Дорогие участники и гости форума! Мы рады приветствовать вас на проекте «Право Крови», посвященном мистике в антураже средневековья.
Сюжет нашего форума повествует о жизни в трех средневековых королевствах, объединенных некогда в военный и политический союз против угрозы с юга. С течением времени узы, связывающие королевства воедино ослабевали, правители все больше уходили в заботу о нуждах собственных государств, забывая о том, что заставило их предшественников объединить страны в одно целое. Но время для заключения новых договоров пришло, короли готовы к подтвердить прежние договоренности. Или это лишь очередная политическая игра за власть, силу и влияние на континенте? Покажет время. А до тех пор, мир коварства, жестокости, меча и магии ждет своих новых героев. Героев, в чьих руках окажется будущее Офира, Солина и Брейвайна.

Вверх Вниз

Jus sanguinis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Jus sanguinis » Прошлое » Once upon a nightmare


Once upon a nightmare

Сообщений 31 страница 31 из 31

1

Once upon a nightmare
Сквозь сон шепчу - «ведьма», а я... Всю жизнь златой короной одержим. И никогда о тебе не слышал - ни слова правды, ни слова лжи.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

июль 1206 года ❖ «Черные земли», графство Эливагар, Солин ❖ Реджина Корбу и Эйнар Ловдунг
http://i105.fastpic.ru/big/2018/0407/83/_74b437b21a58f8829d432081af341183.gif?noht=1 http://i101.fastpic.ru/big/2018/0401/45/_074c71d8b36ef03a648a7651f8f07e45.gif?noht=1

Встреча будущего короля Солина с будущей Верховной жрицей Авалона.

Отредактировано Einar I Lovdung (2018-06-20 11:44:39)

+1

31

Эйнар участливо слушает жрицу, замечая, как на её обычно сдержанном выражении лица начинают отражаться вполне человеческие эмоции. Страх, сомнение, непонимание. Ловдунг слушает, не перебивая, давая ей высказать все, что лежит на душе, потому что видит, как ей это сейчас необходимо. Встреча с Хавданом, видимо, пробудила вопросы, которые Корбу раньше себе не задавала, и которые сейчас настойчиво требовали быть озвучены. Мужчина понимал Реджину. Может, он не разбирался в жреческих делах, но, то, как могут меняться убеждения людей под разными жизненными обстоятельствами, знал хорошо.
- Легко быть самым преданным другом, когда не стоит выбор между дружбой и собственной выгодой. Нет ничего проще хранение верности, если на горизонте нет других, готовых на все, женщин. Запросто быть бесстрашным воином, когда битва предстает только в мечтаниях о славе и доблести, - отвечает Эйнар, понимая взгляд на Реджину, когда она резко встает, словно ошпаренная своими же вопросами. Он аккуратно берет жрицу за руку и садит её на место, пододвигаясь. На словах всегда проще изобразить из себя рыцаря чести, бьющегося за святую цель ради несчастных и обездоленных. Только реальности плевать на эгоистичные ожидания и придуманные благородные образы в сияющих доспехах. Все может обернуться совершенно по-другому.
- Разве в Вашей жизни не бывало трудностей? Разве Вас никогда не мучили сомнения? - искренне интересуется мужчина, потому как эти вопросы тревожат и его самого. Не проходило и дня, чтобы он не задумывался о правильности своих действий, а думать Ловдунгу было о чем. Его отец развязал войну, памятуя о случае значительной давности, о котором, кажется, уже все забыли, но за который так или иначе продолжает проливаться кровь. Иногда Эйнар задумывался, может отцу плевать, кто у кого когда-то забрал корону, и он просто хочет сам получить власть в угоду своим амбициям, прикрываясь историей про попранную справедливость. Может только из-за того, что два короля не поделили трон, многолетняя война раздирает Солин, заставляя стариков посылать своих детей на смерть, матерей торговать телом за кусок хлеба, а жрецов предавать Богов, хватаясь за оружие. Всем приходится нелегко, говорила Реджина, словно война пришла на северную землю по воле случая. Для авалонской жрицы, наверняка, не имело значения, из-за чего началась многолетняя кровавая борьба. Для Эйнара же она была неотделимой составляющей жизни и не задумываться о причинах и её смысле было просто невозможно. Впрочем, речь сейчас шла не о Ловдунге.
- А Вам на самом деле хотелось бы изведать на себе их гнев? Может, Шестеро посылают испытания только тем, чья вера слаба и преданность сомнительна. В этом случае, Вам не о чем тревожиться, - Эйнар прикасается пальцам к подбородку жрицы, разворачивая её лицо к своему, - Заботливый Отец не даст оступиться своей возлюбленной дочери, - он смотрит ей в глаза, мягко улыбаясь. Пусть сам Ловдунг и не мог похвастаться беспрекословным поклонением  Богам, он успел понять, что для Реджины непоколебимость её веры важнее, может, всех остальных вещей на свете. Возможно, Боги больше благосклонны к тем, кто не мыслит свою жизнь без них? Чтож, тогда Реджина на самом деле может быть спокойна.

Впрочем, кое-что все-таки не вязалось с представлениями Эйнара о преданных слугах Шестерых. Корбу была черной ведьмой, чье проклятие отправило на тот свет пятерых разбойников. И лишь Бездна знает сколько еще людей пострадало от её заклинаний и все ли из них заслуживали этого.
- Что значит «я увижу»? - настороженно переспрашивает Эйнар, как только жрица начинает отвечать на его вопрос. Вопли Хавдана были больше похоже на бредни сумасшедшего, поэтому Ловдунг скорее ожидал, что Реджина просто отмахнется, заявив, что Боги в наказание отняли у разбойника разум и сказанное им не имеет смысла. Эйнар хмурится, слушая дальнейшие объяснения жрицы, замечая как выражение её лица снова становится обыденным, хотя теперь она говорила о вещах пострашнее сомнений в собственной вере. Она говорила о своей смерти. Наверное, именно в этот момент Ловдунг понял, почему люди говорят, мол жрецы как-будто прибыли из других миров. Их система ценностей явно отличалась от большинства обычных людей.
- Иногда ложь несет в себе благо, а иногда благими намерениями выложена дорога в Бездну, - Ловдунг задумчиво кивает, давая понять, что идея дуальности сущего ему не чужда. Он давно убедился, что мир не делится на черное и белое. Тот, кого можно было считать другом, превращался в предателя, а бывшие враги нередко переходили на его сторону, оказываясь самыми верными сообщниками. Но Эйнар никогда не задумывался о Шестерых в этом ключе. Нет, он знал, что Хамар способен поразить молнией, Билгьюр - потопить корабли в шторме, а Файдинг вызвать засуху, погубив урожай. На то они были Богами, чтобы иметь власть над своими подданными. Но людям иметь такую силу было... противоестественно? С другой стороны, жрецы считались воплощением воли Богов на земле. Значило ли это, что они вправе наказывать провинившихся так же, как и исцелять раненных? Реджина вела именно к этому, но мысль все равно не укладывалась в голове у Эйнара. Впрочем, она не вызывала и отторжения. Если бы Ловдунг искренне исповедовал веру в Шестерых со всеми правилами, вкладывал в многочисленные ритуалы сакральный смысл и был уверен, что в Богов верить надо так, как говорят в храме, и никак не иначе, то сейчас, вместо того, чтобы попытаться понять Реджину, он бы уже начал складывать ветки для костра побольше. В его же случае, новый взгляд на черную магию был непривычен и пугал множеством возникающих вопросов, но не отметался полностью, потому как Эйнар радикальных религиозных взглядов не придерживался.

- Одно мне остается непонятным, Реджина, - этот разговор они продолжают в пути, потому как весь день сидеть в лагере и рассуждать о запретных темах религии, никто из отряда позволить себе не мог. Впереди их ждала дальняя дорога и Эйнару хотелось уже по-быстрее оказаться в Элигаваре. Во-первых, чтобы собственными глазами увидеть все страшные байки о Черных землях. Во-вторых, чтобы быстрее вернуться назад и доложить обо всем отцу. Новостей у Ловдунга было достаточно. Впрочем, сейчас его волновало другое, - Раз риск так велик, зачем Вы занимаетесь этим? Зачем выбрали ту сферу колдовства, которая, в буквальном смысле, Вас убивает? Разве в мире и так не хватает войн, смертей и разрушений, что Боги посылают сюда своих подданных, чтобы те только умножали число бедствий на земле?

Граница графства явственно приковывает к себе внимание. Эйнар отвлекается от их разговора, когда впереди начинает виднеться выжженная земля, а пепел оказывается так близко, что одного дуновения ветра достаточно, чтобы тот начал сыпаться им на головы. Отряд останавливается, давая жрецам возможность обсудить дальнейший план действий, но ждать долго не приходится.
- Реджина! - восклицает Эйнар в унисон таким же встревоженным воскликам его воинов и некоторых жрецов. Корбу вчера говорила, что даже если пепел не является проклятьем, он несет в себе смертельную опасность, а сегодня беззаботно шагает вперед под серые хлопья неизвестного происхождения. Что же, вполне ожидаемое действие для той, что не ценит свою жизнь.
- Привыкайте, Эйнар, - к нему обращается Инги, трогая поводья лошади вслед за Корбу, - Она такая.
Жрецы, один за другим, следуют за женщиной, и Ловдунгу остается делать тоже самое. Эйнар мнется лишь несколько секунд, набираясь храбрости, чтобы не оплошать перед своими воинами, и заходит во внутрь. Пепел падает ему на лицо, залепляя ноздри и мужчина чихает, прикрывая рот ладонью. Стоит ему открыть глаза, как иллюзия к большому облегчению Эйнара развеивается, как будто её и не было.
- Наверное, это стоит считать удачей, - с сомнением в голосе произносит мятежник, когда последний из его воинов переступает границу и изумленно смотрит на исчезнувший мираж. Ловдунг бросает последний взгляд на контраст выжженной земли и буйно цветущей зелени и поворачивает коня вглубь графства, догоняя ушедших вперед жрецов.

Отредактировано Einar I Lovdung (2018-09-16 15:39:59)

+1


Вы здесь » Jus sanguinis » Прошлое » Once upon a nightmare