Дорогие участники и гости форума! Мы рады приветствовать вас на проекте «Право Крови», посвященном мистике в антураже средневековья.
Сюжет нашего форума повествует о жизни в трех средневековых королевствах, объединенных некогда в военный и политический союз против угрозы с юга. С течением времени узы, связывающие королевства воедино ослабевали, правители все больше уходили в заботу о нуждах собственных государств, забывая о том, что заставило их предшественников объединить страны в одно целое. Но время для заключения новых договоров пришло, короли готовы к подтвердить прежние договоренности. Или это лишь очередная политическая игра за власть, силу и влияние на континенте? Покажет время. А до тех пор, мир коварства, жестокости, меча и магии ждет своих новых героев. Героев, в чьих руках окажется будущее Офира, Солина и Брейвайна.

Вверх Вниз

Jus sanguinis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Jus sanguinis » Прошлое » Memento mori: Жертвы


Memento mori: Жертвы

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Memento mori: Жертвы
Ничто так не похоже на истину, как тщательно продуманная ложь. Такая ложь больше походит на истину, чем сама истина.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

10.07.1212 ❖ Офир, Хейм ❖ Джеймс Роджер, Алисанна Фэйтглейв, Дэйрон Фэйтглейв
https://78.media.tumblr.com/bc00742bf2ec4e389306cd266afb33b7/tumblr_oj8dq16ihr1uw717fo2_250.gif https://78.media.tumblr.com/c8d9fe2aacc0a290f8690d30f640f158/tumblr_oj8dq16ihr1uw717fo1_250.gif

Найденный на улице Хейма труп взбаламутил морскую столицу. Его Величество не намерен пускать дело на самотек, и оно осложняется еще и тем, что убитый - член каперской команды небезызвестного капитана...

Отредактировано Alisanne Faithglaive (2018-05-09 10:48:30)

+1

2

Происшествие в Хейме не взбудоражило весь город лишь благодаря личному присутствию короля. Дэйрон ясно дал понять, какие последствия будут ждать не способных удержать язык за зубами. Помалкивать до поры надлежало равно о трупе и присутствии венценосных особ в непосредственной близости от оного трупа. Впрочем,  победа  болтливости над страхом была лишь вопросом времени. Но именно его и следовало выиграть для начала.
Из мертвецкой Дэйрон вышел уже за полдень. И учитывая то внимание, что досталось трупу, несчастный уже мог считаться лучшим другом короля. За это время тело успели осмотреть все допущенные особы. От прево и капитана стражи до здешнего представителя тайной канцелярии и имевших кое-какой опыт в подобных делах гвардейцев. Как и получить соответствующие приказы.
Обязанности секретаря были сняты с Алисанны с появлением все того же прево. После чего Дэйрон не преминул возложить на плечи принцессы новые поручения, вне стен чистилища, где они находились. Так неправильно было видеть ее здесь, рядом с изувеченным телом. Присутствие дочери, ее бледность, погасший взгляд, коробили куда больше зашитой глазницы и следа от гаротты на шее мертвеца. Было в этом, что-то совершенно противоестественное. Ей не место ей было здесь.
Городские власти потрясенные, судя по всему, не столько жестокостью случившегося, сколько неожиданным явлением в Хейм монарших особ, проявляли отнюдь не свойственное провинциальным чинушам рвение. Однако незамедлительно доставленная на место происшествия пара прозекторов с помощником и уважаемый мэтр-алхимик, вынуждены были терять свое драгоценное время на ближайшем постоялом дворе, наслаждаясь щедростью короны. Прежде чем передать тело в заботливые руки прозекторов, был еще кое-кто крайне заинтересованный в этом деле. Впрочем о личном интересе к мертвецу, господину барону еще предстояло узнать.
«Сука» стояла на якоре в порту. Означать это могло лишь одно- команда сошла на берег, что бы прокутить полученную после очередного удачного дельца звонкую монету. И это наводило на резонные мысли о том, где именно следует искать капитана: под юбкой у самой веселой девицы Хейма с бутылкой чего-покрепче в руке.
Поиски пирата, то есть конечно же господина борона, по кабакам и борделя Хейма, мало чем отличались от поисков пресловутой иголки в стоге сена. На вполне резонный вопрос капитана стражи о том, что делать, если искомый барон, в указанных заведениях обнаружен не будет, Дэйрон посоветовал проверить ближайшие к оным заведениям канавы.
Где именно капер был найден, короля не слишком интересовало. Главным было, то что простая истина: кто ищет то найдет, в очередной раз доказала свою жизнеспособность. И капитан Роджер был сопровожден, или отконвоирован, в герцогский замок. Случилось это, впрочем, лишь глубоким вечером.

- Капитан. - коротким кивком приветствовал вошедшего король.- Если вы не слишком уверенно стоите на ногах, то налейте себе, - он указал на небольшой бар в углу, - и садитесь.
Алисанна устроилась в кресле и даже не пыталась делать вид, что заинтересованна книгой, которую то открывала, то вновь откладывала, не менее пяти раз за последний час.
- Скажите, капитан, вы в последнее время никого из команды не теряли? - Дэйрон внимательно смотрел на капера, толкнув через стол жетон корабельного плотника «Суки».

Отредактировано Daeron I Faithglaive (2018-05-13 09:55:58)

+2

3

До канав дело не дошло, хотя в остальном все оказалось верным. Команда во главе с капитаном вошла в порт достаточно давно, чтобы перестать просыпаться под заборами, восполняя жажду после сухого закона, царящего на судне, и недостаточно давно, чтобы перестать радовать прибылью местных куртизанок. Тем более что надолго оставаться в Хейме Роджер не планировал, лишь выгулять своих людей, пополнить запасы воды и вновь отправиться за горизонт, куда манили его слухи о лакомой добыче.
К тому, что в любой момент из тех, что капитан пребывает на суше, его может выловить король, либо особы сильно к нему приближенные, он давно привык. Хотя предпочитал, чтобы поручения ему приносил пернатый гонец, из тех, что жиреют, сидя в королевских голубятнях. В крайнем случае, гонец, не совсем пернатый, но тот, что загоняет лошадей в мыло, а потом мнется возле дверей, стараясь поймать пирата на входе или выходе из заведений. И ему совершенно точно не нравится, когда по его душу приходит городская стража с капитаном этой стражи во главе. Особенно, когда при этом капера снимают с девицы и тащат в сторону герцогского замка, не удосужившись даже сообщить, чем, собственно, тот, капер, не граф, обязан такой чести. Проводили или отконвоировали его, Роджер и сам не решился бы с уверенностью сказать, по дороге успев в голове перебрать все свои последние делишки и удостовериться, что все встреченные офирские суда они обходили стороной. Что-то натворили на суше? Уж точно ничего такого, чтобы стража имела повод зверствовать, выискивая пирата по всем портовым борделям.
Свет на сложившуюся ситуацию пролился лишь когда Роджера доставили в замок, любезно впихнув в одну из комнат и захлопнув за ним дверь.
- Ваше Величество,- полувопросительно ответил на приветствие Джеймс, оскалившись в улыбке и привычно надломившись в спине. То ли поклонился, то ли в пояснице стрельнуло,- еще и в компании Вашего Высочества. Тогда понятно, отчего местная стража проявляет такое рвение, выискивая одного несчастного человека по всему городу.
Признаться, известие о том, что местный граф принимает у себя высоких гостей из столицы как-то прошло мимо Роджера. И теперь, пока он подходил к бару, выбирая из какой бы бутылки любезно угоститься, пока садился на указанный стул, пока глядел на короля, искренне надеялся, что привело Дэйрона в Хейм вовсе не срочное дело, а всего лишь желание подышать морским воздухом. Иначе плакали все планы капитана перехватить амидских торговцев, на которых он уже давно облизывался. А приказ доставить пред светлые очи пирата. Ну, мало ли, может быть просто соскучился.
Прокатившийся по столу жетон Роджер проводил взглядом, даже взял и повертел в руках, хотя сомнений и так не было. Кому тот принадлежит, капитан прекрасно знал и теперь поморщился, будто только что вступил, как минимум, в лошадиный навоз. О повадках своего плотника он тоже знал, в том числе и о привычке вначале говорить, а потом думать.
- Не имею привычки, Ваше Величество, пересчитывать своих людей, пока они развлекаются в порту. Терял? Нет, мистер Олд потерянным точно не считался и не считался бы, как минимум,- Роджер прикинул кое-что в уме,- до завтрашнего утра. Однако раз уж его жетон оказался у вас, надо думать теперь что-то поменялось? Чем бедняга заслужил ваше к нему внимание, и что такого натворил, что его вещи теперь оказались отдельно от него самого? Надеюсь, я не обнаружу его, болтающимся на новенькой графской виселице? Должен заметить толковые плотники в наше время - не самое частое явление. Я уже к нему как-то привык.

+2

4

Вчерашний день остался в памяти Алисанны как квинтэссенция собственной слабости. Первобытный ужас, что она испытала, глядя на обезображенный труп моряка, рассеялся с приходом нового дня, и принцессе остались лишь вопросы без ответов и невыразимое чувство стыда. Перед собой. Перед отцом. Даже перед собственной страной. Да, принцессам не полагалось быть невозмутимыми при виде смерти и увечий, но собственная реакция, особенно рядом со спокойной собранностью Его Величества казалась Алисанне отвратительной и жалкой. Ей часто думалась, что будь она мужчиной, она смогла бы стать для короля сыном, которого он заслуживал – соратником, помощником, советчиком. Но разве дело было только в поле? Сейчас ей было невыразимо стыдно и за эти мысли тоже. Соратник? Помощник? Который прикрывается платком при виде зашитой глазницы и дрожит от самого факта свершившегося убийства на улицах города? Это было даже не смешно.
Алисанна прикрыла глаза. День клонился к вечеру и солнечный свет уже приобрел тот невыносимый красно-оранжевый оттенок, который принцесса так не любила. Она сидела у окна и вяло листала «Житие святого Рихарда» - язычника, всей душой принявшего веру в Единого, чья жизнь напоминала более увлекательный рассказ о приключениях, нежели описание жизни одного из отцов церкви. Алисанна уже читала эту книгу и сегодня выбрала ее наугад, зацепившись за золотое тиснение по темной коже. Оно словно бы вторило мыслям принцессы о том, что отцу стоило бы позвать Рикарда и обсудить ситуацию с ним, вместо того, чтобы весь день не отпускать от себя младшую дочь ни на шаг. Эта забота трогала сердце принцессы, но и вызывала жгучее чувство стыда. Тот, впрочем, стал ей привычным спутником за сегодняшний день.
Роджер явился, когда она откладывала книгу уже в пятый раз, не зная, чем занять свои руки. Был он, как за ним водилось, в меру хамоват, что сегодня даже не вызвало у Ее Высочества отторжения. Она лишь мельком скривила губы, отметив небрежные тон и поклон, которым можно было бы приветствовать мелкопоместного графа, но никак не короля. И ничего не сказала. Лишь поднялась из своего кресла и отошла от окна к столу, чтобы встать позади отца. И глядя на Джеймсва Роджера сверху вниз она совсем не чувствовала превосходства – даже того, какое было положено ей, как особе королевской крови.
Она слушала капера внимательно, и смотрела еще внимательнее. Видела почти не скрытую недовольством искреннюю тревогу – Роджер считал члена своей команды едва ли не семьей, что среди пиратов часто произносилось вслух, но так редко бывало на деле. Видела упрямую готовность торговаться за жизнь своего человека даже с королем. Своего недовольства же капер даже не скрывал. Он смел не просить – требовать! – ответа у короля и, похоже, намеревался его получить.
Самое смешное, что именно так все и будет.
Алисанна положила ладонь на плечо отца и так и оставила ее там. Просьба успокоится и не наказывать наглеца. Просьба дать право ответа ей. Когда король помедлил перед ответом пирату, Алисанна поняла, что право было ей даровано.
- В Вашей резкости нет необходимости, барон, - сказала принцесса, глядя Роджеру в глаза. – Я прошу Вас принести свои извинения. Но прежде - примите мои соболезнования. Член Вашей команды, действительно, покинул этот мир. Вчерашним утром его нашли мертвым на улице, рядом с богадельней, как бездомного бродягу. Его Величество распорядился, чтобы с несчастным обошлись… подобающе.
Принцесса едва заметно вздрогнула. Воспоминания о вчерашнем дне уже успели утратить свою яркость и то чувство, с которым она смотрела на завернутого в мешковину человека, найденного на их с отцом пути, уже не было столь острым. Но это все равно был страх. Алисанна на мгновение прикрыла глаза. Темнота за сомкнутыми веками помогала ей сосредоточиться.
- За Вами послали сразу, как был найден этот жетон, - она кивнула на металлическую бляху на столе. – Но нашли только сейчас. Надеюсь, Вы сообщите родственникам погибшего?  У него ведь была жена, ведь так?
Этот обручальный браслет немного смущал Алисанну. Отец говорил, что убитый, судя по всему, женился недавно, поэтому на коже и не осталось характерной светлой полосы без загара, но что-то во всей этой картине не вставало на место. Принцесса не могла точно определить что именно.

Отредактировано Alisanne Faithglaive (2018-05-16 17:43:32)

+2

5

Буффонада Роджера была чем-то столь естественным, что не вызывала раздражения сама по себе. Скорее, отвлеченные мысли о том, что не будь барон столь полезен на море, он нашел бы свое призвание в роли придворного шута. Карьера его была бы яркой, но недолгой. Неизбежная плата за успех.
Впрочем, быть может следовало приволочь капитана прямиком из трактира или борделя, где он развлекался не в герцогский замок, а мертвецкую. Хотя дело здесь было отнюдь не в тактичности самого Дэйрона. А в Алисанне. Слишком упрямой, что бы отступить. И слишком смелой, что бы уступить собственным страхам.
Дэйрон не стал возражать желанию дочери ответить капитану. Тот в известной степени был ее протеже, а значит и ее ответственностью. Король внимательно следил за капитаном. Скорей привычка нежели необходимость в данном случае. У барона не было очевидных причин лгать. Что касалось, не очевидных, то разве не за этим, в частности, они все здесь собрались? На сей раз интересы короны и пиратов совпадали как никогда прежде. И были они отнюдь не финансовыми и даже не военными. Весьма иронично. И неожиданно жизненно.
От короля не укрылось то, как вздрогнула, Алисанан при упоминании покойника. Она все еще держала руку на его плече и Дэйрон накрыл ладонью руку дочери, успокаивая и говоря «достаточно».
- Мои соболезнования, капитан. - сухо продолжил он. - Обстоятельства гибели, предполагаемого мистера Олда, крайне необычны. И вызывают куда больше вопросов, чем большинство иных смертей. - зашитая глазница, шелковая лента и гаррота в финале. Это определенно было не самое занимательное последнее путешествие. Но несомненно одно из самых загадочных и жутких. - Но прежде чем мы продолжим, могу я просить вас описать мистера Олда? Я хотел бы убедиться, что погибший-  действительно он. - у Дэйрона были рисунки сделанные с трупа, специально приглашенным рисовальщиком из тайной канцелярии. Но было кое-что, чего знать не мог никто из не видевших плотника при жизни людей. - И сколь бы странным это не показалось, особенно детально, я бы просил вас описать его глаза. - тон короля не допускал ни малейшей возможности принять его слова за шутку. Свернутые свитки, на которые Дэйрон жестом предложил взглянуть капитану, так же свидетельствовали в пользу крайней серьезности ситуации. Те самые рисунки с изувеченным телом.
Уточнять, что может сказать относительно увиденного барон, Дэйрон не стал. Едва ли в его ответе присутствовало бы нечто приличествующее слуху юной принцессы.
- Полагаю, спрашивать вас, имеете ли вы представление о том, кто мог сделать нечто подобное, бесполезно?

+3


Вы здесь » Jus sanguinis » Прошлое » Memento mori: Жертвы