Дорогие участники и гости форума! Мы рады приветствовать вас на проекте «Право Крови», посвященном мистике в антураже средневековья.
Сюжет нашего форума повествует о жизни в трех средневековых королевствах, объединенных некогда в военный и политический союз против угрозы с юга. С течением времени узы, связывающие королевства воедино ослабевали, правители все больше уходили в заботу о нуждах собственных государств, забывая о том, что заставило их предшественников объединить страны в одно целое. Но время для заключения новых договоров пришло, короли готовы к подтвердить прежние договоренности. Или это лишь очередная политическая игра за власть, силу и влияние на континенте? Покажет время. А до тех пор, мир коварства, жестокости, меча и магии ждет своих новых героев. Героев, в чьих руках окажется будущее Офира, Солина и Брейвайна.

Вверх Вниз

Jus sanguinis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Jus sanguinis » Настоящее » То, что нас не убивает


То, что нас не убивает

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

То, что нас не убивает
— То, что нас не убивает, делает нас сильнее!
— А то, что убивает, делает нас мертвыми!

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

6 декабря 1212 ❖ Солин, замок, восточное крыло ❖ Джаспер Фейтглейв, Проспер Фаулер (NPC)
https://78.media.tumblr.com/bc00742bf2ec4e389306cd266afb33b7/tumblr_oj8dq16ihr1uw717fo2_250.gif https://78.media.tumblr.com/c8d9fe2aacc0a290f8690d30f640f158/tumblr_oj8dq16ihr1uw717fo1_250.gif

Эгдорасский лес пошатнул картину мира принца Джаспера, и ему определенно необходима помощь Единого, для того, чтобы разрешить возникшие противоречия. И не так уж важно, что Единый предпочитает общение через посредников.


[AVA]http://i.piccy.info/i9/f73d9964fdb8634ac872a0521a892e64/1528829132/82644/1250927/141e21dcb7.png[/AVA] [NIC]Prosper Fowler[/NIC]

Отредактировано Philippe Blois (2018-06-12 21:45:59)

+1

2

После всего пережитого в лесу Его Высочество маялся дурными снами и тяжелыми мыслями. Все эти дни юноша был бледен, тих и немногословен. Во время пира вел себя так, словно находился не на празднике, а на тризне, погруженный в печаль и не замечающий происходящее вокруг. Турнир так же не смог вывести его из этого состояния. Представление принца-единобожника о Божьем мироустройстве трещало по швам: ранее в нем не существовало ни магии, ни магических созданий, теперь же требовалось определить им подобающее место. Эта необходимость угнетала Джаспера, он чувствовал себя беспомощным перед своим новым знанием. К счастью, принц мог как всегда довериться своему духовнику, Просперу Фаулеру, к которому и обратился в поисках поддержки и духовного наставления.
Исповедь получилась короткой и довольно смятой. Было очень стыдно рассказывать, как они с Леонеттой из-за глупого разговора решили вдвоем на ночь глядя рискнуть жизнями и отправиться в тот злосчастный лес, как им удалось выехать из замка мимо стражи (подставили ни в чем не повинных солдат), как они блуждали среди деревьев, как он потерял сестру, не досмотрел, не уберег, и только чудом сестра не пострадала. Как нечистая сила насмехалась над ним, подбрасывая совершенно дикие образы, как его самого едва не сожрали, как он, одураченный мороком, угрожал мечом родному отцу, не понимая, кто перед ним. Магия оказалась реальностью, и Джасперу нечего было этой неприглядной реальности противопоставить. Проклятые твари играли с ним, словно со слепым котенком, не реагировали ни на сталь, ни на слова святой молитвы - то ли они имели защиту (но какая защита может прикрыть от Вездесущего?), то ли сами святые слова имели силу только в святых устах, а в устах Джаспера, далеких от идеала святости, превращались в пустой звук. Но зачем тогда вообще молиться, если Господь слышит только святых? Почему Господь вообще позволил существовать такому месту, как колдовской лес, как допустил то, что там поселилась нечисть и принялась вовсю хозяйничать? Если магия оказалась правдой, то как насчет Шестерых, которые якобы ей покровительствуют? Существуют ли они, каково их место, для чего они нужны Единому?
Джаспер в волнении мял в руках платок, в который иногда кашлял, так как горло от тревог постоянно пересыхало, и сыпал вопросами, которые мучили и преследовали его. Принц очень надеялся, что он что-то упустил, читая священные тексты. Что вот сейчас мудрый духовник разложит все по полочкам, и мир снова станет привычным, упорядоченным и понятным...

Отредактировано Jasper Faithglaive (2018-06-14 16:00:28)

+2

3

Надо сказать, он никогда не планировал оказаться при дворе. Его отец не носил титулов, пусть и был отнюдь не беден, и мог позволить себе пойти на поводу у придури - иначе он это и не называл - второго сына, купив ему образование и отпустив на все четыре стороны строить духовную карьеру. Проспер надеялся однажды получить свой приход где-нибудь на юге, а, быть может, стать настоятелем какого-нибудь небольшого монастыря. Единый решил иначе, волей случая приведя Проспера в столицу и столкнув тогда еще молодого проповедника с Его Величеством Гаррольдом. Отца Единый тоже не забыл, в назидание подарив тому жизнь достаточночно долгую, чтобы тот увидел, как сын читает проповеди всем этим столичным господам, как внимает ему - кто бы мог подумать - королевская чета, чтобы потом среди соседей, каждый из которых норовил поинтересоваться, не жалеет ли он, что так и не дождался внуков, отвечать глубокомысленным и очень мудрым "Хех!"
Теперь Проспер был исповедником молодого принца, которого сам же крестил в свое время, а потом осторожно пытался наставить на путь истинный. Наверно, чересчур осторожно, потому что к семнадцати мировоззрение принца Джаспера, хоть и базировалось на вере твердой и незыблемой, в остальном было довооьно странным. И не вмещало довольно многое из того, с чем в этом мире приходится сталкиваться. Впрочем, у него еще было время повзрослеть, Фаулер всегда говорил себе об этом, и лишь сегодня понял, как ошибался.
Это и исповедью назвать-то нельзя было: Джасперу было не до того, чтобы раскаяться в своих вольных или невольных грехах. В другой день Проспер сделал бы ему замечание, но теперь лишь молча слушал, по привычке, хоть здесь и не было знакомой исповедальни, не пересекаясь с принцем взглядом.
- На все твои вопросы есть ответы, сын мой, - за ними ведь он и пришел, не за отпущением. - И многие из них в твоем сердце. Что ты чувствовал в те минуты? Страх, вину, желание жить? Или ровным счетом ничего, ту пустоту, которая образовалась бы в твоей душе, если бы Создатель оставил тебя? Ты жив, ты здесь, и ты наконец задаешь вопросы,, - "которые давно уже пора было бы задать", - подумал он, не рискнув, конечно, сказать это вслух. - Почему же ты считаешь, что Единый не слышал каждое слово твоей молитвы и не наблюдал за каждым твоим шагом?
Молились ли гвардейцы, погибшие во время поисков королевских детей, Фаулер,  увы, не знал. Но знал, что и молитвы их, если они звучали, и слова, и самый последний вздох были услышаны. И даровано им было - если не то, чего они просили, то совершенно точно то, в чем они нуждались.
- Отрицать магию и, - Проспер замялся, не желая называть их вслух, но все же решил, что глупо будет сейчас, как фиговым листком, прикрываться эвфемизмами, - шестерых так же неразумно, сын мой, как отрицать болезни и слабости. На человеческом теле бывают язвы, бывают они и на теле мира. Шестеро были созданы Единым, но возгордились, возомнили себя равными ему и были повержены. И ведут вечную борьбу за человеческие души, пытаясь запутать их, искажая те дары, которые щедрой рукой Создатель отсыпает своим детям.
Он повторял прописные истины вовсе не потому, что считал, что принц их не знает, а для того, чтобы, выведя того на знакомую с детства дорогу, вернуть уверенность и способность размышлять.
- Ты ведь читал жизнеописания святых, значит, знаешь о чудесах, творимых во славу господа и именем его. Колдовство - не более, чем изнанка этого дара. Людям порой сложно отличить одно от другого. Как тебе кажется, сын мой, почему Единый радуется одному и порицает другое?
У принца было много вопросов, и он со всей своей юношеской непосредственностью градом сыпал ими. Но град убивает посевы, а Фаулер надеялся на хорошие всходы от этой беседы, так что не спешил отсыпать Джасперу готовых ответов, лишь направляя его поиски.
[AVA]http://i.piccy.info/i9/f73d9964fdb8634ac872a0521a892e64/1528829132/82644/1250927/141e21dcb7.png[/AVA] [NIC]Prosper Fowler[/NIC]

+3

4

Духовник выслушал принца до конца, но никак не проявил удивления. А ведь Джаспер, так и не поймавший на себе его взгляд, уж было засомневался в том, что святой отец поверит ему. Но отец Проспер был спокоен, словно рассказы на исповеди про пожирающий людей лес ему были не в диковинку и словно вопросы, которые мучили юношу, слышал он тысячи раз. В какой-то момент Джаспер даже ощутил себя обманутым: возможно ли, что событие, столь потрясшее душу принца, на самом деле было вполне обычным и даже заурядным? Как же так, такой пласт знаний прошёл мимо Его Высочества?
- Я боюсь предполагать, что Единый мог все слышать и наблюдать, но при этом спокойно позволять надо мной издеваться заведомо более сильному противнику, - наконец, озвучил свои мысли юноша. - Сложно сказать, что я чувствовал. Я был совершенно беспомощным. Это отвратительно, и мне не хотелось бы испытать это вновь. Мне нечего было противопоставить этим тварям, их ничего не брало. Они играли со мной, делали вид, будто мои попытки сопротивляться что-то значат, будто я могу победить. Наверное, так чувствует себя пойманная мышь, которой играет кот. Я не знаю, жив я по воле Единого, или же меня отпустили только потому, что хищник был сыт или отвлекся на спасателей. Вы понимаете, что я имею в виду? В том лесу постоянно пропадали люди. И я бы пропал, если бы остался там. Я верую и соблюдаю, а пропал бы точно также, как любой деревенский неуч-пьянчужка, никому кроме пней не кланявшийся.
Джаспер чувствовал, что ходит по тонкому льду, но принца несло и он не мог остановиться. В голосе замершего на стуле юноши звучали страх, боль, недоверие, горечь, обида - все то, что он старательно носил в сердце эти дни и в чем боялся признаться даже самому себе. Ведь это глупо и как-то очень по-детски обижаться на Бога, разве не так? В мире столько грязи и несправедливости, глупо питать надежды, будто верующих что-то из этого обойдёт. Но, наверное, где-то в глубине души Джаспер считал, что он может рассчитывать если не на покровительство, то на благосклонность Единого. Что в критической ситуации его не оставят без внимания. Что ему, принцу-единобожнику, уготована лучшая участь, чем стать кормом для нечисти.
-  Мне неведомы замыслы Единого. Я грешен, отче. Но, насколько я знаю, болезни и слабости - это испытания нам, их, как и смерть, впустили в этот мир мы же своими грехами. В посмертном мире смерти нет, там вечность. Но если Шестеро - павшие, значит, они другой природы. Я не понимаю, почему Он только порицает, когда у Него есть возможность уничтожить Шестерых или хотя бы ослабить их, чтобы Его дети имели шансы осилить борьбу? Если Он добр и любит нас, зачем Он дал им власть извращать Его дары и морочить головы Его детям? Почему до сих пор никто из святых не изгнал их? У вас есть ответы, отче?

Отредактировано Jasper Faithglaive (2018-06-23 00:33:05)

+5

5

Не того, ох не того боялся принц в том проклятом месте. Что в самом деле стоило бы его страха - это понять вдруг, что Творец покинул его там. Или хуже - что, как и говорят язычники, Единый - просто фикция, сказка, выдумка южан. Был бы Проспер на месте кого-то из жрецов, или - чем шестеро не шутят - самого этого леса, он постарался бы вложить в самые доверчивые головы именно эту мысль. Интересно, вспомнил ли Джаспер о благодарственной молитве хоть раз за эти дни. Но нет, судя по тому, что принц говорил дальше, до благодарности дело не дошло. Не без труда исповеднику удалось остановить себя, чтобы самому не скатиться в грех осуждения, и остановиться лишь на сожалении о том, что ученик был не слишком-то внимателен к его урокам
- Сын мой, ты забываешь, что перед взором Единого равны все его дети: судьбы неуча-пьянчужки для него так же небезразлична, как судьба принца крови. А гордыня - самый любимый демонами грех - разве не она завела в этот лес и тебя, и твою сестру? И не она ли, уязвленная, больше всего беспокоит тебя сейчас, когда ты вспоминаешь, что твари Бездны оказались сильнее тебя? Нет, я не буду переубеждать: они и в самом деле были сильнее, и ты не мог победить. Но Создатель мог, и сделал это, вняв твоей вере и твоим молитвам. Вывел тебя оттуда - но отнюдь не победителем, чтобы не позволить тебе возгордиться еще больше.
Принц просил об исповеди, но с самого начала этот разговор был чем угодно, но не ею, так что Проспер позволил себе отступить от правил. Он поднялся со своего кресла и отошел в дальний угол комнаты к столу, на котором сложены были вовсе не священные книги или другие вещи, по которым можно было безошибочно узнать принадлежащую духовнику комнату. На этом столе стояла небольшая масляная горелка, которую Фаулер и разжег. Среди небольших слабостей, которые позволял себе священник, ароматный напиток, который везли из Эль-Амида, и который следовало готовить по особым, привезенным оттуда же рецептам, был его любимой, и он счел возможным не отказываться от нее даже в путешествии.
- Ты знаешь много историй о том, как демоны бегут при первом звуке молитвы, а дикие звери смиряются по одному слову святого. Но божественное чудо - это не то, чего ты можешь требовать, это награда тем, кто прошел все испытания, сохранив преданность и любовь к нему. Я понимаю твои сомнения: испытание веры, с которым ты столкнулся, - одно из самых сложных. Но Создатель не послал бы его тебе, если бы не знал, что ты можешь справиться. Ты когда-нибудь видел, как серебряных дел мастер очищает благородный металл, сын мой?
Наполнив водой небольшой сосуд и засыпав в него же порошок из растолченных зерен, Проспер опять обернулся, чтобы посмотреть на принца, на этот раз с удивлением. Неужели тот и в самом деле считал, что главное выражение отцовской любви - это запереть своих детей в очень безопасном месте с очень надежным засовом, не подпуская к ним никого, кроме себя самого?
- Невысока была бы цена свободной воле, если бы дав нам ее, Творец не оставил бы выбора между светом и тьмой! Трудная дорога к небесному отцу или служба шестерым, которая приносит скорый и богатый урожай запретного колдовства, но плоды его ядовиты, и то проклятое место, где тебе пришлось побывать, - лучшее подтверждение тому. Создатель дает тебе уроки и указывает путь, но делать выбор придется самому.
[AVA]http://i.piccy.info/i9/f73d9964fdb8634ac872a0521a892e64/1528829132/82644/1250927/141e21dcb7.png[/AVA] [NIC]Prosper Fowler[/NIC]

+3


Вы здесь » Jus sanguinis » Настоящее » То, что нас не убивает