дать почувствовать превосходство, позволить самодовольной улыбке выползти на лицо врага. И, наконец, развернув руку, чтобы сбить  удар, нанести свой - легкий, быстрый, скользящий - в лицо.

против гвардейца №4

[dice=3872-1936-7744-36]

+4

21

[NIC]Tristan Lecour[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/hMTse.jpg[/AVA] [SGN]Fais ce que dois, advienne, que pourra[/SGN]Тристан не чувствовал боли, лишь расползалось по боку скользкое тепло, равно могущее быть и пустячной раной, и верной смертью. Рассуждать и беспокоиться об этом, сейчас не было времени. Противник был собран и умел, и удар тяжелого меча Лекура не нашел свою цель – второй клинок остался в руках в гвардейца, а сам он, текучий словно вода, сделал лишь шаг в сторону, избегая, казалось бы, верного, удара клинка.
Сердце билось тяжело и ровно, как только может биться сердце человека, решившего сделать шаг к смерти открыто и осознанно. Тристан желал лишь, что если Единому будет угодно призвать его сегодня, он позволит ему завершить дело, ради которого он пришел сюда. Позволит не стать обузой для своего сюзерена и соратников, и с честью выдержать бой за то, во что верит. Возможно, просить Единого об этой милости было грешно, но Тристан все равно просил. Все мы грешники, как любил говаривать отец Гийом. Что же поделать?
Лекур резко развернулся – в проходе, где бились одновременно десять человек это было не сказать чтобы просто – и парировал удар противника своим мечом, успев поймать клинок гвардейца на гарду и с силой отбросить его от себя. Тот отпрыгнул, напоминая кота, легко приземляющего на все четыре лапы. Тристан едва успел вновь вернуться в защитную стойку, когда на него обрушился еще удар – короткий и жалящий. Его он тоже отбил, но второй клинок – столь же быстрый как первый – нашел свою цель, ранив Лекура в плечо.
Он рвано выдохнул сквозь зубы. Когда его ранили в бок, он не заметил боли. Сейчас же она была оглушающей. На короткое мгновение перед глазами потемнело, и это мгновение едва не стала для Тристана последним. Один из клинков противника все еще оставался в ране, пригвоздив Лекура к месту, как насекомое, насаженное на булавку, второй же несся вперед. Высокая стойка, подумалось Тристану. Высокая стройка означает, что он метит в горло.
Правила боя хороши для турниров, - говорил ему когда то его первый учитель фехтования. В настоящем бою все решает тот, кто первым успеет провернуть подлый трюк. Слова Гюстава Гертена все еще звучали в его голове, когда Тристан, перенеся вес тела на одну ногу, второй просто и безыскусно пнул противника в колено. От боли и неожиданности гвардеец потерял баланс и Лекур отступил назад, соскальзывая с ножа, пронзившего его плечо. Новая порция боли стала наградой за старания, но неминуемой, казалось бы, смерти Тристан избежал. Или нет?
Противник атаковал снова, тесня Тристана к стене, когда к нему пришла неожиданная помощь. В горячке собственного боя, Лекур пропустил момент, когда принц расправился со своим противником, но вот уже его атака заставляет гвардейца графа обернуться, защищаясь. Тристан не стал терять времени, тут же меняя стойку и атакуя его с другой стороны. Удача переменчива, и хвататься за нее следует, как только она оборачивается к тебе лицом.

в следующий круг

[dice=9680-5808-5808-36]

Отредактировано Alisanne Faithglaive (2018-09-10 20:17:33)

+5

22

Что можно больше не тянуть, Арно понял сразу, достаточно было увидеть мелькнувшее в глазах гвардейца недоумение. Секунда ушла на то, чтобы скользнуть взглядом по незащищенной шеи и острие тут же вонзилось в горло. Фортеньяк поспешно одернул руку с мечом, но чужая кровь уже успела испачкать белоснежный рукав рубахи. Арно поморщившись, быстро оглянулся назад, и  убедившись в том, что не произошло ничего непоправимого, сосредоточил взгляд на Анри.
Юноша очень наглядно показывал, что если упорно пытаться - обязательно чего-нибудь да добьёшься, да и поставленная Филиппом рука не могла долго проигрывать. Что-что, а сдаваться Безье, кажется, просто не умел. И пускай, его клинок снова раз за разом с лязгом бился о чужой, ему все же удалось достать противника. Арно бы с удовольствием понаблюдал со стороны за этим любопытным боем, за Анри вообще было очень интересно наблюдать в любой ситуации, но сейчас нельзя было терять время. Как и тратить его на честные поединки. Коротко выдохнув, Арманьяк в несколько шагов преодолел разделяющее его с Безье расстояние, чтобы как раз вовремя поддержать его напор. Гвардеец что-то прорычал и попятился прикрывая спину стеной , тем не менее успевая отвечать на выпады. Хотелось верить, что будь сейчас ясный день, а они оба не измотаны, они бы уже давно разобрались с противником, даже не успев вспотеть. Но обострившиеся за время первой схватки чувства начали тупеть, а рука уставать. А значение имело только время, утекающие мгновения за которые нужно было успеть так много. Арно начал раздражаться, и уже окончательно успел отбросить осторожность и крутившиеся  где-то мысли о том, что драться  двоем против одного - бесчестно, и через секунду на гвардейца уже обрушился град атак.

Кубыки

[dice=9680-9680-5808-36]
[dice=7744-7744-5808-36]

[AVA]http://sh.uploads.ru/zD9Qx.gif[/AVA][SGN][/SGN]
[NIC]Arnaud Fortengnac[/NIC]

Отредактировано Aveline Fortengnac (2018-09-13 01:16:49)

+4

23

[NIC]Guillaume Blanckart[/NIC]
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/JVjKZ.jpg[/AVA]Быстрый обмен ударами. Беседа. Так частенько называл поединки один старик, добавляя, что в молодости был тем еще бретером. Лгал. Зачем-то лгал. И вероятно, никогда не держал в руке меч. Беседой это не было. Не было это и жарким спором. По тому, что в настоящем бое нет ничего возвышенного. Это сбившееся дыхание, испарина на лбу и неизбежная кровь. Запах скотобойни. Вот что такое бой.
Гийом парировал направленный в шею удар, отведя клинок в сторону. Воодушевленный гвардеец спешил развить успех. Левая рука капеллана висела плетью и любое движение заставляло мир вспыхивать белыми слепящими искрами. Но все это было не ново. И брат Гийом, стиснув зубы, парировал ставшие почти беспрерывные удары.
Он не обращался к Создателю. Не молился и не просил. Не от того, что не мог в горячке боя, сосредоточившись лишь на клинке противника. А по тому, что видел в том грех, не меньший, нежели тот, что свершается сейчас пред глазами Его. Можно ли просить отца выбрать между двумя детьми? Грех убийства Гийом должен был нести один. Не привлекая к этому Единого. Довольно и того, что Он, с ними. Со всеми ними. Теми, кто был одет в цвета Ферона и теми, кто нес им смерть.
В очередной раз, уворачиваясь от удара, на сей раз безискусстного и прямого, направленного в грудь капеллана, он едва не поскользнулся и опустив на мгновение взгляд, обнаружил, что причиной тому была кровь. Не его. Чуть позади и слева гвардеец теснил Лекура. Капитану приходилось несладко. Гийом едва не пропустил еще один удар, изменил позицию, что бы бросить быстрый взгляд на остальной отряд. Все живы. И на ногах. Но крови было много. Нельзя затягивать бой. Кто знает, возможно, этого и добиваются гвардейцы. Стремительность была их козырем, когда они шли сюда. Нельзя его терять.
«Тебе вверяю душу свою…»
Гийом открылся, позволяя противнику нанести решающий удар. И то не стал медлить. Капеллан же скользящим движением ушел в бок, одновременно нанеся удар гвардейцу в бедро. Почувствовал, как клинок вкусил столь желанной живой плоти.

Следующий круг

[dice=1936-9680-9680-36]

+4

24

Результаты на третий круг

Гвардеец №2 – 8-2=6 (мертв, убит или Арно или Анри)
[dice=5808-3872-5808-36]
Арно – 13  (жив, цел, орёл)
Анри – 11 (3/4 здоровья осталось)


Гвардеец №3  – 14-2=12  (1/2 здоровья осталась)
[dice=9680-7744-9680-36]
Гийом – 11 (2/4 здоровья осталось)


Гвардеец №4 – 9-2=7 (мертв, убит Филиппом)
[dice=7744-3872-5808-36]
Тристан – 6 (2/4 здоровья осталось)
Филипп – 7+3=10 (жив, цел, орёл)

дополнительно на последнего гвардейца, которого отвлечет Филипп

Гвардеец №3 – 16-2=14
[dice=11616-7744-11616-36]
Филипп – 8+3=11 (ранен, осталось 3/4 здоровья)
[dice=1936-5808-7744-36]

Гвардеец №3 убит следующим за Филиппом ударом Гийома.

Бой окончен. Позаботьтесь о раненых и можете двигаться дальше.

+1

25

Третий - несчастливый: кто его знает, откуда пошла примета, да и никто в нее толком не верил, только иногда вспоминали, чтобы оправдать свой промах, но все же было в ней что-то. Две простых черты составляли святой крест, двоих проповедников Единый послал в мир, чтобы принести людям свою веру, два архиепископа возглавляли церковь. Третий - несчастливый, и надо было бы остановиться на двоих, позволив кому-то другому помочь Гийому с его противником, но кто считает в бою, когда удар за ударом, когда атака за атакой, смерть за плечом, и только успевай оборачиваться? Филипп обернулся - и встретил третьего. И снова лязг стали о сталь, и снова он теснит противника, готовясь праздновать победу. И снова Единый напоминает ему о грехе гордыни, обращая его внимание на мертвое тело, распластавшееся на полу. Обращая весьма странным образом: подбросив этот символ бренности бытия прямо под ноги, заставляя оступиться и потерять равновесие. Всего за мгновение, но в бою на мгновении держится жизнь.
Удар, который готовил ему гвардеец Ферона, должен был стать смертельным. Но и он забыл про мгновения. Именно столько не хватило, чтобы вложить достаточно силы в замах. Лезвие скользнуло по кожаной кирасе, а затем по плечу, защищенному лишь одеждой, ткань которой стала медленно напитываться кровью. А враг осел на землю от удара брата Гийома. Филипп кивнул с благодарностью, не находя сейчас для нее слов и быстро окинул взглядом отряд. Слишком много крови, а где своя, где чужая - как обычно, не разобрать.
- Надо перевязать раны, - конечно, чистой ткани для перевязок они с собой не брали, но следовало хотя бы остановить кровь. - Эти господа с радостью пожертвуют свою одежду на благое дело. Анри, нарежьте ее на бинты.
Раздевать мертвецов - то еще удовольствие, но ткань их рубах вполне годилась на компрессы, одним из которых Филипп плотно зажал рану на плече капеллана, прежде чем начать перевязку. Слишком много времени уже было потрачено, а сколько еще предстоит? Именно за время, а не за победу сражались люди Ферона, теперь это было очевидно. Так что закончить с импровизированным военно-полевом госпиталем надо было как можно скорее, чтобы продолжить путь. Маршал принялся теперь за залитый кровью бок Гийома, надеясь, что Арно не побрезгует помочь Тристану. Почти царапина: легкие доспехи, пусть и не давали слишком хорошей защиты  все же делали свое дело, да и, слава Создателю, раны были чистыми, не то что после обычного боя, когда кровь мешается с ядом вражеских стрел и родной землей, а иногда, если не поспешить, и с гноем. Но мечи гвардейцев всегда остры, раны аккуратны, даже если глубоки. Даст бог, заживут.
Закончив, герцог критически осмотрел свою работу и остался доволен. Не то, что мог бы набинтовать нормальный лекарь, но не так уж плохо, и хуже бывало. Во всяком случае, правая рука капеллана была цела, так что он мог благословлять ею врагов и дальше. С Лекуром было хуже. Клинок полоснул его по боку и, хотя тот держался на ногах уверенно, попытки сражаться и дальше наравне со всеми могли сильно разбередить рану. Следовало бы отослать его, но, сразу за мыслью об этом пришло понимание того, что идея безнадежна. Филипп не мог позволить себе лишиться одного из немногих соратников, не мог позволить окровавленному капитану своей стражи случайно попасться на глаза тому, кто поднимет тревогу, не мог, в конце концов, предложить этому человеку уйти и пересидеть в безопасном месте - лишился бы не только преданного бойца, но и друга.
- Тристан, возьми у гвардейца арбалет. Ему уже не нужен, а тебе пригодится. 
Впрочем, не только оружие. Следующий шаг казался самым правильным, хотя маршал до последнего надеялся обойтись без этого. И все же, неожиданность могла сыграть на их стороне, чтобы сложить на их чашу весов еще несколько бесценных мгновений.
- Возьмем их нарамники и плащи. Мы не можем позволить себе привлечь лишнее внимание.
Преодолевать последние шаги к короне в цветах Ферона, еще одного младшего сына. Злая ирония судьбы, но эта дама никогда не отличалась добрыми шутками. Филипп осмотрелся, но не заметил ничего принципиально нового. Прятать мертвые тела не было смысла. Даже если и удалось бы, лужи крови на древних камнях выдали бы их присутствие. Теперь единственным их преимуществом было время, и терять его было нельзя. Филипп кивнул остальным, удостоверившись, что все готовы.
- Король в своем кабинете.

+4

26

Пока Арно удерживал мечом гвардейский, Анри ударил того в живот с такой силой, что Фортеньяку самому стало не по себе. Видимо, терпение подошло к концу не только у него. Герцог аккуратно похлопал молодого графа по плечу, жалея что нечего дать тому глотнуть. Он понятия не имел, приходилось ли Безье раньше лишать кого-то жизни, но одного взгляда на побледневшее  лицо было достаточно, чтобы понять, что Анри в любом случае было не по себе. Оклик Филиппа пришёлся как раз кстати, чтобы отвлечь оруженосца делом. Тот вздрогнул, открыл рот и так же беззвучно его закрыв, бросился исполнять приказ. То от по инерции, то от по собственному уразумению.
Арно пару раз сжав и разжав онемевшие пальцы, встряхнул рукой и оглянувшись, скривился. Кровь, тела и внезапно нахвалившаяся усталость, на секунду до этого ему показалось, что это конец, что все позади и теперь можно разойтись, позабыв, для чего они здесь, но это было лишь начало.
— Как неопрятно, — зачем-то вслух заключил герцог, размяв руку и закончив с осмотром залитого коридора. Впервые он со всей искренностью посочувствовал слугам.
Арно закатал рукав и выростов рукав, аккуратно отрезал его от рубахи. На его взгляд тот выглядел куда чище того, что нарезал Анри, и при всём уважение, но себе бы он не дал приложить это к ране. Наложив сложенный кусок ткани  на рану, Фортеньяк перетянул его отрезом протянутым Безье.
— Не буду говорить, что вам идёт, надеюсь, сможете от них избавиться как можно скорее, — герцог, закончив и с плечом, ударил рукой об руку, скорее по привычке, потому что отряхивать их было не от чего,— Не хотите остаться, Лекур? здесь не самое приятное место теперь, но с такой раной... Идти неразумно
Арно как раз собирался обтереть меч об плащ ближайшего лежащего гвардейца, когда Филипп своим планом лишил его этого удовольствия. Потерев переносицу, Арманьяк беззвучно вздохнул, и вытерев все таки меч об штаны лежащего, дождался, пока догадливый Безье сам не протянет ему новую форму. Снимать с трупов тряпки Арно пока был не готов, впрочем, как и надевать их. Но предложение было слишком разумным, хоть и неприятным чтобы отказываться.
— Я полагаю, мы пойдём проходами для слуг, а не торжественно поднимемся по лестнице?
[AVA]http://sh.uploads.ru/zD9Qx.gif[/AVA][SGN][/SGN]
[NIC]Arnaud Fortengnac[/NIC]

Дверь

[dice=3872-5808-1936-36]

Отредактировано Aveline Fortengnac (Вчера 12:14:06)

+4

27

[NIC]Guillaume Blanckart[/NIC]
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/JVjKZ.jpg[/AVA]Единый всегда испытывает веру. И испытания эти порой легко принять за желание Единого призвать к себе непутевое дитя свое. Создателю не угодно кровопролитие, сколь благие цели оно бы ни преследовало. Так говорят каноники. Но кому из смертных ведома Его воля? Однако, кровь за кровь, так говорит Писание. И за первую кровь противника брату Гийому заплатить пришлось своей. По счастью нанося удар гвардейцу капеллан уже начал движение в сторону, от чего прямой удар того не прошил бок противника, а лишь задел его по касательной.
А еще мгновением позже к схватке присоединился Его Высочество, принимая удар на себя. И на сей раз, увы, это не было фигурой речи. Все было окончено быстро. Но цена оказалась куда больше, чем мог себе позволить их небольшой отряд. Гвардейцу все же удалось достать принца. Гийом кивнул в благодарность за помощь, но прежде, чем убрать меч в ножны, посмотрел в глаза маршала:
- Никогда больше так не делайте. - тихо, но твердо произнес он. Жизнь Филиппа была слишком важна. От нее зависела не только судьба Брейвайна, но и сотен тысяч его подданных. Очень скоро он потеряет всякое право так беспечно рисковать ею.
На перевязку ушло не так много времени. Быть может лекарей среди них не было, но военный опыт учит не только убивать врагов. Иногда куда важней позаботиться о своих. Первый маршал хорошо знал эту нехитрую истину. Тугая повязка, сдавливала плечо, остановила кровь и приглушила боль. Все же Гийому повезло, Единый хранил его в этой схватке. Обе раны казались не опасными. Хуже было с Лекуром. Капеллан следил за тем, как удивительно споро герцог Фортеньяк орудует импровизированными бинтами. Однако простой перевязки тому было явно не достаточно.
Брат Гийом, в миру Гийом Бланкар сын винодела, как никто иной знал, пользу благословенного напитка. А сейчас пара глотков освещенного вина не повредила бы никому из них. Капеллан снял с пояса не большую, меньше эрмины кожаную флягу первым передав ее Лекуру.
- Святой Пипин настаивал на исключительной пользе вина для здоровья не только душевного, но и телесного.
Пока герцог Фортеньяк заканчивал упражнения в медицине, Бланкар неловко склонился над одним из мертвых гвардейцев, закрыв тому глаза.
- Прими, Создатель души их и в милости и Своей даруй им прощение и успокоение. Да прибудут они в свете Твоем… - брат Гийом подошел к каждому из погибших гвардейцев, осеняя из знаком Единого. Последним он опустился у старика слуги, закрыв его глаза.

Едва ли их маскарад был способен кого-то обмануть, но береженого Единый бережет. Любые предосторожности не были излишни. Слишком многое стояло на кону. А отряд и без того был изрядно потрепан. И это был всего один бой. Следующий имел слишком большие шансы окончиться не в их пользу. Помимо плаща и сюрко капеллан прихватил у одного из гвардейцев стелет для левой руки. Пусть сейчас она толком и не работала, но на один удар его должно было хватить. А это уже очень много.

Брату Гийому прежде не доводилось бывать во внутренней части замка Блуа. Однако после сегодняшнего похода, он с полным правом мог заявить, что видел твердыню королей изнутри. Неприметная дверь за шпалерой и вот они там, куда чужакам и гостям хода нет. Проходы для слуг резко отличались от монументальной роскоши остального замка. Свечи и масло были слишком дороги, что бы тратить их на прислугу, по этому по узкий коридор освещали факелы, а потолок покрыт слоем жирной сажи и копоти. Здесь было так же пусто, как и в тех анфиладах, что они миновали до встречи с людьми Ферона. Однако, кто-то разместил факелы по всему пути. Едва ли обычно камергер одобрял подобную расточительность. Конечно, это была грешная слабость духа и малодушие, впрочем брат Гийом не стыдился этого. Идя по узкому коридору, где едва разминулись бы два человека, он думал о том, сколь удобной ловушкой может стать подобный коридор. Сражаться здесь, толкаясь локтями, где даже невозможно замахнуться для удара и остаются лишь колющие короткие атаки… Пожалуй, прояви Феррон или Луи каплю фантазии и будущее Брейвайна может не наступить. Но сомнения - грех.Прочь их!

Отредактировано Daeron I Faithglaive (2018-09-16 21:54:04)

+3

28

[NIC]Tristan Lecour[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/hMTse.jpg[/AVA] [SGN]Fais ce que dois, advienne, que pourra[/SGN]Тристан никогда не испытывал радости, когда жизнь человека обрывалась, даже если этот человек был его противником или врагом. Он не обрадовался и в этот раз – меч принца ли нанес последний удар, или же его собственный, Лекуру было безразлично. Он испытал облегчение, какое испытывает человек, который закончил с нужной, но тяжелой и грязной работой. Позволил себе на мгновение закрыть глаза, вознося молитву Единому, благодаря его за спасение и прося с миром упокоить души всех, кто погиб и погибнет сегодня. Вышло, вероятно, сбивчиво, и отец Гийом бы не одобрил, поэтому Тристан лишь порадовался, что молился мысленно.
- Благодарю, Ваше Высочество, - Лекур коротко склонил голову. Он знал, что благодарность была лишней – принц помог, потому что они просто дрались рядом, и это было одно из тех качеств Филиппа, за которым шел Тристан. Если бы он взялся сейчас объяснять, почему следует за этим человеком, то наверняка не сказал бы ничего весомого – он никогда не был хорош в речах – но от этого его решение не было менее твердым и искренним.
- Спасибо, - просто сказал он Арно Фортеньяку, пожертвовавшего для него своей рубашкой. – Я последую совету принца, возьму арбалет и буду держаться позади.
Он не стал упоминать, что даже лишняя стрела может быть недостаточной, если на пороге кабинета Его Величества Луи их будет ждать засада. Их было слишком мало, а жизнь… жизнь всегда в руках Создателя. Все будет так, как угодно Ему.
Перевязки и облачения в новые одежды заняло достаточно продолжительное время. Тристан боялся, что очередной патруль покажется из-за поворота, или припозднившийся слуга с какой-то боковой лестницы и поднимает шум. Но нет, его опасения не оправдались. Они благополучно переоделись, миновали коридор, вышли к лестнице для слуг и отправились в путь, так никого и не встретив. Узкий коридор с закопченными стенами, очевидно, был путем к кабинету. По крайней мере, чувство направления Лекура говорило ему, что двигаются они параллельно коридору, с которого свернули. Тристан шел небыстро, временами оглядываясь и прислушиваясь – это было лучшее, чем он мог сделать, как замыкающий.
Путь для слуг вел к очередной лестнице, которая должна была вывести их обратно в обычный коридор – если Тристан хоть что-то понимал в подобных архитектурных излишествах. Они выждали с минуты, прислушиваясь к звукам снаружи, но было тихо, и отряд принца преодолел несколько ступеней, оказавшись совсем рядом с тяжелыми дверьми королевского кабинета.
- Позвольте мне, Ваше Высочество, - негромко сказал Тристан и, дождавшись кивка, подошел к двери, чтобы толкнуть ее. Если первым, что их встретит, будет стрела, то лучше она достанется ему.

в дверь с размаху

[dice=11616-1936-9680-36]

Отредактировано Alisanne Faithglaive (Вчера 11:52:07)

+3

29

Дверь, разумеется, заперта, но вы близки к цели – Луи действительно находится в своём кабинете. Вариантов, кроме как выбить ее, остаётся не так уж много.

В случае, если вам удастся выбить дверь за два удара – стражу, оставшуюся охранять тайный ход, король позвать не успеет. Если нет – придется сражаться.

Запас жизни двери – 23 ед. Кубики можно поместить в предыдущее сообщение.


Выбить дверь с двух ударов не удалось, Луи успел позвать на помощь – перед вами три стражника и вооруженный король, который намеревается сбежать через тайный ход.
Тем, кто будет нападать на одного стражника вдвоем, необходимо пометить это в посте.

0

30

Прощение и успокоение, о котором брат Гийом просил Единого для павших гвардейцев, пригодились бы всем им, и живым более, чем мертвым. Убивать им всем было не впервой, но чем ближе к цели, тем больше просто убийство окрашивалось цветами предательства. Они шли вперед скрытно, коридорами для слуг, одевшись в чужие цвета. Они ломали двери своего же дома, которые на этот раз не были гостеприимно распахнуты и не желали сдаваться. Удар. Еще один. Дверь мученически скрипнула и распахнулась, а висевшая над камином оленья голова- охотничий трофей то ли деда, то ли прадеда - неожиданно перевернулась рогами вниз, чудом удерживаясь на одном оставшемся креплении, заставив Луи вздрогнуть и едва не присесть от неожиданности.
Он был там. Стоял, как обычно, у камина, и окна его кабинета были плотно закрыты. Луи оставался собой. Или не вполне? В руке его был меч - не церемониальный, который едва ли мог стать серьезным оружием, а настоящий меч, отцовский, если Филипп не ошибся, хотя сам он мог поклясться, что верит своим глазам. Да, брат готов был с оружием в руках защищать свое право, вот только на что - на власть или просто на жизнь?
Гвардейцев, лица которых от жары и духоты покраснели, а на лбу выступила испарина, было всего трое, и, конечно, свои цвета на противнике привели их в замешательство ненадолго. Они-то наверняка знали, что защищают, пусть у них и было не так много шансов против превосходящих сил. Кто первым пошел в атаку, Филипп увидеть не успел. Его внимание теперь полностью принадлежало брату, который отступал к ростовому портрету Хлюдвига. За портретом - маршал знал - скрывался ход, который мог вывести короля за стены замка. И в голове засела лишь совершенно глупая и неуместная мысль о том, что двигать тяжелую картину Луи теперь придется своими силами.
- Стой! - он не мог позволить брату уйти, как бы ему этого ни хотелось. И все еще надеялся, что простой и ясный приказ чудесным образом остановит его, и все разрешится если не само собой, то хотя бы безболезненно. А впрочем, это никогда не работало.
Филипп оказался рядом с братом, преодолев разделявшее их расстояние всего в четыре тяжелых шага, и нанес удар. Луи никогда не был слишком силен в фехтовании  едва ли мог стать опасным противником, поэтому единственное, что собирался сделать маршал - выбить из его рук оружие и, перекрыв возможность побега, заставить наконец выслушать себя. Желательно, до того, как к солдатам Ферона придет подкрепление.

разоружить луи

[dice=7744-9680-5808-36]

+3


Вы здесь » Jus sanguinis » Сюжетные эпизоды » Бойся мартовских ид [15.03.1213]