Дорогие участники и гости форума! Мы рады приветствовать вас на проекте «Право Крови», посвященном мистике в антураже средневековья.
Сюжет нашего форума повествует о жизни в трех средневековых королевствах, объединенных некогда в военный и политический союз против угрозы с юга. С течением времени узы, связывающие королевства воедино ослабевали, правители все больше уходили в заботу о нуждах собственных государств, забывая о том, что заставило их предшественников объединить страны в одно целое. Но время для заключения новых договоров пришло, короли готовы к подтвердить прежние договоренности. Или это лишь очередная политическая игра за власть, силу и влияние на континенте? Покажет время. А до тех пор, мир коварства, жестокости, меча и магии ждет своих новых героев. Героев, в чьих руках окажется будущее Офира, Солина и Брейвайна.

Вверх Вниз

Jus sanguinis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Jus sanguinis » Настоящее » Тут вам не там!


Тут вам не там!

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Тут вам не там!
Конечно, слава – хорошая вещь, но и она имеет свои неудобства

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

https://i.pinimg.com/564x/0c/1e/d4/0c1ed4a720eea167d098d3149e70e915.jpg

10 декабря 1212 года ❖ Солин, улицы Эгдораса
❖ Гаррет Осборн, Рикард Фейтглейв



Желание восстановить справедливость - дело благородное, но не в случае, когда  благим помыслом руководит тщеславие.

Отредактировано Rickard Faithglaive (2018-05-17 00:52:27)

+2

2

Жизнь гвардейца с его момента отбытия в Солин оказалась наполнена всевозможными, пусть и не всегда приятными, событиями и приключениями как никогда раньше.
Сперва было нападение в дороге на ее высочество Леонетту, унесшее жизни троих из их отряда.
Затем зачарованный лес, из лап которого пришлось спасать все ту же принцессу и ее младшего брата. Это спасение стоило жизни еще нескольким его товарищам, ставшим жертвами лесной нечисти.
Затем была поездка в город с принцессой Алисанной и встреча с гадалкой, чье мрачное пророчество пусть и было перепутанным и не исполнилось в полной мере: Деррик, выбитый из седла северным копьем, не собирался умирать, а схватка с принцем Хильмаром, на чьем щите красовался вепрь, стоила Осборну не пролитой крови, а всего лишь синяков  – но оставило неприятный осадок, заключавшийся в том факте, что Офир потерпел поражение. И это поражение напоминало о себе каждое утро, когда появлявшийся точно по звону неведомого колокола лекарь принимался растирать затекшее за ночь плечо гвардейца мазями и вливать в того настойки, от одного вкуса которых сводило скулы.
К тому же, вынужденный провести несколько дней на лежанке в казарме Гаррет чувствовал себя выброшенным из вереницы громких событий, происходящими, казалось, в Солине каждый день. И жадно хватался за любой слух или сплетню, пытаясь хоть как-то скрасить свое временное бездействие.
Именно так он узнал о страшной судьбе брейвайнского священника, нашедшего свою смерть все в том же зачарованном лесу. Смерть, чьей невольной свидетельницей оказалась младшая из офирских принцесс.
Этого священника Гаррет помнил по застольной беседе в первый день пира. Тот оказался довольно неприятным собеседником, способным испортить шутливый разговор о приключениях отвратительными подробностями из своего жизненного опыта, но вряд ли за это он заслуживал быть сожранным каким-то упырем. Так что его смерть не вызвала у гвардейца ничего кроме сожаления.
Второй новостью была новость о предстоящей королевской охоте, которая должна была стать прощальным подарком гостям. В отличие от известия о гибели священника, она была куда более приятной, хотя и вызвала у Гаррета легкое чувство досады.
Прощальная охота означала скорый отъезд их делегации, а скорый отъезд означал один неоплаченный долг, заключавшийся в украденном на городской площади кошельке. Украденном, но так не возвращенном.
Не то, чтобы пара золотых, имевшихся в нем, были таким уж большим состоянием, которое гвардеец готов бы оплакивать. Куда неприятнее был сам факт воровства, оставлять который без возмездия было сродни позору. 
И именно о возмездии думал Осборн, выбравшись на казарменный двор, чтобы поупражняться с мечом. О возмездии и о том, кого ему следует взять с собой. Не хотелось делать эту историю достоянием всего отряда, но и отправиться за кошельком в одиночку мешал здравый смысл. А еще ушибленное плечо, разнывшееся от первого же взмаха.
И поморщившись от боли, а еще от нравоучительного ворчания лекаря, наблюдавшего за тренировкой со стороны, Гаррет мотнул головой, прося последнего если не уйти, то хотя бы помолчать:
- Я знаю, что делаю.
И снова взмахнул мечом, парируя удар воображаемого противника, и тут же нанося ответный.

+6

3

Ещё никогда Солин не был столь враждебен…Ещё никогда Рикард не чувствовал себя на северных землях настолько «в гостях».
Мало того, что повод был не самый приятный, так ещё и неудачи, подобно взбеленившимся псам, увязались за офирцами с самого пути. Из вот, этой своры, то и дело появлялась очередная облезлая морда, цапала и за самое дорогое, фейтглейвовское, и подло пряталась обратно, оставляя пострадавших растерянно вертеться в ожидании следующей атаки.
Переживания Рикарда за безопасность сестёр качественно дополнило фиаско на турнире. Благо, гордое знамя Фейтглейвов не пострадало, но самолюбие кронпринца ныло пуще старого ранения. Он без устали ругал себя, что вышел неподготовленным. Словно мальчишка, позволил горячности взять верх, допустил ряд ошибок, среди которых была и самая непростительная – недооценка врага.
Рикард изводил себя тренировками, посвящая им то немногое свободное время, что у него было плохо спал и даже потерял вкус к вину и женщинам! Но, как оказалось, даже от таких глубоких переживаний возможно найти лекарство.
Не сбавляя шага, Рикард приложился плечом к деревянной калитке, и та со скрипом поддалась, впустив кронпринца на тренировочное поле.
Серая крошка покрытия, иссечённые манекены и стойки с оружием – ему знакомо здесь было абсолютно всё. Но сегодня, как ни странно, привел его сюда именно интерес. Отыскав взглядом «жертву», Рикард неспешно направился к манекенам, на ходу вращая мечом, лениво демонстрируя безукоризненно отточенную ловкость.
- О, здравствуй, Гаррет! Вот уж кого не ожидал здесь увидеть, так это тебя. – приблизившись на достаточное расстояние, бросил Рикард в сторону мужчин.  Сталь, описав серебристое па в воздухе, врезалась в манекен, отметив новый день очередной зазубриной. Бегло скользнув пальцами по белесому следу, Рикард оценил глубину и, казалось, остался вполне доволен собой. 
- Поговаривают, ты остался недоволен «гостеприимством» солинцев и решил, для безопасности, провалятся на койке до самого отъезда. -  оперившись рукой на манекен, с язвительной улыбкой протянул Рикард.
Естественно, никакого «поговаривают» не было. Сослуживцам были хорошо известны боевые качества Гаррета, и никто бы не стал вот в такой, неблагодарный способ, зарабатывать себе хлопот.  А вот кронпринц был. И сейчас он в том находил немалую потеху. Да и что может скрасить собственную неудачу лучше, нежели неудача соперника?  Пускай и не в прямом смысле слова, не поединщика, но человека, чьё мнение тебе хорошо известно, и оно отнюдь не соответствует самооценке!
Конечно, Рикард считал выше своего достоинства что-то там доказывать, а в своём положении был крепко уверен, но не упускал возможности подколоть Гаррета, если на то выпадала хорошая возможность. Вот как сейчас.

Отредактировано Rickard Faithglaive (2018-05-18 17:43:30)

+5

4

Тренировка оказалась куда короче, чем хотелось бы. Новое действующее лицо, появившееся на тренировочной площадке, заставило гвардейца пожалеть о своем решении поупражняться с мечом именно сегодня и сейчас. Лучше уж бесцельно валяться на лежанке, рассматривая паутину под потолком, и умирать от безделья, чем выслушивать очередные шутки про проигранный турнир.
А в том, что шутки будут – сомневаться не приходилось. О неудачном поединке в последнюю неделю не шутил только ленивый. И вряд ли принц стал бы исключением из общего числа.
- Добрый день, ваше высочество, - поклонившись, произнес Гаррет, отчаянно желая в этот момент, чтобы лекарь вновь влез со своими нравоучениями, призывая его вернуться в казарму. Но тот вмешиваться не спешил, словно в отместку не собираясь даровать лазейку для бегства. А потому, следуя правилам приличия, приходилось поддерживать разговор, каким бы неприятным он не грозил обернуться. – Мне подумалось, что на свежем воздухе и с оружием в руках лечение пойдет быстрее. Вижу, что мы с вами мыслим одинаково.
При последней фразе по губам скользнула легкая улыбка. О том, что выступление на турнире закончилось для принца поражением, Гаррету тоже было известно. И пускай его высочество отделался куда легче самого гвардейца, не оставить рану в его душе проигрыш не мог. Так что в чем-то оба они сейчас пытались залечить свои раны, не только телесные, но и душевные.
Понял ли принц шутку или нет, но его ответ оказался неприкрытой издевкой, заставившей Осборна заскрипеть зубами от собственного бессилия. Будь на месте Риварда кто-нибудь другой, и Гаррет уже давно ухватил бы его за горло, чтобы узнать имя позволившего себе такие высказывания в его адрес.
Но его высочество был защищен двойными доспехами происхождения и должности, вынуждая гвардейца обходиться лишь словами, а не действиями - да пошли Единый ему терпения в этом.
- Пусть поговаривающие скажут это мне лично, - с кривой усмешкой, призванной скрыть всколыхнувшуюся в душе злость, ответил Осборн, - а не утруждают вас передавать подобные слова. А что касается солинского гостеприимства…
Он обернулся к манекену, перехватил меч здоровой рукой и, повторяя жест принца, нанес удар сбоку, всаживая лезвие в дерево на палец.
- …то смело могу назвать его горячим. И готов испытать его еще раз, если только у вашего высочества будет для меня задача.
Впрочем, задача была и у него самого. Вот только принц был последним человеком, с которым хотелось ей поделиться. Ведь для этого пришлось бы признаться в том, что его обчистил какой-то уличный мальчишка. Обчистил, подобравшись так близко, что при желании смог бы пырнуть его ножом, а сам гвардеец этого и не заметил. Даже Олфорд не уставал смеяться по этому поводу. Что уж говорить о принце, который, наверняка, превратит эту историю в анекдот для всего королевского двора. Если, конечно, уже не превратил, узнав ее раньше и от других действующих лиц.

Отредактировано Garreth Osborne (2018-05-19 12:59:26)

+4

5

Ответный выпад Гаррета не достигнул цели, что, безусловно, было только к лучшему. Вообще принцам (а тем более кронпринцам) было не принято наступать на мозоли. И даже на обувь. Намёк на поражение благополучно угас в глухом уханье меча о древесину, затерялся в задорной нетерпеливости Рикарда. Не растеряв озорного настроения, он даже невнимательно кивнул в ответ, посчитав, что речь идёт о ранениях и многочисленных ушибах, что он получал ранее, и действительно «лечил» их на таком вот тренировочном поле, только в Офире.
Чуть больше внимание Рикарда привлёк произведённый Гарретом удар по манекену. Он был точным и, невзирая на состояние гвардейца, исключительно сильным, что вызвало ничем не проявившееся одобрение кронпринца. Несмотря на разногласия, в глубине души, Рикард испытывал к Гаррету некую дружескую привязанность и даже, можно сказать, уважение (хоть ни в первом, ни во втором, кронпринц не признался бы даже под пытками солинских искусников). Но, как бы там ни было, именно с Гарретом, случись им оказаться в окружении врага, он предпочёл бы стать спиной к спине.
- Ваше Высочество…сир... - в оживлённую перебранку внезапно вмешался третий, менее энергичный, но довольно-таки требовательный голос.  – Прошу вас, не делайте резких движений…Ваше плечо…
Прерванный поднятой рукой кронпринца, старик вновь замолчал. Его сухое, будто борода высасывала все соки, лицо отдавало старческой желтизной, но не в пример ему цепкие глаза всё ещё обладали живостью. Он недовольно поглядывал на не в меру разбушевавшихся юношей из-под косматых бровей.
- Благодарю, Кадмус. Ты можешь быть свободен. – не убирая дружелюбной улыбки с лица, коротко бросил Рикард.
Конечно, подобное «предложение» старик проигнорировать был не в праве. Кряхтя и ворча себе под нос (если присутствующим было бы интересно, они наверняка расслышали бы одну из любимых лекарем фраз: «я за это отвечать не собираюсь» или «рискуют где не попадя, а мне лечи»), Кадмус двинулся по направлению к выходу. В силу своего возраста и лекарского авторитета, он был одним из немногих, кто мог позволить себе брюзжание в присутствии королевской особы.  Да что и говорить, коль эту самую «королевскую особу» он знал и лечил с момента рождения и по сей день.
- Ох уже эти лекари… - провожая старика взглядом, протянул кронпринц. – Дай им волю, они бы нас в юбки нарядили да за вышивку усадили. Да, Гаррет? 
Повернувшись к сослуживцу, Фейтглейв одарил его всё той же азартной улыбкой, что могло означать только одно – Рикард задумал нечто, и едва ли найдётся кто-то или что-то, помешавшее ему это осуществить.
- А вот что готов - это похвально! Слыхал, тебя какой-то мальчишка на площади обобрал. - нарочито умаляя особу обыгравшего Гаррета, деловито сообщил кронпринц. – Я вот решил вступиться за тебя. Восстановить справедливость, так сказать.   

Отредактировано Rickard Faithglaive (2018-05-20 11:07:17)

+4

6

Лекарь, наконец, подал свой голос, но как-то робко и неуверенно, а получив первый же отпор принца, поспешил ретироваться.
С гвардейцами, насколько знал Гаррет, он был не так послушен. И избавиться от его компании, порой, было весьма затруднительным занятием – проще было сдаться, позволив влить в себя очередной мерзкий эликсир или намазать рану очередной мазью с отвратительным запахом.
Так что гвардеец был почти готов согласиться с его высочеством, вот только улыбка на лице принца, по-мальчишески задорная и хитрая, а потому не сулящая ничего хорошего, заставила его быть осторожнее в своих выражениях.
- Не думаю, что это в их интересах, ваше высочество. Ведь в этом случае они быстро остались бы без работы, - попытался пошутить Гаррет, одновременно пытаясь угадать, что именно задумал его собеседник.
Поединок с мечом в левой руке? Вылазку в кабак или бордель, о котором ему успели нашептать слишком болтливые гвардейцы?
Но правда превзошла все догадки, заставив Осборна мысленно застонать, стискивая зубы из-за воплотившихся в жизнь самых худших опасений.
«Донесли уже?!»  - мысленно съязвил он, так же мысленно обещая Олфорду избавить того от парочки зубов, чтобы сделать менее разговорчивым хотя бы на время. А вслух снова попытался пошутить.
- Я польщен таким заступничеством, - произнес он с выражением лица, которое обычно присутствует при коликах в животе. – Вот только не думаю, что такая мелочь стоит вашего внимания. Тем более что я как раз собирался скоротать время, вернувшись в город и разыскав украденный кошель…
Вот только вряд ли последнее стоило говорить принцу, явно готовому отправиться на поиски неприятностей за дворцовую стену.
Спохватившись, Гаррет захлопнул было рот, но понимал, что это вряд ли уже поможет. Так что, проклиная собственную болтливость, ему пришлось поспешно добавить.
- Не один, а с компанией гвардейцев. Впрочем, вашему присутствию мы с товарищами будем только рады. 
Надежды на то, что принц откажется от прогулки большой компанией, было мало. Но большая компания могла хотя бы уменьшить головную боль самого Гаррета, поскольку позволяла разделить ответственность за судьбу принца с сослуживцами. Не слишком благородно, но в своей способности защитить его высочество в одиночку с поврежденной рукой гвардеец сильно сомневался.
- Я соберу отряд прямо сейчас, только прикажите.

+5

7

Быть может по той причине, что работа у лекарей отчего-то не переводилась, аль потому, что меры их лечения упрямо содержали в себе исключительно неприятные процедуры, наличие у них работы мало заботило Рикарда.  Посему, решительно пропустив первую часть, кронпринц сразу приступил ко второй, интересующей его куда больше:
- Что означает мелочь?!! – на миг выражение лица Фейтглейва сменилось. Стало многозначительным и одухотворённым (с таким он обычно произносил пламенные речи перед собравшимся гарнизоном). Отпрянув от манекена, он выпростался и даже как-то угрожающе приосанился, будто собирался вызвать Гаррета на кулачный поединок. 
- Позволить солинской шантрапе безнаказанно запускать грязную руку в кошель офирского гвардейца – мелочь?! – уязвлённо воскликнул Рикард. Его глаза загорелись неподдельным пламенем негодования, а свободная рука инстинктивно сжалась в кулак.   
- Твои деньги – это часть казны Офира! Его благосостояние и благополучие! Это деньги самого короля! Или ты со спокойной душой можешь позволить обокрасть Его Величество?!
Конечно, Рикард несколько сгущал краски. Такие недопонимания то и дело случались, и даже на улицах Офира. Хорошо одетые и несколько беспечные в своей самоуверенности гвардейцы периодически становились жертвами мошенников (самых отчаянных из карманников либо же по-детски глупых). А отношения с тем самым королём, - отцом - и того радовали меньше. Не раз и не два свите доводилось видеть, как Рикард, с трудом сдерживая рвущийся наружу гнев, опрометью вылетал из его кабинета. В такие моменты он мало походил на безропотного исполнителя королевской воли, а уж на покладистого сына и подавно.
Но момент благоволил, а речь настолько удалась, что Рикард и вправду, частично, уверовал в свои благие намерения. Разве ж он не давал присягу старику Гарвану (бывшему командиру королевской гвардии) защищать своих людей, а королю – безопасность Офира? Так вот он – подходящий момент!
Посчитав, что его слова были достаточно убедительными, Рикард ещё раз, для закрепления эффекта, окинул Гаррета серьезным взглядом, после чего вновь улыбнулся и по-товарищески похлопал по здоровому плечу гвардейца.
- Идём. У нас мало времени. Мне нужно к охоте готовиться. Ты же не хочешь, чтобы завтра твоего командира обскакала какая-то там девчонка? – уже шагая к казармам шутливо осведомился Рикард.
- И…надеюсь, тебе не нужно пояснять, что поедем мы одни и в штатском? Не хочу, чтобы потом говорили, что за каким-то оборванцем королевская гвардия гонялась.

Отредактировано Rickard Faithglaive (2018-05-21 21:41:35)

+3

8

Попытка преуменьшить значение случившегося привела к реакции совершенно противоположной той, на которую рассчитывал Гаррет. Глаза принца загорелись настолько праведным гневом, будто ему только что предложили возглавить переворот против собственного родителя, ввергнув Офир в многолетнюю гражданскую войну, вроде той, что бушевала в северном королевстве последние десятилетия.
А от пламенной речи принца, к которым гвардеец еще не успел в полной мере привыкнуть за полтора месяца командования последнего, Осборну и вовсе стало не по себе. Не потому что он страшился обвинения в попустительстве расхищению королевской казны – потому что подобный запал перед предстоящей вылазкой не сулил ничего хорошего им обоим.
- Я не это имел в виду, ваше высочество, - начал было Гаррет, но быстро замолк. Упрямство его высочества, которому позавидовал любой уважающий себя осел, было известно гвардейцам еще до того, как его высочество стал их новым командиром. И Осборн не был исключением, так что прекрасно понимал, что любые объяснения сейчас будут неуместны, как неуместным будет и любой спор – принц просто не станет слушать никакие доводы.
Хотя причин спорить у Осборна было хоть отбавляй, в первую очередь из-за решения его высочества ехать вдвоем. Кто знает, что именно будет ждать их в упомянутом гадалкой заведении? И захочет ли его владелец сотрудничать с властями, выдав им воришку? И пускай завсегдатаи подобных заведений редко бывают вооружены мечами – ножи, дубины и лавки тоже опасное оружие. Особенно, когда исчисляются десятками против двух клинок.
Впрочем, если надежда переубедить принца и оставалась, то делать это следовало не сейчас. Может быть, выехав в город, тот слегка одумается. А потому, ответив на последний приказ поклоном, Гаррет коротко кивнул:
- Как прикажете, милорд, - и развернулся, направляясь к казарме.
Городская площадь, на которой неделей ранее они столкнулись с гадалкой, сегодня была не такой уже многолюдной. Празднования по случаю коронации подходили к концу, и многие торговцы уже покидали столицу.
- Вот здесь все случилось, - произнес Осборн, останавливая гнедого напротив проулка, в котором скрылся воришка, и о котором говорила гадалка. – Стащивший кошелек побежал туда… И искать его, скорее всего, следует в кабаке. Третий дом в левой стене, на двери которого вырезан цветок.
Раздавшийся сзади гневный окрик заставил Осборна оглянуться. Какой-то дородный бородач на повозке, груженной бочками с незнакомым гербом на боку, сверлил их с принцем недобрым взглядом, явно требуя чего-то. Вот только от его взгляда знания солинского у гвардейца не прибавилось.
- Чего тебе? – отозвался Гаррет на всеобщем. И поняв, что чужаки его не понимают, возница тоже снизошел до этого языка, рявкнув:
- С дороги, тролля вам в зад!
Видимо, отсутствие гвардейских плащей и гербов превращало гвардейца и принца в его глазах в каких-то бродяг, которыми полны городские улицы. Удачный момент, чтобы напомнить его высочеству, чем может закончиться попытка двух «простолюдинов» восстановить справедливость.
И слегка потеснившись с пути повозки, гвардеец перевел взгляд на Рикарда.
- Не уверен, что нам стоит идти туда лишь вдвоем, ваше высочество, - произнес он. – Может быть, привлечь хотя бы городскую стражу?
За золото та согласится восстановить справедливость где угодно и как угодно, да и вызовет куда больше уважения и страха.

+4

9

- Ты знал где искать и до сих пор медлил?! – насмешливо изогнув бровь, переспросил Рикард. Ситуация его явно забавляла. Он не видел препятствий и недоумевал почему кошелёк до сих пор не вернули, считая это курьезным недоразумением.  Но получить ответ на свой вопрос Фейтглейв не успел.
Короткий оклик на матерном солинском нагло прервал задушевную беседу, вынуждая кронпринца удивлённо взглянуть в сторону шума. Он явно не сразу принял фразу на свой счёт, но как только убедился в отсутствии ошибки, заметно помрачнел. 
- Зад тролля тебя породил... - достаточно отчётливо, на чистом солинском, произнёс Рикард.
Зарвавшийся бородач явно расслышал ответ и даже злобно зыркнул в ответ, но что-то в облике мужчин всё же переубедило его продолжать беседу. Под тяжёлым взглядом кронпринца, солинец подстегнул свою клячу и рассержено потарахтел по каменке дальше. Всё ещё угрюмый Ричард, никак не прокомментировав предложение Гаррета, направил коня следом, в узкую улочку.
Каменные стены неохотно расступились, впуская мужчин в закулисье праздничной жизни. Расстояние в три дома, казалось, разделяло города, а то и целые королевства. Нарядная, впечатляющая изобилием товаров и событий главная площадь как-то уж больно быстро закончилась, скукожилась до размеров облупленных лачуг, весьма недвусмысленно намекая, что маршрут для прогулки выбран, мягко говоря, не из лучших. 
Старый трактир, будто бородавка на и без и того уродливом лице, восседал перекошенным курятником без каких-либо внешних признаков достоинства. Своим видом он будто призывал усомниться в результате поиска, да вот только цветок, выведенный не пойми откуда взявшимся здесь искусником, заставил Рикарда придержать лошадь.
- Жди здесь, если хочешь. – буркнул он, порывисто спешиваясь. Могло показаться, что кронпринца ничуть не заботит ни внешний вид здания, ни особенности менталитета здешних жителей. И только мимолётное касание перевязи выдало его истинные мысли.
Внутреннее убранство таверны едва ли могло заинтересовать искушенного клиента, ровным счётом, как и её содержимое. Пожалуй, для первого знакомства стоило выбирать более дружелюбное выражение лица, или хотя бы попытаться сделать своё появление менее заметным. Не позаботившийся ни о первом, ни о втором, Рикард сразу привлёк внимание собравшихся.
- Неделю назад у моего товарища, на площади, украли кошелёк, – не посчитав нужным поздороваться, известил собравшихся Рикард, – На нём выжжен дракон. Я бы хотел его вернуть со всем содержимым. Взамен будем считать, что…
- А ты кто такой вообще? – нагло перебив кронпринца, отозвалось свиноподобное лицо из дальнего угла таверны.
Видимо, вещать оттуда было куда удобней, чем с первых рядов, которые предпочитали молча, исподлобья наблюдать за не в меру резвым гостем.   
- Я его товарищ и требую немедленно вернуть украденное! – окончательно потеряв самообладание, желая как можно скорее закончить начатое и убраться из этого богами забытого места, рявкнул Рикард.
На мгновение в таверне повисло гнетущее молчание, но убедить собравшихся, как оказалось, было делом не из простых.
- Офирец, что ли?... - лениво переспросил кто-то из провонявшегося блевотиной и ещё не пойми чем полумрака. 
- А я принцесса Леонетта! Самая завидная невеста Офира!!! – внезапно, решив рисануться осведомлённостью в династических составляющих, взвизгнул свиноподобный.
Таверна ухнула, поплыла в оглушающем хохоте, пронзая Рикарда бешеной яростью. Уже выхватывая меч, он краем глаза уловил какое-то шевеление.
Слишком запоздало, как для удачного маневра...

Отредактировано Rickard Faithglaive (2018-05-23 23:12:00)

+6

10

Надежды Осборна не оправдались. Грубость возницы не только не заставила принца задуматься над важностью подкрепления, но и, кажется, еще больше убедила его в необходимости разрешить ситуацию с украденным кошелем сейчас и в одиночку.
«Да чтоб тебя!» - мысленно выругался гвардеец, предчувствуя скорые неприятности не только разумом, но и некстати разнывшимся плечом. Бросил взгляд на возницу, которого ответ принца, заставил поспешно убраться восвояси, и пустил коня следом за конем Рикарда, предпринимая последнюю попытку избежать беды.
- Давайте хотя бы убедимся, что этот воришка действительно здесь, - произнес он, игнорируя вопрос о том, почему кошель до сих пор не возвращен законном владельцу. – Я знаю его в лицо, а потому зайду первым… Заодно оценю обстановку, кто знает, что ждет нас за дверью…
Ответ принца дал понять, что и эти увещевания упали не на благодатную для всходов почву. И скрипнув зубами в ответ на предложение остаться снаружи, Гаррет спешился, направляясь к двери, на которой, в самом деле, красовался выведенный неумелой рукой цветок.
Внутреннее убранство кабака мало чем отличалось от подобных заведений по всем трем королевствам. Грубо сколоченные столы, местами и вовсе были заменены на бочки. Корявые лавки и табуреты вокруг них неуклюже стояли вокруг них. Под потолком висела «люстра» из тележного колеса под потолком, утыканная свечными огарками, света которых хватало лишь на то, чтобы рассмотреть с десяток лиц, сидящих ближе к свету. Остальные же посетители скрывались в кабацком полумраке, как пауки в углах заброшенного здания. И от этого предчувствие скорых неприятностей лишь усиливалось.
А уж действия Рикарда и вовсе заставили гвардейца мысленно схватиться за голову.
Нет, конечно, в его плане по возвращению кошеля тоже был пункт с подобными требованиями, вот только озвучивать их предстояло в плащах королевской гвардии и в компании, выглядящей куда более угрожающе, чем офирский принц. Неудивительно, что на завсегдатаев заведения его пламенная и требовательная речь не произвела никакого впечатления, вызвав лишь насмешки. Последние, впрочем, не могли оставить равнодушным даже гвардейца при всем его нежелании нарываться.
- Свинья ты, а не принцесса, - прокомментировал он с нескрываемым отвращением похабную шутку, раздавшуюся из угла и потонувшую в дружном гоготе. – Свиньей и сдохнешь, хоть  в парчу тебя наряди.
А в следующий миг гогот схлынул, когда один из посетителей, сидевший от принца сбоку, неожиданно резко подался вперед. И в руке его свернуло что-то металлическое, похожее на кинжал.
- Осторожно, милорд! - выдохнул Гаррет, оборачиваясь к нападавшему и пинком отправляя тому навстречу подвернувшийся под ноги покосившийся табурет, чтобы хоть как-то замедлить его движение.
А в следующий миг чья-то тяжелая туша, пропахшая мочой и жареным луком, с рычанием, достойным драугра из колдовского леса, прыгнула ему на спину, обдавая волной перегара.
Осборн с силой откинул голову назад, ударяя затылком в лицо драугра местного разлива. И едва не охнул от боли, которой полыхнула пострадавшая во время турнира шея. На какой-то миг даже свет свечей под потолком показался ему тусклее.
Хорошо хоть драугр с болезненным всхлипом отвалился назад, позволяя схватиться за рукоять меча. Вот только вытащить его гвардейцу не дали – удар тяжелого табурета опрокинул его на ближайший стол. И чужие руки тут же вцепились в плечи, мешая подняться. И чей-то кулак угрожающе взметнулся над головой.

+3

11

Рикарду не требовалось много. Всего пара слов для ярости, всего малая заминка для манёвра. Размашисто выдергивая меч из перевязи, он мимоходом прошёлся по груди нападающего, аккурат в тот момент, когда он, пытаясь сохранить равновесие, неловко взмахнул руками.  Рикард не успел разглядеть ни лица противника, ни оружия.  Скупо отмерянного внимания хватило лишь чтобы увидеть, как на груди, вместе с располосанной сорочкой, разошлась плоть. Кровь не успела хлынуть с раны, а Рикард уже уклонялся от просвистевшей у самого уха дубины.
Конечно, вооружение завсегдателей таверны было куда скромнее гвардейцев, но численность тоже имела своё значение. Пнув покусившегося здоровяка ногой в живот, Риакрд опрокинул им стол и черканул по таверне взглядом в поисках Свиноподобного. Сейчас у Фейтглейва была одна цель и, по правде говоря, ему было всё равно сколько трупов ляжет на пути к ней. Интуиция подсказывала, что едва ли за этими отбросами будет кто-то сильно убиваться. 
Заприметив торопливо пробирающегося к двери обидчика, Рикард перепрыгнул через лавку, но взгляд споткнулся о распятого на столе на столе Гаррета. Скрежетнув зубами от образовавшейся заминки, Рикард зло зыркнул в сторону уже закрывающейся двери и рванул к столпившимся у стола.
Всё ещё сжатая в кулак рука упала на гвардейца. Раздался вопль. Гаррета щедро окатило кровью из отрубленной кисти. Оттолкнув орущего безрукого, Рикард, схватил за   грудки товарища и, буквально вырывая гвардейца из рук опешивших «застольщиков», подтянул его по столу к себе.
- Надо уходить. Сейчас будет патруль.
Лицо Риарда, как и его одежды, было щедро заляпаны кровью и с первого взгляда было не разобрать ранен он или просто испачкан. Посчитав, что дальше гвардеец справиться без его помощи, кронпринц отпустил вздыбленный дублет и спешно направился к выходу.
- Прошу вас! Прекратите! Не надо... - торопливое отступление прервал дрожащий голос трактирщика. Перед ним, на стойке, лежал тот самый, отмеченный драконом кошель. По-видимому, кто-то расплатился им за выпивку, но выяснить кто и сохранилось ли содержимое уже не представлялось возможным.
Сгребши кошель, Рикард продолжил свой путь к двери, на ходу пряча меч в ножны. Бой был окончен. Глупцов, желающих испытать судьбу здесь больше не было. Не считая самого кронпринца, естественно…
Устроив резню в таверне, Фейтглейв совершил огромную ошибку, и ему требовалось много времени, дабы это осознать. Конечно, это была самооборона, кронпринц наверняка был бы оправдан, но сам факт устроенного на чужой территории дебоша мог обернуться для него нехилым гневом со стороны отца. А если ещё учесть, что мир между Солином и Офиром походил на дыхание больного сухотами, – того и гляди прервётся – совершать подобные безумства было и вовсе несусветной глупостью.

Отредактировано Rickard Faithglaive (2018-05-26 22:44:54)

+4

12

Занесенный для удара кулак рухнул вниз слишком уж быстро. Да и угодил вовсе не в лицо, а на грудь, обдавая гвардейца брызгами еще теплой крови. А сам пытавшийся ударить с болезненным воем отпрянул назад, баюкая обрубок руки. Что ж, справедливый урок. Если выживет – сто раз подумает,  на кого замахивается.
И с этой мыслью Гаррет рванулся вперед, пытаясь высвободиться из держащих его объятий, одновременно с хваткой принца, поднимаясь на ноги.
С тем, что сейчас сюда нагрянет патруль, он был согласен, но вот необходимость поспешного бегства не разделял, считая ее почти позорной. Ничего противозаконного они не совершили, лишь защищались и возвращали свое по праву. И вернули же, кто бы мог подумать.
- С патрулем можно договориться, - ответил Осборн, следуя за принцем к выходу. В конце концов, жизнь его высочества стоила куда дороже жизней нескольких кабацких завсегдатаев, и лучше, чтобы пострадали они, чем особа королевской крови. Имея в прошлом опыт службы в городской страже, Гаррет был почти уверен, что любой офицер, охраняющий городской порядок, разделит его мнение.
Он как раз забрался в седло, когда со стороны главной площади в проулок вбежали двое стражников, ведомые тем самым, похожим на свинью, посмевшим упоминать имя офирской принцессы.
Свинорылый что-то крикнул, указывая на принца и Осборна, наверно, призывал арестовать дебоширов. И предупреждая этот опрометчивый поступок со стороны солинской стражи, Гаррет примирительно, как ему казалось, вскинул правую руку, показывая, что не собирается хвататься за оружие.
- Вы имеете дело с рыцарями! - крикнул он на всеобщем. – И мы хотим говорить с вашим офицером!
Вот только либо его всеобщий был далек от совершенства, либо местные стражники им не владели, потому что один из них бросился к офирцам с алебардой наперевес и явным намерением выбить всадника из седла.
Его бы рьяность на поимку городских воров и ложных гадалок, и Эгдорас смело можно было бы назвать самой безопасной столицей трех королевств.
От нацеленного на него удара, Гаррет уклонился, откинувшись в седле, и перехватил древко обеими руками, дергая его на себя. А едва оно выскользнуло у стражника из рук, со всей силы ткнул того древком в живот, сбивая на землю.
Упавший взвыл от боли, а его сослуживец с призывным воплем попятился обратно в сторону площади. И на его призыв в проулок вбежало еще четверо.

+3

13

Договориться? С патрулем? О, Боги!!! – мысленно простонал Рикард, торопливо покидая таверну.
Как и всякий посторонний, не являющийся членом королевской семьи, Гаррет был склонен преувеличивать степень взаимопонимания, что царила между Дэйроном и его прямым наследником, а ему, кронпринцу, было как-то не с руки посвящать гвардейца в обозначенные тонкости взаимоотношений конкретно в этот момент.
Вывалившись на улицу, Рикард жадно хватанул свежий воздух, но, не успев насладиться иллюзией свободы, поперхнулся непроизвольным ругательством:
- Твою ж…
Допущенное промедление спешило дать свои всходы. В просвете улицы уже образовались две крупные фигуры и одна чуть поменьше, - ростом, но не в ширь – в котором кронпринц без особого труда распознал обидчика.
Свиноподобный! – вспыхнуло в сознании Фейтглейва, но даже нарастающий гул сердцебиения не смог заглушить удивление, вызванное бравадой гвардейца.
- Заткнись. – сжав плечо Гаррета, зло процедил Рикард, упреждая возможную попытку представить их в полной мере. Фейтглейв не хотел говорить с офицером. Чёрт подери, он вообще не был настроен сейчас говорить!
Кони шарахнулись. Из ниоткуда, будто жало мантикоры, показалось острие алебарды и тут же, ловко перехваченное Гарретом, исчезло. Рикард почти успел отдёрнуть руку. Почти…
Ржание лошадей заглушило очередную порцию небогоугодных высказываний Фейтглейва. Выхватив алебарду, кронпринц коротко взвесил её в руке и запустил в сторону Свиноподобного. Оружие оказалось малопригодным для метания, но достаточно лёгким, дабы долететь до зазевавшегося воззедателя справедливости и косо шарахнуть его по ноге.
Мужлан взвизгнул, замахал руками и нелепой птицей заковылял под укрытие стены, упал на четвереньки, где тотчас был чуть не затоптан подоспевшей подмогой.  Посчитав, что с перебитой ногой Свиноподный едва ли сможет составить конкуренцию принцессе Леонетте на балу, Рикард дёрнул поводья, заставляя коня развернуться и пустил его галопом вниз по улочке.
Рикард не выбирал направление. Просто сворачивал куда придётся, в надежде запутать возможную погоню. В сжимавшей поводья перчатке было сыро и липко, но даже беглого осмотра хватило, дабы убедиться, что рана неглубокая.  Сейчас просто надо было двигаться. Как можно дальше. Как можно быстрее.

Наконец, когда запутать удалось не то что преследователей, а и самого себя, Рикард устало выдохнул. Город плавно превратился в какую-то деревню, и опрометью мчащие всадники неизбежно привлекали к себе больше внимания, нежели на улицах города. Настал момент подумать как быть дальше. Свернув с дороги, кронпринц направил лошадь к виднеющемуся чуть поодаль ручью.

+3

14

Они бежали, словно и в самом деле были разбойниками, совершившими преступление. Или нашкодившими мальчишками, которые боятся, что их шалость вот-вот вскроется, обернувшись поркой. И это не могло не раздражать.
Разбойником Осборн себя не считал. А нашкодившим мальчишкой перестал бы уже давно, привыкнув отвечать за любое совершенное им действие. А вот принцу этой привычки явно не хватало.
- Нам не следовало убегать, - произнес Гаррет, едва лошади замедлили свой бег. – Теперь нас будут искать по всему городу.
Нет, конечно, за дворцовыми стенами им нечего бояться. Но, во-первых, не станут же они отсиживаться за ними до самого отъезда домой. А во-вторых, даже если и станут, то во дворец нужно еще попасть. А между дворцом и ними сейчас находились городские улицы и поднятый на их поимку весь гарнизон городской охраны.
Вряд ли их можно было миновать незамеченным, да и противно было пробираться по городским улочкам, словно крысы. Лучше уж проехать открыто, надев на себя плащи с гербом Офира – связываться с иноземными гостями, охраняющими самого короля, стража не станет. Вот только и плащи с гербами были им недоступны, находясь в казармах. Послать бы за ними и за подкреплением кого-то. Вот только кого?
- Нам следовало договориться со стражей, - не унимался Гаррет, пуская гнедого следом за конем принца, к ручью.
Следовало, во имя всех святых, и гвардеец никак не мог понять, почему его высочество так отчаянно пытался этого избежать. Уж если кому-то и следовало опасаться, так это самому Осборну. Как только история дойдет до короля, тот будет гневе, когда узнает, что его сын едва ли не в одиночку отправился в кабак и устроил там потасовку, рискуя закончить свою жизнь под ударом какой-нибудь лавки…
Король будет в гневе… Так не королевского ли гнева и опасался Рикард?!
От пришедшей в голову догадки по губам гвардейца скользнула кривая усмешка. А вместе с ней пришла и глухая злость. Интересно, о чем думал принц, отправляясь за кошельком?! О том, что завсегдатаи отдадут его добровольно и без боя? Или о том, чтобы таким образом самоутвердиться в собственных глазах после поражения на турнире, забыв, что в случае его гибели, голова сопровождавшего его гвардейца вполне может оказаться на плахе? А это куда хуже отцовской порки.
- Или вы боитесь…
«Что о случившемся узнает ваш отец и надерет вам уши?» - несмотря на эмоции, следить за словами все же удавалось, так что озвученный вопрос звучал совсем не так дерзко, как мысленный:
- …последствий случившегося? Так, может, о последствиях стоило подумать раньше, до того, как отправляться в кабак лишь вдвоем, и не переговорив с городской стражей? 

+3

15

Весело скачущий по камням ручей встретил путников с той благой беззаботностью, на которую способна была только природа. Спешившись, Рикард направился к каменистому берегу. Отыскав более-менее удобный подступ, он опустился на плоский камень и, стащив с себя перчатки, опустил ладони в стремительный поток.
Вода на лишь на мгновение сменила окрас.  Спеша скрыть неудачу кронпринца, ручей торопливо вернул прозрачность, обдавая ноющую руку заботливой прохладой. Зачерпнув воды, Рикард не без удовольствия погрузил пылающее лицо в живительную влагу, смывая липкие остатки крови неприятелей.   
Хотелось верить, что всё решено. Что всё налаживается, становиться на свои места…И только назойливость Гаррета разрушала эту отрадную иллюзию.
- Мы не убегали. - раздражённо процедил принц, уже смывая кровь с рукава.
Рука изрядно саднила, недвусмысленно намекая, что такое повреждение будет сложно скрыть, а значит некоторые объяснения давать всё же придётся.  Не потому ли Рикарду сложно было понять отчего гвардеец посчитал этот момент благоприятным к высказыванию противоречия.
Хотелось верить, что это просто шок и вскоре гвардеец возьмёт себя в руки, но Осборн продолжал поражать настойчивостью. Он не просто наступал на больную мозоль, он плясал на ней джигу и, казалось, напрочь позабыв с кем имеет дело!
Обвинение в трусости всё же заставило Рикарда развернуться и взглянуть на Гаррета уже с долей угрозы во взгляде.
- Гаррет...- угрожающе-мягко, даже вкрадчиво прервал гвардейца Рикард. Некоторое время он молча сверлил гвардейца стальным взглядом, будто надеясь, что тот упадёт замертво и одним свидетелем станет меньше, а когда заговорил снова, в его голосе чётко послышались ноты растущего гнева. 
- Если бы мне нужно было услышать твоё мнение, я бы его спросил.  Но я, как видишь, занят, –Рикард развёл руками, демонстрируя потемневший от воды валун, будто тот своим видом мог убедить гвардейца в несвоевременности его воззваний, – И меня оно не слишком волнует.
Повернувшись обратно к ручью, Рикард с удвоенным усердием принялся отмывать дублет, будто именно его вид был повинен во всех неприятностях.
Жизнь кронпринца только извне казалась бесконечной удачей и празднеством. Пиры, внимание дам, высокие должности и титулы…Никто, и Гаррет в том числе, не мог знать, каким бременем могло стать предназначение и как сложно было соответствовать возложенным ожиданиям.
- Думаешь всё знаешь, да, Гаррет? ... Думаешь вот так всё легко и просто? ... – голос кронпринца звучал глухо и, казалось, он растерял всяческий интерес к разговору.
- Ну, иди. Действуй.
На траву, рядом с гвардейцем, приземлился тот самый, отмеченный драконом кошель.

Отредактировано Rickard Faithglaive (2018-06-03 00:41:02)

+3

16

Окрасившаяся в красный цвет вода в первое мгновение заставила Осборна внутренне содрогнуться.
До этого момента он даже не подозревал о ранении принца. Казалось, из кабака тот вышел без единой царапины, а в переулке между ним и стражниками был сам гвардеец. Так где же его угораздило, во имя всех святых?!
Впрочем, ответ на этот вопрос был не так уж важен. Куда важнее были последствия случившегося.
Гаррету казалось, что он уже ощущает грозовые тучи королевского гнева, сгущающиеся над его головой. Сперва пропавшие в лесу в его смену принцесса Леонетта и принц Джаспер, теперь раненый в кабацкой драке Рикард. Вряд ли такие оплошности одна за другой могут остаться безнаказанными.
Возможно именно поэтому взгляд принца, колючий, словно острие копья, нацеленное в грудь, вызвал не страх, а глухое раздражение. Какие бы кары он ему не сулил – вряд ли они могли быть хуже гнева его отца.
Скорее всего, его высочество и сам это понимал, потому что вел себя как типичный мальчишка, не желавший отвечать за свои проказы и жаждавший переложить ответственность за них на других. Будь на его месте простой оруженосец или даже какой-нибудь графский сынок, Гаррет давно бы уже прервал разговор, перейдя от слов к действиям и надавав тому тумаков.
Но королевская кровь требовала к себе уважения, пусть даже и незаслуженного, а значит, требовала смолчать и на откровенную грубость.
Сжав зубы, Гаррет отвел взгляд в сторону, глуша в себе злость, вызванную весьма недвусмысленной просьбой заткнуться. Последний раз ему закрывали рот подобным образом достаточно давно. Хотя, признаться, не так уж часто он его открывал, когда не просили. Сегодняшний день стал исключением из правил. Напрасно стал, Единый тому свидетель.
При виде кошеля, упавшего под конские копыта, словно милостыня нищему попрошайке, на мгновение захотелось выполнить приказ принца – развернуться и уехать, вернувшись в город.
Возможно, ему бы даже повезло добраться до дворца, не привлекая к себе внимание.
Вот только уехать, означало – бросить Рикарда. И одна только эта мысль вызывала внутренний протест. Не из-за боязни ответить головой за жизнь его высочества, если с тем что-то случится - а в умении находить неприятности королевские отпрыски друг другу не уступали. Из чувства товарищества, твердящего, что бросать раненого в беде - последнее дело, пусть даже его рана – всего лишь царапина, а сам раненый ведет себя, как капризный ребенок.
А раз уехать было нельзя, значит, следовало остаться. И сгладить размолвку, вызванную собственной несдержанностью.
Именно поэтому все еще не высказанное Осборн предпочел оставить при себе.
Спешившись, он бросил взгляд на упавший кошель, в котором, скорее всего, не осталось и не тени гвардейских денег, но поднимать не стал. Вместо этого направился к принцу со словами:
- Именно это я и собираюсь сделать, ваше высочество. Действовать, как ваш телохранитель… Для начала оторвите лоскут от своей рубахи. Следует перевязать рану. Без повязки она будет кровоточить и привлекать ненужное внимание, а это последнее, что нам требуется. А после мы найдем какое-нибудь тихое заведение и отправим посыльного во дворец, к моим товарищам. Они привезут нам плащи и доспехи. И все вместе мы вернемся в столицу отрядом королевской гвардии, который никто не остановит и не задаст лишних вопросов.
И озвученный им план звучал отнюдь не как вопрос, а как принятое окончательное решение.

Отредактировано Garreth Osborne (2018-06-03 15:12:18)

+2

17

И всё же, несмотря на горесть и раздражение, Рикард знал, что гвардеец его не бросит. Знал, что Гаррет не уйдёт, будет защищать его до конца. Но не было в этой уверенности ни радости, ни самодовольства… Он знал, что для гвардейца это всего лишь долг. Возложенное присягой обязательство, с каплей страха перед королевской немилостью. 
И он был не один такой. Сотни офирцев: заискивающие, ловящие на себе взор и спешащие сгорбиться в поклоне; масляные улыбки дев и холодные - тех, кому судьбой было предопределено стать самыми близкими людьми … Была ли в этом всём хоть капля правды? Было ли место для доверия? Был ли он сам, Рикард, без тени регалий и предписанных почестей?
Кронпринц отчаянно пробовал этот мир на прочность. Интуитивно ища ту самую крупицу правды, изводил отца и всех тех, кому не посчастливилось оказаться рядом. Нещадно испытывал тех, кто его окружал. С ним никогда и никому не было легко. Как не бывает легко с теми, кто не в ладах с собою.
Но на сегодня бой был окончен. Даже живительная прохлада не смогла отнять навалившейся усталости после произошедшего в таверне. Посчитав, что наговорили они друг другу предостаточно (и даже более чем), Рикард проявил нечто сродни послушанию, позволив Гаррету «действовать, как ваш телохранитель», хоть неосмотрительные слова гвардейца всё ещё ощутимо жгли задетое самолюбие кронпринца. 
В упрямом молчании, Фейтглейв сбросил с себя дублет. Выдернув из штанов сорочку, он не без возни оторвал от подола неровную полосу. Работать одной рукой было не совсем удобно, но Рикард всё же смог обмотать куском льна предплечье, затолкав концы бинта просто под повязку. Даже короткого осмотра хватило, дабы убедиться, что рана несерьезная. Так, порез, да и только. Несколько дней покоя, вкупе с ворчанием Кадмуса, и поправка обещала быть неизбежной.  Заправив оборванную сорочку обратно в штаны, Рикард направился к лошадям.
- Кровь смоешь или так пойдём содействия искать? – проходя мимо Гаррета, наконец-то прервал тяжелое молчание кронпринц. 
Он не мог смириться с тем, что решение принадлежало гвардейцу, но и ничего лучшего придумать пока не мог. Да, можно было настаивать на самостоятельном возвращении, но Рикард понимал, что в таком виде они далеко не заедут. Слишком уж приметными были их одежды после той перепалки и слишком нелёгкими обещали стать объяснения (если до них вообще дойдёт дело).
Приблизившись к лошадям, Рикард в сердцах пнул валявшийся рядом кошель, отправив виновника свалившихся неприятностей далеко в кусты, не слишком заморачиваясь над тем, какой высокой ценой обошлось его возвращение.
...

Небольшая деревня, которую едва удалось разглядеть издали, на первый взгляд ничем не отличалась от таких же, растерянных по плоскогорьям Солина, селений. И лишь приблизившись к центру, – небольшой площади, что плешью образовалась на пересечении кривых улочек -  путники смогли рассмотреть нечто интересное.
Невзирая на достаточно скромные жилища, жители явно решили взять пример со столицы и устроить своё, собственное гуляние. На большом столе уже дожидались своего часа незатейливые, но в достаточно большом количестве (как на уровень жизни) продукты, среди которых нашлось место и сыру, и хлебу, и мясу, и…шкурам?   Рикард не без удивления заметил, что здесь так же находились и мешки с зерном, которые каким-то образом собирались пустить в ход на пире. Настороженные взгляды жителей были кронпринцу вполне понятны, но вот выросшая из ниоткуда старуха в лохмотьях, всё же смогла его удивить.
- Вы от Варга? – коротко осведомилась она, уставившись на путников затуманенным катарактой взглядом. Рикард не успел сообразить знает ли он какого-то Варга и можно ли это как-то использовать в собственных целях, как старуха поспешила сделать собственные выводы и колоритно закрепила знакомство щедрым плевком под копыта лошадей.
- Чтоб вы сдохли, кровососы. Мне всё равно! Можете убить меня хоть сейчас, засранцы!
Воспользовавшись лёгким замешательством мужчин, старуха развернулась и поковыляла прочь. Рикард покосился в сторону гвардейца. Похоже, этот день решил напрочь уничтожить его авторитет, раз даже старуха набросилась на них подобно бешеному псу.
Так как убивать полоумных старух было последним в списке великих подвигов, Рикард решил сделать вид, что это недоразумение осталось вне поля его внимания. Следовало бы выяснить кто такой этот Варг и стоит ли им искать в этом селении помощи.

Отредактировано Rickard Faithglaive (2018-06-03 23:52:58)

+2

18

Слова Гаррета принц оставил без ответа, за что гвардеец не мог мысленного того не поблагодарить, неуверенный, как надолго хватит его выдержки. К счастью для них обоих его высочество не только молчал, но и делал то, что ему говорят. А рот открыл лишь для того, чтобы напомнить Осборну о каплях крови, оставшихся на лице и одежде после падения отрубленной руки кабацкого забияки.
Об этой крови Гаррет и забыл – это ведь не рана, напоминающая о себе болью. А потому благодарно кивнув принцу, направился к ручью и принялся отмывать лицо и отчищать длинный кожаный доспех, одетый поверх стеганки.
Много времени это не заняло. А потому очень скоро гвардеец снова был в седле, пуская гнедого следом за конем принца, в поисках какого-нибудь поселения или придорожной таверны, где можно было бы найти гонца.
Деревушка чем-то похожая на те, что Осборну доводилось видеть в родном Офире, только чуть победнее, показалась на горизонте достаточно быстро.
Впрочем, не такой уж бедной она была - это стало понятно, стоило только подъехать к ее центру, месту, традиционно использовавшемуся как площадь для собраний. Заваленный едой и шкурами стол вызвал у гвардейца немой вопрос, а брошенная старухой гневная фраза, смысла которой Осборн не уловил, но уловил интонации, тут же заставила спиной ощутить приближающиеся неприятности.
- Похоже, чужаков здесь не любят, - произнес Гаррет, перехватывая взгляд его высочества и раздумывая, не развернуться ли и не уехать отсюда, пока не поздно.
Вот только вряд ли это что-то им дало бы.
Разложенное на столе добро наводило на мысль о сборе налогов. И пускай время для сбора было слишком уж неподходящим,  затраты на королевскую свадьбу  вполне могли потребовать дополнительных податей. А раз так, то и в другой деревне, расположенной в столичных окрестностях, их встретит та же картина.
- Нужно найти старосту и выяснить, что к чему.
Тот нашелся сам, вышел офирцам на встречу не слишком уверенным шагом, словно боялся вот-вот поймать стрелу в грудь, и с выражением лица далеким от радушного.
- Мы - рыцари, - предупреждая его вопрос, на всеобщем произнес Гаррет, приветственно вскидывая руку и одновременно демонстрируя отсутствие злых намерений. – Были на охоте, заблудились, наши кони устали… Хотим попросить у вас горячей еды и место у очага. И надежного человека посыльным в столицу. За вашу доброту мы заплатим. Золотом.
У самого Осборна золота не было, и он не был уверен, что есть оно и у принца. Но уж Скарлет и Гэлбрейт точно нашли бы лишний золотой ради помощи другу, так что обещанное было чистой правдой.
Впрочем, после сказанного выражение лица старосты сильно не изменилось. То ли он не понял ни слова, то ли даже перспектива заработать золотой его не радовала из-за обилия насущных проблем.
Да и появившиеся на площади крестьяне, кто с вилами, кто с пустыми руками, тоже не слишком лучились гостеприимством и знанием всеобщего.
Может, стоило попробовать на солинском? И Гаррет бросил взгляд на принца, предлагая тому выступить переводчиком.

+2

19

Слова Гаррета заставили Рикарда по-новому взглянуть на деревушку. Похоже, чужаков здесь не просто не любили, им были не рады по конкретной причине. Затаившаяся догадка отозвалась ноющим предчувствием надвигающейся беды, заставляя Рикарда более детально изучить взглядом подношения, а после и угрюмые лица жителей деревни.
Нет, это не было похоже на налог. Где покорность? Где напускная радость за благосостояние короны?  Здесь же селяне были настроены откровенно враждебно. А если точнее, всячески пытались эту угрозу изобразить. Опытным взглядом, несмотря на демонстративную неприветливость, Рикард всё же уловил отсутствие сопротивления. Да и были бы иначе эти столы?  Эти речи? Похожее, единственно откровенным в своих словах здесь была та старуха. По крайней мере она рисковала по-настоящему.  Вздохнув, Рикард перевёл взгляд на старца.
-  Мы …
- Я знаю кто вы. – сухо перебил кронпринца староста, обращаясь на чистом солинском.
Взгляд старца был испытующим, всепроникающим, будто он обладал некой силой, которую незамедлительно собирался применить. Впрочем, почему «будто»? Люди с магическими способностями издавна ценились в Солине и запросто могли занимать такие должности. Мысленно пообещав себе, что старик лишится головы, если даже мысль допустит что-нибудь в таком роде учудить, Рикард крепче сжал поводья.
- Ты знаешь наш язык, не так ли.  - старик не оставлял места для ответа. Он не спрашивал, он утверждал. - Я видел, ты понял, что сказала Сигритр. В отличии от твоего друга…
На миг староста замолчал и впился взглядом в Гаррета. Терпение Рикарда медленно, но верно истощалось. Эти игры в кошки-мышки раздражали, а учитывая, что перед этим его облаяли (уже дважды!), не удивительно, что на лице кронпринца играли желваки от плохо сдерживаемого гнева.
- Не будет вам здесь ни крова, ни очага, ни уж тем более посыльного! Проваливайте по добру, по здорову пока можете! Скоро здесь будут люди Варга и они не потерпят, что в их дела вмешались чужаки. – посчитав, что его речь была достаточно убедительной, старик замолчал, презрительно поджав губы.
Переловив вопросительный взгляд Гаррета, Рикард ещё раз обвёл собравшихся селян тяжёлым взглядом. Было огромное желание заорать, что они, тупые ослы, с кронпринцем Офира говорят и сейчас самое что ни на есть подходящее время покидать свои кривые мотыги, пасть ниц и, быть может, с ними не произойдёт худшее, нежели то, к чему они так кропотливо готовились.
Но рядом был Гаррет. Мысль о том, что всё это разнесётся по казармам, где будет всячески обсуждаться, сдерживала Рикарда. Хоть, Единый свидетель, давалось ему это ой как нелегко.
- Сказал, что они нам рады, правда их здесь какие-то разбойники щиплют. – спешиваясь, ответил на вопросительный взгляд гвардейца Рикард.
Непринуждённо миновав ошарашенного старосту, он подвёл коня к перекошенному столбу и неторопливо привязал его к коновязи.
Как и предполагалось, сопротивления не последовало. Мужланы с мотыгами и вилами продолжали топтаться на месте без видимой на то надобности. Отыскав взглядом особо перекошенную хибару, за дверью которой не так давно скрылась старуха, Рикард направился к ней.

+1

20

Кажется, дело было все же не в незнании общего, потому что солинский принца не сделал крестьян приветливее. Наоборот, Гаррет готов был поклясться, что в своем ответе староста велел им с принцем катиться на все четыре стороны, причем, как можно быстрее.
Вот только Рикард не спешил к нему прислушиваться. И причина этому выяснилась достаточно быстро.
«Разбойники?!»
Судорожно выдохнув, Гаррет поднял глаза к свинцовому зимнему небу, оценивая иронию Единого. Уцелеть в кабацкой драке, сбежать от городской стражи, и все для того, чтобы схлестнуться с разбойниками, грабящими деревушку.
А ведь не их это забота – гонять разбойников по лесам, а королевских войск. И странно, что жители деревни, расположенной так близко к столице, до сих пор не отправили посыльного к своему лорду или даже к самому королю с просьбой принять меры. В Офире это случилось бы сразу после первого визита разбойников в деревню…
Как бы там ни было, желания выяснять это у Осборна не было, как не было и желания задерживаться здесь.  Вот только спешившийся принц всем своим видом давал понять, что уезжать, разоравшись в ситуации, не намерен. И интуиция подсказывала гвардейцу, что уговаривать того, после недавних нотаций, будет бесполезным занятием. Впору было в очередной раз пожалеть о собственной несдержанности.
Спешившись и привязав коня, Гаррет двинулся следом за принцем к покосившейся хибаре, в которой скрылась старуха.
Крестьяне с вилами в руках провожали их недобрыми взглядами, но по их лицам было понятно, что никого серьезнее лисицы, забравшейся в курятник, им убивать не приходилось – так что вояки из них были никакие. Паршиво, видит Единый. И на что только надеется его высочество?! Что разбойники устыдятся и уберутся прочь, поняв, кто перед ними?!
Старая дверь жалобно скрипнула, стоило ее приоткрыть. И в лицо тут же дохнуло жаром и дымом – в домике было жарко и душно, словно в бездне, не иначе как старуха грела свои кости, не жалея дров.
Сама женщина сидела у небольшого очага, шевеля угли кочергой. А увидев непрошеных гостей, поднялась, сжимая кочергу с таким видом, словно та была фамильным мечом.
Староста, молчаливой тенью проскользнувший следом за офирцами, что-то сказал. Но понять что именно, не удалось даже по интонации, так что Гаррет предпочел вставить свое слово.
- Мы не враги, - произнес он на общем, вскидывая руки в успокаивающем жесте - в самом деле,  не вступать же со старухой в поединок. – Староста сказал нам о вашей беде.   
Вот только вряд ли вдвоем с принцем они могли помочь хоть чем-то, даже если хотели бы. Вот если бы им еще с десяток гвардейцев в придачу, тогда шанс обратить разбойников в бегство хотя бы на время действительно был бы… А в следующий миг в голову пришла идея, не слишком разумная, но по крайней мере, дающая надежду найти посыльного и пережить встречу с разбойниками несмотря на все упрямство его высочества.
- Мой муж много говорит, но мало делает, - тем временем проворчала старуха на всеобщем. Слава Единому, хоть кто-то здесь его знал.
При этом нелестном отзыве староста недовольно засопел, но возразить не посмел. Не иначе, как характер у его старой женушки был таким, что сгодился бы и командующему армией.
- Но раз вы знаете о наших бедах – почему все еще здесь? Уезжайте, нам нечем вам помочь.
А вот тут она ошибалась.
Возможно, мы сможем помочь друг другу, - возразил гвардеец. – Если вы сделаете так, как мы просим – поспешите отправить посыльного во дворец, сюда придет достаточно рыцарей, чтобы разбойники оставили вас в покое надолго.
Лицо старухи исказила гримаса, то ли старческой судороги, то ли неверия.
- С чего нам верить двум пришлым?
Вопрос был резонным.
- Не с чего, - честно ответил гвардеец. – Но вы ничего и не теряете. 
- Кроме своих жизней, - подал голос из угла староста, тоже давая понять, что выучил общий. Как будто не мог найти другой момент для этого, бездна его проглоти.

+2

21

На самом деле Рикард не готов был сказать наверняка: хочет он помощь оказать, либо же получить. Но первоначальный план найти посыльного и отправить его за подмогой точно больше не казался чем-то неприемлемым али обидным. В глубине души Фейтглейв даже ощущал что-то сродни ехидному удовольствию. Ишь, как всё повернулось! А ведь это Гаррет закомандовал обратиться за помощью сюда. А он что? Он ничего - послушно себя ведёт, выполняет, как насоветовал гвардеец…
С невозмутимым видом, Рикард отцепил перевязь и, отодвинув сапогом разложенную на тряпье траву, разместился на низкой лавке; всем своим видом демонстрируя, что его всё устраивает. Казалось, его совершенно не задевают хлопоты крестьян, но, безусловно, эта беспечность была не более, чем издёвкой.
На самом деле мысли Рикарда плотно занимали ожидаемые гости. Он понимал, что уйти просто так они не могут, но и ввязываться в это было большей глупостью, нежели они уже успели совершить. Выбор был не из лёгких. А если уж совсем начистоту, то его, выбора этого особо и не было. И даже по принципу "из двух зол" определить его было практически невозможно.   
Тем временем разговор повернул в продуктивное русло, заставляя Рикарда прислушаться, а после и вовсе неохотно вмешаться:
- Если гвардия Офира обнажит мечи на территории Солина, это может быть расценено, как нарушение мирного договора. – обращаясь исключительно к Гаррету, резонно заметил Фейтглейв. 
Конечно, захочет так расценивать Ловдунг произошедшее или нет – это уже другой вопрос. Но если не в меру боевитые солинцы всё же сочтут эту дерзость плевком в бородатую морду, то в некотором плане будут вполне себе правы… И тогда драка в кабаке, что обошлась без участия знамён Офира, покажется детской шалостью. Заманчиво, конечно, но взять на себя такое безрассудство даже шальной кронпринц был не готов. 
- Или ты собрался взывать к гвардии солина? – вопросительно взглянув на Гаррета, уточнил Рикард.
Впрочем, провидение, что избрало для них столь ухабистый путь, поспешило вмешаться вновь, отметая всякую потребность в принятии сложного решения. На улице поднялась шумиха, весьма недвусмысленно намекая, что крестьяне-таки чего-то, да и дождались.
- Растрепездонились тут!  Сикушники!  – раздосадовано взвизгнула старуха, зачем-то грозясь офирцам кулаком. Завертевшись кривым волчком, она попыталась что-то наскоро организовать, но, как видимо, ничего организовывать от неё особо не требовалось, а посему и забота эта оказалась безрезультатной. Разве что на плечах прибавилось ветоши.
-  Сидите в доме, чё уж тут... Герои! … - кутаясь в дырявую шаль, укоризненно проскрипела старуха. Посчитав свой долг в этом доме исполненным, она направилась к двери, где тотчас была переловлена старостой (что, как выяснилось ранее, подрабатывал здесь ещё и мужем).
- И ты тоже сиди! Не хватало ещё, чтобы ты там своим языком двор мела!И без тебя проблем хватает! – нахмурившись, гаркнул старец, и, в закрепление своих слов, хряпнул дверью так, что Рикарду аж глина со стены за шиворот посыпалась.
Выковыряв из-за воротника рыжую осыпь, кронпринц вздохнул и, устало облокотившись о стену, встретился со взглядом Гаррета.
Приказа не последовало.

+1

22

Несмотря на вопрос старосты, в глубине души Гаррет был почти уверен, что сумеет договориться с крестьянами, у которых, с его точки зрения, не было особого выбора. Был уверен ровно до того момента, пока подозрительно притихший принц не соизволил открыть свой рот. И первое же его слово заставило гвардейца мысленно застонать, потому что все его переговоры только что пошли прахом.
- Королевская гвардия уже обнажала мечи на солинской земле, - возразил он, переходя на родной, офирский, - потому что у королевской гвардии есть право защищать себя и своего командира.
По крайней мере, именно так можно было обставить встречу с разбойниками для солинского короля и его приближенных – случайным столкновением, в котором разбойники, вполне объяснимо, проиграли, а деревня волей случая была избавлена от их поборов.
Можно было, если бы его высочество действительно собирался помочь этим людям. Но последнее предположение явно не соответствовало действительности. Так зачем, бездна его поглоти, он вообще задержался в этой деревушке, а не уехал, как ему советовали?!
На мгновение в голову пришла возможная догадка о причине такого странного поведения – вредность. Типичная мальчишеская вредность, заставлявшая его высочество возражать всему, что говорит Осборн, пользуясь своим положением и титулом.
И одновременно с ней снаружи послышался шум, позволяющий понять, что разбойники нагрянули раньше, сделав бессмысленными все последующие споры и пререкания.
Старик со старухой тут же засуетились, спеша наружу, а вот сам гвардеец следовать их примеру не торопился.
Сжав зубы и сложив руки на груди, он привалился плечом к ближайшей стене, выжидающе глядя на принца и всем своим видом давая понять, что ждет команды своего непосредственного начальника, без которой с места не двинется. Вот только командовать его высочество не спешил, явно отдавая все действия на откуп гвардейцу.
Интересно, демоны бездны, на что он рассчитывал?! Что рыцарская натура взыграет против творящегося в деревеньке разбоя, и Гаррет бросится на разбойников с мечом наголо?
Признаться, прятаться в доме, когда снаружи грабят и обирают ни в чем неповинных людей, было действительно противно – ощущаешь себя крысой, забившейся в нору. Да и глупо – оставленные снаружи кони - явно не рабочие деревенские мерины - не могли не привлечь разбойничьего внимания и не вызвать ненужных вопросов.
Но раз уж встречи с Варгом и его людьми было не избежать, то лучше сделать это в доме, где ограниченное пространство будет играть против самих разбойников.
И долго ждать этой встречи не пришлось, как и не пришлось долго играть в гляделки с принцем – снаружи послышался новый шум. Ругань. Испуганный женский вскрик… 
- Ах вы, курощупы рукоблудные, про коней спрашивают! – забормотала старуха, бросаясь к очагу и хватая свою кочергу с видом девы-воительницы, не меньше. – А наши и рады болтать, заячьи выкормыши… Сюда идут. 
Что ж, бездействовать и дальше возможным не представлялось.
- Ну что, милорд, встретим их? - подал голос Гаррет, отлипая, наконец, от стены. Шагнул к двери, пристраиваясь за ней, так, чтобы оказаться за спиной у любого вошедшего. И достал свой меч, позволяя принцу занять позицию на свое усмотрение.
А за дверью уже послышались тяжелые шаги. И та распахнулась, открытая явно пинком, с такой силой, что едва не задела гвардейца, заставив вжаться того в стену, что казалось еще немного, и он проломит ее, вывалившись наружу.
- Ну, где тут чужаки? Выходи по одному! – рявкнул чей-то голос на всеобщем. Количество выучивших его увеличивалось просто с немыслимой скоростью.

+1

23

Предложение Гаррета обставить вмешательство офирской гвардии как самозащиту лишь утвердило Рикарда в мысли, что гвардеец - отъявленный идеалист. Нет, конечно, такой вариант имел право на существования, как и другие, менее возвышенные и приятные.  Но если и существовал тот самый сказочный принц на белом коне, которым морочат головы рождённым для ожидания "чего-то эдакого" дамам всех сословий, то им, безусловно, был Осборн. Да-да, именно тот, что сразится с драконом, дабы в следствии обязательно жениться принцессе, не допустив мысли даже, что ведущая в обход дверь, быть может, не заперта… А что у принцессы ещё и сестры ничего - и подавно.
Безусловно, отменные качества, но отнюдь не беспроигрышные. Их ситуация удачно демонстрировала это. Дерьмо случается. Не всегда получается выйти белым и пушистым. Под аккомпанемент изощрённых ругательств старухи, что неиссякаемым потоком помоев лилась на головы застывших в противоположных углах хибары мужчин, Рикард продолжал смотреть на Гаррета бесхитростным, ясным взглядом.
Нет, кронпринц не собирался оставаться в стороне. Просто не смог бы.  Но и привычно брать на себя ответственность за происходящее, подставляя спину под град нареканий и попрёков, не спешил.
Заигравшихся в гляделки офирцев размирила уставшая от тягостного упрямства ситуация. Их кони были замечены, – Рикард даже вяло успел порадоваться, что идущий на поправку Ингар остался где-то за пределами всего этого, в конюшне – и праздник пришёл к ним на дом.
Коротко кивнув Гаррету, кронпринц наскоро собрал оставшееся хладнокровие и, расположив меч на расстоянии вытянутой руки, вперился в перекошенную дверь. Оставалась малая надежда на то, что злоумышленники не станут сразу нападать, а всё же решатся поуправятся во владении языками королевств, выясняя кто они и зачем.
Дверь с треском отскочила в сторону и, наверное, осталась на петлях только благодаря прилипшему к ней гвардейцу. К счастью, сама хибара оказалась мало пригодна для принятия делегаций. К тому моменту, как в неё, уже не без труда и предварительного обсуждения, влез третий, царящая обстановка начала напоминать душевный семейный праздник – так близко им пришлось расположиться друг к другу. Доблестный спаситель дюжины принцесс и одной двери, оказался временно отрезанным от возможности нападать, но и сокрытым от тяжелого взгляда ввалившихся гостей.
Образовавшаяся давка радовала по-прежнему сидящего на лавке кронпринца не меньше, чем отсутствие незамедлительной атаки. Именно он, находясь ниже остальных, имел простор для полноценного маневра. Но дальнейший просчёт ситуации скукожился и замер, как только Рикард сумел разглядеть лицо протолкнувшегося третьего.
- … сэр Верманд? ...  – с непростительной для ситуации растерянностью протянул кронпринц.
Столь внезапное обращение внесло смуту в ряды нападавших. Будто прикидывая не болен ли парень и насколько это может быть заразным, двое переглянулись, но так как, для принятия подобных решений, и на двоих ума оказалось маловато, последовали примеру офирца, уставившись на Третьего.
- Умер он. – угрюмо оборвал кронпринца солинец. И хоть Рикард был более чем уверен, что не обознался, - разбойник в действительности был некогда приближённым его дяди, Асбьорна - взгляд исподлобья радости встречи не сулил.
- Ваша поддержка, сучье отродье, помогла умереть! А ты чего здесь, щенок, на лавке развалился?!  На пиру прибыл погулять, ублюдок?! А папаша твой где, со своей сраной офирской гвардией?!!
- Я ушёл вперед. Они на подходе. – игнорируя некогда знакомого, а теперь заклятого врага, Рикард обвёл холодным взглядом разбойников, убеждаясь, что они поняли всю тяжесть их положения.
- Только ты до этого не доживёшь!
Явно спеша завершить начатое, здоровяк замахнулся топором. Ухватившись за меч, Рикард едва успел увернуться, как иссохшаяся у камина лавка сложилась надвое.
Лезвие меча пропороло ткань. А может и не только. Короткий вскрик разбойника. Кронпринц покатился кубарем в сторону.

+2

24

Деревенская хибара явно не была рассчитана на такое количество гостей, так что, ввалившись внутрь сразу втроем, разбойники сами оказали себе медвежью услугу, лишив себя свободного пространства для активных действий. 
Дверь же, едва не впечатавшая гвардейца в стену, оказалась спасительным щитом, скрывшим его от чужих глаз. А считать до двух разбойники, видимо, не научились, сосредоточив все свое внимание на принце.
Или все дело было в том, что они его знали?!
Подобное откровение в первое мгновение заставило Гаррета опешить. Вряд ли его высочество был настолько безрассуден, чтобы водить знакомство с мародерами и уважительно называть их «сэр». А потому вывод напрашивался лишь один – предводитель мародерствующей банды в прошлом был человеком благородным и допущенным к солинскому двору. Скорее всего, сторонником павшего короля. Что ж, неудивительно, что тот проиграл, раз ему служили люди, готовые пожертвовать честью ради куска хлеба.
И не дожидаясь, пока загадочный Верманд воплотит свои угрозы в отношении его высочества в жизнь, Гаррет перешел в атаку.
Резкий пинок по двери отшвырнул ее обратно. Захлопываясь, она сбила с ног одного из разбойников, отшвыривая того в угол дома, словно мешок с тряпьем.
Второй оказался шустрее, успел обернуться и вскинуть меч, чтобы парировать удар Гаррета. И даже попытался атаковать. Вот только гвардеец был быстрее, обрушив клинок тому на правую руку, защищенную лишь кожаной наручей, перерубая ее почти полностью, а затем ударив снова, на этот раз по горлу, обрывая так и не вырвавшийся крик боли на корню.
Взгляд метнулся по помещению, оценивая обстановку.
Раненый принцем разбойник возился на полу, пытаясь поднять свой топор и подняться сам, и представлял собой легкую мишень. Вот только будучи в прошлом рыцарем – в настоящем он вполне мог быть главарем этого лесного сброда. А значит, убивать его пока не стоило - устроенный ими шум вряд ли останется неуслышанным, гостей в хибаре скоро прибавится. И кто знает, может, нож у горла их вожака окажется тоже неплохим оружием.
- Милорд, живым! – выдохнул Гаррет, кивком головы указывая на раненого и надеясь, что принц его поймет правильно, потому что на долгие объяснения у них не было времени, как не было времени и на титулы с уважительными обращениями. А сам обернулся к третьему разбойнику, который с глухим рычанием поднимался из угла.
Обернулся слишком поздно, чтобы отразить занесенный для удара топор.
И уклоняясь от него, невольно рухнул на четвереньки, прямо под ноги нападающему. А едва лезвие прошло над ним, едва не задев головы, резко выпрямился, обхватывая противника за ноги и перекидывая себе за спину. Куда в сторону хилых лавок и все еще пылающего жаром очага.

0


Вы здесь » Jus sanguinis » Настоящее » Тут вам не там!