Дорогие участники и гости форума! Мы рады приветствовать вас на проекте «Право Крови», посвященном мистике в антураже средневековья.
Сюжет нашего форума повествует о жизни в трех средневековых королевствах, объединенных некогда в военный и политический союз против угрозы с юга. С течением времени узы, связывающие королевства воедино ослабевали, правители все больше уходили в заботу о нуждах собственных государств, забывая о том, что заставило их предшественников объединить страны в одно целое. Но время для заключения новых договоров пришло, короли готовы к подтвердить прежние договоренности. Или это лишь очередная политическая игра за власть, силу и влияние на континенте? Покажет время. А до тех пор, мир коварства, жестокости, меча и магии ждет своих новых героев. Героев, в чьих руках окажется будущее Офира, Солина и Брейвайна.

Вверх Вниз

Jus sanguinis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Jus sanguinis » Прошлое » Ничего личного - просто бизнес


Ничего личного - просто бизнес

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Ничего личного - просто бизнес
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

5.10.1212 ❖ морские просторы, где-то недалеко от офирского побережья ❖ Джеймс Роджер, Гаррет Осборн

http://s5.uploads.ru/Bjkea.gif http://sa.uploads.ru/j0Upn.gif
http://s9.uploads.ru/d69sS.gif

О конфликтах королевских приказов и жизненных интересов

Отредактировано Garreth Osborne (2018-05-07 17:20:56)

+1

2

Джеймс никогда не мог решить, что же ему нравится больше, лучи рассветного солнца, золотящие море на горизонте или закаты, раскаляющие до красна волны. Но он точно знал, что и одно, и другое зрелище намного приятнее его взгляду, чем грязный городской порт, серый и безликий на фоне быстро светлеющего неба. А потому он сейчас подпирал плечом стену ближайшего здания и смотрел на рассвет, медленно разгоняющий утренние сумерки, прогоняющий ночных жителей города и медленно выманивающий жителей дневных.
- Вы сегодня в хорошем настроении, капитан,- старпом неспешно подошел к Роджеру и пристроился рядом. Он двигался и говорил с той ленью, с которой двигается человек, от безысходности занимающийся нелюбимым делом. И не то, чтобы старшему помощнику «Этой суки» не любилось ходить или говорить, но предстоящее путешествие нисколько не вдохновляло его. Как не вдохновляло и команду. Все они любили пожинать плоды каперского патента, радовались, когда офирские охотники проходили мимо, будто вовсе не замечая «Суку». И все они не горели энтузиазмом, когда приходилось выполнять специальные поручения Короны. Роджер прекрасно знал, что за ним его люди пойдут куда угодно, хоть бы для этого и пришлось идти по дну пешком. И работать будут в полную силу, других на его корабле не было, а потому он нисколько не возражал против кислых физиономий, пока они были на берегу.- Что вас так обрадовало? И что заставляет торчать здесь, вместо того, чтобы отдыхать перед выходом в море?
- Мистер Коппер! Это прекрасное утро, а впереди нас ждет прекрасное путешествие. Так отчего бы это мне быть хмурым?- Джеймс выпустил изо рта облачко сизого дыма и широко улыбнулся, чем вызвал скептичное молчание своего помощника. Потому что, кроме команды, еще энтузиазмом куда-то нестись и кого-то спасать по приказу Короны никогда не горел сам Роджер. Об этом тоже было известно, но если команда была готова молча следовать за своим капитаном, то старпом все же предпочитал интересоваться, отчего же это Джеймс выглядит так как выглядит. А выглядел сейчас капитан «Суки» так, будто был охотничьим сеттером с родословной, древнее, чем у барона Брейна. К тому же сеттером, уже почуявшим дичь и готовым сорваться с места, пуститься по ее следу.
Но, о чем еще было известно,  Роджер никогда не спешил посвящать в свои планы кого бы то ни было до тех пор, пока не считал необходимым кого-либо в них посвятить.
- А торчу я здесь, мистер Коппер, потому, что наш ценный пассажир и его сопровождение прибудут на причал вот уже в ближайшее время.- Надо заметить, что за плечом капитана виднелась улица, все еще пустая в предрассветных сумерках, если только не считать многочисленных кошек и крыс, таскающих в свои логова ошметки рыбьей требухи. И помощник уже засомневался, уж не прибудут ли гвардейцы с пленником со стороны моря, когда Джеймс покрутил в руках окурок самокрутки, затянулся еще раз и махнул в сторону озадаченного старпома рукой,- не нужно вглядываться в тот конец улицы, их еще пока не видно. Что же вселяет в меня всю ту уверенность, которую вы наблюдаете на моем лице? А то, с какой скоростью нам обратно в Хейм прилетел королевский голубь. Учитывая то, что письмо, скрепленное королевской печатью, было отправлено столько скоро, надо полагать, что дело и впрямь важное, а значит, не требует отлагательств. И уж тем более я уверен, наши доблестные гвардейцы преодолевают расстояние от столицы до порта со всей возможной скоростью. Ведь нельзя же прохлаждаться в дороге, если уж сам Дейрон уделил этому заданию драгоценные минуты своего времени, чтобы ляпнуть на лист воском и приложиться печатью.
Именно потому, что ответ из Этринга пришел так быстро, Роджер поднял всю команду, чтобы вытащить «Суку» на берег, посчищать с нее налипший и наросший мусор. Что-то ему подсказывало, что пара-другая лишних узлов лишними совсем не будут и, когда пленника все же доставят на корабль, первое, что услышит капитан, так это то, что тащиться нужно будет со всей возможной скоростью. Впрочем, сам Джеймс был совсем не против отправиться к обозначенному острову со всей возможной скоростью, чтобы встретиться с пленителем графа как можно скорее.
Роджер вновь криво улыбнулся, в ответ на кивок старпома куда-то за его плечо.
- Ну, что я говорил, мистер Коппер? Надо думать это наши…- легкий поворот на одних пятках на 180 градусов и дальнейшими словами пират поперхнулся, разглядев среди приближающихся одного хорошо известного ему гвардейца,- да чтоб тебе чайки глаза выклевали.
Помощник только вздохнул и понятливо пошел на корабль, поднимать команду и готовиться к отчаливанию. Капитан же остался встречать только что прибывших.
- Надо же, кого мне Единый послал,- Джеймс сплюнул себе под ноги, щелчком выбросил окурок в ближайшую бочку с накопившейся в ней дождевой водой и на его лице вновь засиял кривой оскал приветственной улыбки.- Надо, что ли, крест где на «Суке» нарисовать, может, убережет от следующей встречи. Ну, а пока, надеюсь, за время своего путешествия вы успели отсидеть в седлах свои задницы настолько, чтобы не смотреть в сторону лошадей еще несколько дней? Вот и прекрасно, потому что вы их и не увидите. Добро пожаловать на борт, господа.

Отредактировано James Roger (2018-05-08 09:07:29)

+5

3

Казалось, летний рейд амидцев, закончившийся сожженной деревней, стоивший жизни одному из южных баронов и едва не обернувшийся пленом для его внуков и воспитанницы, ничему не научил пограничный гарнизон. И его командующий не предпринял ничего, чтобы укрепить границу, позволяя южанам и дальше безнаказанно совершать набеги. Халатность, стоившая свободы целой графской семье, взятой в заложники специально, чтобы иметь возможность торговаться с самой офирской короной. Халатность, которую впору было назвать изменой.
Впрочем, Дейрон Фейтглейв был не тем человеком, с которым можно говорить с позиции шантажа и пытаться диктовать свои условия. И его план, озвученный гвардейцам буквально в ночь перед самым выездом, за закрытыми дверями тронной залы, подтверждал это весьма красноречиво.
Король не собирался выполнять требование амидского бея и возвращать тому его брата - морского разбойника, потопившего не один офирский корабль и лишь чудом пойманного охотниками за пиратами с месяц назад, чью жизнь бей и хотел обменять на графа с семьей. Но при этом король и не собирался оставлять офирских подданных в беде.
Амидский торговец, пойманный на том, что разбавлял вино ослиной мочой, и дожидавшийся в тюрьме Этринга справедливого суда, оказался неожиданно похожим на своего не менее преступного соотечественника. И именно торговцу предстояло сыграть роль капитана.
Приказ же отданный гвардейцам был прост – вернуть графа Ройдона и его семью в Офир, обменяв его на подложного капитана, а в случае раскрытия подлога, отбить пленников силой. И спорить с ним Гаррет не собирался, хотя один момент и вызывал у него внутреннее несогласие – участие в задании одного весьма известного капера.
О капере этом ходило много паршивых слухов, но даже без них гвардейцу хватало короткой встречи в прошлом, чтобы желать не иметь ничего общего с этим разбойником, и уж тем более, не участвовать вместе с ним в столь ответственной миссии.
Набравшись смелости, Осборн даже робко осведомился у его величества, нельзя ли им отправиться в плавание на другом корабле. Прозвучавшее в ответ краткое «нет» перечеркнуло его надежды на корню. А потому оставалось лишь поклониться и отправиться выполнять приказ.
Неудивительно, что всю дорогу Гаррет пребывал в паршивом расположении духа от предвкушения встречи с треклятым капером, и ворчал на всех и все, что подворачивалось под руку.
Подложный капитан принимал это ворчание на свой счет, а потому выглядел так, будто поездка должна была закончиться для него серебряными рудниками где-нибудь в северных горах, а не возвращением на родину, пусть и не под своим настоящим именем. В сравнении с оригиналом ему не хватало смелости и гордости. А значит, следовало хорошенько продумать план обмена, чтобы подлог вскрылся как можно позже, желательно к тому моменту, когда семья графа и он сам будут уже на борту офирского корабля.
К Хейму они подъехали на рассвете, разбудив своим появлением городскую стражу. Требование открыть ворота та сперва восприняла с мрачной сонливостью, но королевская печать на приказе легко сменила сонливость на поспешность. И беспрепятственно въехав в город, их небольшой отряд двинулся в обход, кривыми окраинными улочками, направляясь в порт, направление к которому безошибочно угадывалось по запаху гниющих водорослей и тухлой рыбы, которыми для Гаррета всегда пахло море. Может быть, потому что, родившийся в горах  на границе с Солином и выросший в южных предгорьях, он впервые увидел его уже во взрослом возрасте и так и не смог полюбить.
Искомый корабль – в их разновидностях гвардеец не разбирался – он заметил еще издалека, и тут же скрипнул зубами от досады, признаться, теплилась у него надежда, что за время их поездки от столицы до Хейма, преступления этого суденышка и его команды переполнят чашу терпения Единого и тот потопит их в морской пучине. Теперь и она пошла прахом. А уж при виде капитана корабля зубовный скрежет и вовсе перешел в гримасу, как будто гвардеец больным зубом раскусил дольку чеснока.
Одно радовало – судя по приветствию, капитан был рад видеть Осборна не больше, чем и он его.
- Нарисуйте, любезный, нарисуйте, - отозвался гвардеец без всяких встречных приветствий и без всяких «милордов», которые подошли бы капитану как корове седло. – Может быть, подобное богохульство прогневает Единого, и в своем гневе он разобьет ваш корабль о прибрежные скалы.
И с этими словами обернулся к товарищам, кивком головы приказывая им спешиться.
Забрав с собой седельную сумку, он велел одному из них:
- Поставь лошадей в ближайшую конюшню и заплати владельцу, чтобы они нас дождались вместе с седлами, - а затем добавил, обращаясь ко второму. – Веди пленника в трюм.
А сам, поднявшись по трапу, напомнившему ему своей неустойчивостью о том, какими неприятными могут оказаться первые дни плавания с непривычки, подошел к капитану.
- Главное, чтобы мы вообще их увидели, - произнес он, чуть запоздало отвечая на шутку. Или издевку? - вернувшись из этого плавания живыми, - и добавил, переходя к делу. – Я бы хотел переговорить с вами наедине, капитан. Обсудить план предстоящего обмена. А заодно узнать, куда именно мы плывем, что это за место и каких неприятностей нам предстоит там ждать?

+3

4

Едва ли можно было надеяться, что неприязнь к Гаррету, за последнее время, притупилась хоть как-то. И уж конечно, эту надежду развеяли звуки его голоса, стоило тому вообще открыть рот. Роджер украдкой помассировал висок. Это будет долгое путешествие. Но. Путешествие к цели. Важной, нужной, дорогой, а потому желанной. Это вселяло некоторый оптимизм. И, если уж охотничий сеттер взял след, то никакой рыцарь его с него не собьет.
Роджер пропустил перед собой и гвардейцев, и пленника, особенно внимательно присмотревшись к последнему, и поднялся на палубу следом. И это гроза южных морей? Тихий, скованный, и речь сейчас идет вовсе не о кандалах. Джеймсу не доводилось встречаться с известным на юге пиратом лично, но едва ли он устрашился бы, встретив на своем пути кого-то подобного. Или тут что-то было не так или парус дырявый. Но это все потом, и с пленником он обязательно познакомится ближе, но опять же потом. А пока что надо заняться делами и, наконец, выйти из порта. И где там того гвардейца носит, сколько можно ставить лошадей в конюшню?!
- Мистер Вест,- короткий кивок ближайшему из своих людей,- помогите расположить нашего гостя, того что в кандалах, со всеми возможными удобствами, а то, как бы господа гвардейцы не заблудились в трюме. По местам, я хочу оставить порт за кормой, как только нога последнего из наших доблестных рыцарей ступит на палубу.
Вообще-то Джеймс с превеликой радостью избавил бы Осборна от своего общества, а заодно и себя от него. Но, очевидно, из всех конвоиров самым осведомленным был именно Осборн. С ним и обсуждать детали. Какое счастье.
- Все ради вашего спокойствия,- приглашающий жест следовать за капитаном в сторону лестницы,- тогда прошу в мою каюту.
Прохладный полумрак в деревянных стенах кажется влажным, тем более в бледном свете, падающим из окон. Здесь на столе среди оставшихся кубков и пустых бутылок лежали карты. Широким жестом Роджер сгреб на край стола все ненужное, оставив лишь нужный пергамент, содержащий в меньшей степени кусок большой земли, и в большей – небольшие пятна островов. Одна из бутылок определенно не была пуста, но предлагать рыцарю угоститься он не стал. На корабле Роджера, как и на большинстве уважающих себя судов, тем более перед отплытием, царил практически сухой закон. К тому же, надо думать, в ответ гвардеец лишь скривился бы, хотя посмотреть на это всегда было приятно.
- Итак, чтобы увидеться со своими лошадьми вам, мистер Осборн, следует вернуться из этого плаванья не только живым, но еще и сохранить как минимум один глаз. Иначе, видеться, с кем бы то ни было, станет не просто,- широкая улыбка, впрочем, внимание пирата было сосредоточенно на листе пергамента.- И мы приложим все усилия, чтобы так оно и было. Что же на счет нашего места назначения? Это небольшой островок, на котором раньше располагалась база контрабандистов. И расположен он тут,- палец Роджера уперся в небольшой овал среди морской пустоты.- Но, из-за вулкана остров периодически потряхивает и базу забросили, пока остров не успел похерить припрятанные на нем товары. Насколько мне известно, там нет никаких основательных построек, только временные хибары среди деревьев. Так что, по моим прикидкам, мы должны быстренько высадиться, быстренько обменять одного человека на графскую семью и быстренько смотаться оттуда.
План был так прост, что уже сейчас выглядел подозрительным. Чего ждать от человека, выдвинувшего столь смелое предложение самому Дэйрону? Джеймс пока что не понял, то ли тот был слишком глуп, то ли слишком нагл. То ли припрятал в рукаве что-то такое, что позволяло ему вести себя так глупо и нагло. Палец капитана сместился чуть севернее.
- Вот здесь расположены рифы, умелый капитан сможет там провести корабль. Если наши друзья и решили подкараулить нас, то только там, но это слишком далеко, паруса быстро заметят и врасплох застать нас не удастся. К тому же мы будем подходить с юга, даже если им улыбнется фордевинд, это даст нам хорошую фору чтобы вернуться на корабль.- Роджер оторвался от карты и в упор посмотрел на рыцаря,- Как видите, ничего особенного это место из себя не представляет. Тем более, когда не раз на нем бывал лично. Но, кажется вы хотели рассказать мне какие-то детали предстоящего обмена?

+2

5

Капитан был сама любезность, сдобренная ложкой сарказма, и от этого ощущение раскушенного больным зубом чеснока лишь усиливалось. И хотя Гаррет изо всех сил старался не кривиться, получалось это с трудом. Особенно после замеченного в капитанской каюте бардака в виде пустых винных бутылок и их более-менее полных подружек, которых предлагать гостю никто не спешил.
Последнее, впрочем, было даже к лучшему. От угощения капитана гвардеец отказался, даже если бы поданное тем вино могло спасти ему жизнь – оно просто застряло бы у него в горле. 
- Благодарю за предупреждение и за заботу, - криво усмехнулся Гаррет, отвечая на озвученные условия новой встречи с лошадьми.
И, пересилив себя, склонился над картой, разглядывая цель их плавания, которая сейчас выглядела лишь как размытое темное пятно на фоне более светлого изображения морских просторов, и слушая рассказ о ней.
Заброшенная база? Хибары? Хибары – это плохо, потому что они – хорошее место, чтобы укрыть несколько десятков солдат и устроить засаду.
О возможной засаде думал и сам капитан, удивляя гвардейца этой своей способностью, которую Осборн, впрочем, быстро списал не на ум, а на боязнь за собственную шкуру. Вот только в его понимании засада могла ждать их не только на суше, но и на море.
Признаться, сам Гаррет об этом не подумал из-за отсутствия навыков боевых действий на кораблях, а ведь морская засада могла усложнить и без того непростой обмен, о котором Роджер как раз поинтересовался.
Нет, конечно, посвящать его во все детали Осборн не стал бы даже под пытками. Но кое-что обсудить им все же стоило, в первую очередь, потому  без содействия капитана, чтоб ему провалиться, и желательно сразу в бездну, вся их миссия становилась невозможна.
- Самая главная деталь та, что на острове мы обмен проводить не будем, - произнес гвардеец, не желая юлить вокруг да около, а сразу переходя к делу.
Наверняка, бей будет присутствовать там лично, чтобы убедиться, что с его братом все в порядке. Или пришлет кого-то, кто будет хорошо знать этого самого брата в лицо. А учитывая возможную засаду за хибарами, как только обман вскроется - им будет уже не уйти. Трое против нескольких десятков – слишком неравные силы. А на людей Роджера, как и на него самого, Гаррет рассчитывал не слишком, уверенный, что те предпочтут сбежать, спасая свои жизни, чем жизни графа и его семьи.
- Высаживаться с пленником слишком рискованно. Бей и его люди могут нас просто перебить, как только получат желаемое.
А вернее, после того, как поймут, что не получат его.
- Так что нужно придумать другой способ.
Так, чтобы обман вскрылся уже в тот момент, когда пленники, да и сами гвардейцы, желательно, будут уже в безопасности. На суше он предпочел совершить обмен на расстоянии, когда пленников одновременно выпускают на встречу друг другу. Так почему бы не попробовать сделать то же самое на море?
- Может быть, устроить обмен на лодках? Встретимся в открытом море. Мы посадим пирата в лодку. Бей со своего корабля сделает то же самое с графом и его семьей. И одновременно позволим им отплыть. Как только граф и его семья будут у нас на борту, мы быстро… Как там принято говорить у моряков: снимемся с якоря и уплывем? Вот так и сделаем, пока за нами не бросятся в погоню.
А погоня, наверняка, будет. Но об этом капитану тоже лучше не знать, чтобы не возникло особых подозрений.
- Вернее, если бросятся…
Правда, при этом возникал еще один вопрос, как сообщить об их плане бею, который, наверняка, будет ждать обмена именно на острове. Отправить кого-то из команды вперед? Но от этой мысли гвардеец сразу отмахнулся – не в его характере было доверять разбойникам. Значит, придется плыть самому. А пленника оставить на корабле, под присмотром товарищей. И взять Роджера с собой, чтобы не выкинул какой-нибудь фокус, поставив сделку под угрозу или бросив его, Гаррета, на острове при первых признаках угрозы. Хотелось верить, что лишившись капитана, команда на подобное не решится.
- А на остров поплывем мы с вами, - добавил гвардеец. - И там озвучим бею этот план, пока остальные будут ждать результатов наших переговоров на безопасном расстоянии, на корабле. Чтобы без всяких фор… фордевиндов.
Что означало это слово, гвардеец понятия не имел, но спросить не спросил бы. Да и вряд ли это было так важно.
- Договоримся об условиях обмена и вернемся на корабль для его совершения. Ну, что скажете, любезный?
Дверь каюты распахнулась без всякого стука. На пороге показался Троер – тот, что ставил лошадей в конюшню. Судя по выражению лица одного из моряков за его спиной, подобное поведение на корабле было не слишком принято, а потому в душе тут же шевельнулась злая радость, совершенно недостойная человека благородного, но, тем не менее, приятная.
- Все сделано, - доложил гвардеец.
Гаррет кивнул, на мгновение отвлекаясь от разговора.
- Отлично. Присматривайте с Олбриджем за пленником по очереди, вечером я вас сменю.
Не то, чтобы он опасался побега торговца – тот, наверно, умер бы от страха, едва подумав об этом, да и людям Роджера организовывать тому побег не было никакого смысла, но береженого, как говорится, Единый бережет.

Отредактировано Garreth Osborne (2018-05-11 18:47:37)

+1

6

О том, что на остров нужно не только приплыть, но еще с него и уплыть Роджер прекрасно знал, и об этом тоже думал. В его голове уже был составлен идеальный план, при котором он сумеет выторговать у противоположной стороны гарантию, позволяющую вывезти графа с острова живым и, по возможности, невредимым. Что делать, если оппоненты откажутся торговаться? В этом случае ситуация теряла половину своей привлекательности. Но, в любом случае, все, что ему нужно было, так это короткая встреча тет-а-тет с пойманным пиратом, а так же с его братом. И если первую организовать было не сложно, то вторую…
- Что скажу? Скажу, что в вашем плане имеются некоторые изъяны. Для начала, совсем не обязательно тащиться на переговоры такой толпой, достаточно будет и меня одного,- Роджер улыбнулся, глядя в глаза Гаррету и продолжил, прежде чем тот успел возразить,- По одной простой причине, со мной договариваться нашим южным друзьям будет намного проще, чем с королевской гвардией. К тому же…
Распахнувшаяся дверь отвлекла от разговора и капитана тоже, а ставшие слышными короткие, гавкающие команды старпома не дали обмануться на предмет того, кто же возник на пороге. Он смерил вошедшего взглядом и усмехнулся, едва заметным движением головы остановив маячившего за спиной гвардейца матроса. Одни всем видом показывают, что законы корабля им не писаны, другие всегда готовы доказать тем обратное. Впереди для этого будет еще не один день, незачем отвлекаться на это сейчас, тем более, когда Джеймса куда больше занимает разговор, чем вмешательство в чужие разборки, пусть даже и отстаивающие его, капитана, честь. Дверь вновь была закрыта и, пока из-за нее не донесется достаточно громких звуков можно ни на что не обращать внимания.
- Вернемся к нашим баранам, то есть графам? Касательно обмена. Итак, поправьте меня, если я ошибаюсь, вы предлагаете спустить на воду шлюпку, усадить в нее нашего пленника одного и вручить пару весел? И с той стороны тоже самое должны будут проделать с графской семьей?- Роджер скептически хмыкнул, сложив руки на груди,- Я никоим образом не хочу обижать нашего графа Как-его-там, и будет просто прекрасно, если он умеет обращаться с веслами. А то, знаете ли, встречал я людей, для которых задача грести оказывалась непосильной. Так же могу заметить, что, даже будучи со связанными руками, наш дорогой пират может оказаться возле своего корабля намного раньше, чем мы планируем,- мыслями Роджер вновь вернулся к пленнику, на первый взгляд не производившему впечатление хоть сколько-то бывалого моряка.- И будет просто прекрасно, если к этому моменту граф сумеет отойти на расстояние, большее, чем полет арбалетного болта. Ни в коем случае не хочу подвергать сомнению условия предстоящей сделки, но, это же пираты. От них всего можно ожидать. Сами знаете.
Впрочем, собираться на острове толпой напротив толпы, чтобы обменяться пленниками было не менее глупо, чем стоять на борту и наблюдать, как одна шлюпка крутится на месте, пытаясь совладать с управлением, пока вторая уверенно направляется к своим людям. Хотя, видит Единый, окажись Роджер свидетелем подобного зрелища, сдержать смех было бы сложно. Так же сложно, как потом объяснить Его Величеству, каким же это образом они умудрились упустить и пирата, и графа.
- Мое мнение – обмениваться людьми все же удобнее на суше,- капер прочертил пальцем на карте короткую линию возле самого острова,- скажем, вот здесь выступают обломки рифов. Да, это не открытое море, с острова плыть на лодке всего-ничего. Однако, берег с той стороны пустой, если на обмен явятся лишние люди, их будет видно. Присутствовать на обмене я предлагаю нам с вами, ну и бей с той стороны. К тому же, это исключит возможность того, что вместо графа нам подсунут…- Роджер помедлил, уколовшись смутным сомнением,- кого-то еще,- закончил он, внимательно присмотревшись к гвардейцу, хотя больше всего сейчас хотел еще раз приглядеться к пленному пирату. Короткий миг сомнений, стоит ли поднимать эту тему сейчас, и стоит ли поднимать ее вообще, и все же Роджер с интересом склонил голову к плечу, продолжая смотреть на рыцаря.
- Скажите-ка мне, мистер Осборн, стоит ли мне знать что-то еще о предстоящей сделке?
Джеймс был уверен, что бы сейчас не ответил гвардеец, правду он узнает в самое ближайшее время. «Сука» - не то место, где от капитана могли укрыться секреты.

+1

7

Признаться, готовности отправиться на встречу с беем в одиночку, Гаррет от капитана не ожидал, а потому не смог сдержать удивленный взгляд, которым одарил собеседника. Будь тот его товарищем по оружию, он решил бы, что Роджер готов подвергнуть свою жизнь опасности, лишь бы уберечь от нее других.
Но подозревать капитана в подобном благородстве было выше гвардейских сил, а потому в душе невольно шевельнулись подозрения. Волк, добровольно лезущий в капкан, знает о нем что-то, чего не знает охотник. И именно эти подозрения заставили Осборна отрицательно мотнуть головой, не соглашаясь с подобным вариантом.
- Благодарю за храбрость, любезный, - с плохо скрываемым сарказмом ответил он. – Но у меня королевский приказ. И я не намерен перекладывать его исполнение на чужие плечи, как и прятаться за чужими плечами. Так что на остров отправимся мы вдвоем... Уверен, присутствие гвардии не лишит бея способности говорить и мыслить.
Гаррет усмехнулся было своей последней фразе, но тут же нахмурился, когда капитан раскритиковал его план, сомневаясь в умении графа держать в руках весло.
С точки зрения гвардейца амидский торговец, будучи человеком, далеким от моря, тоже должен был быть не лучшим гребцом, так что шансы у него и у графа, примерно, были одинаковы. Но озвучить это мешало недоверие к собеседнику, как оно же мешало поделиться и всеми деталями предстоящей операции.
А Роджер, тем временем, словно чувствуя недомолвки гвардейца, предложил свой вариант, исключающий возможность обмана со стороны бея. А значит, и с их стороны.
«Чтоб тебе провалиться» - невольно пронеслось в голове у Осборна при этих словах. И подавив в себе желание категорично отклонить капитанский план именно по этой причине, гвардеец сделал вид, что обдумывает услышанное. Хотя, что можно было здесь обдумывать, когда с первых же шагов торговец, похожий на пирата, как мул на благородного скакуна, будет разоблачен?!
- Слишком рискованно, - произнес, наконец, Гаррет, стараясь говорить взвешенно. – Даже открытое расстояние не спасет нас от лучников, если пираты решат напасть. Вы же сами говорите, что от них всего можно ожидать… Я соглашусь на этот вариант только при условии, что брат бея окажется у того в руках не раньше, чем граф и его семья уплывут с острова.
Вот только согласится ли бей на такой вариант? Сомнительно.
- Если же бей откажется, то тогда вернемся к обмену на море. И вы пошлете к пиратскому кораблю лодку со своими людьми, которые заберут графа и отчалят, после чего мы отпустим нашего пленника. Уверен, что ваши люди знают, как обращаться с веслами не хуже южанина.
Хотелось верить, что он был убедителен. Но последний вопрос заставил усомниться в этом почти сразу же.
Неужели Роджер о чем-то догадался?! Это опасение глухой злостью отозвалось в душе, смешиваясь с недовольством королевским решением, сделавшим гвардейским помощником в этом опасном деле человека, к которому Гаррет никогда не повернулся бы спиной. Обращение же мистер, весьма распространенное, как успел заметить Осборн, в пиратской среде, вероятно, чтобы хоть как-то выделиться при отсутствии других заслуг, и вовсе показалось издевкой, оставить которую без ответа он не мог.
- Сэр, - сухо поправил гвардеец. – Обращайтесь ко мне «сэр», любезный, сообразно титулу. А что касается предстоящей сделки, то вам нужно знать лишь то, что король хочет спасти пленников любой ценой. И мы, его слуги, обязаны выполнить его приказ. А потому, попрошу вас позаботиться о питье и пище для моих людей и пленника, чтобы тот добрался до острова живым и здоровым, не вызвав у бея желания прирезать офирского графа и его близких из жажды мести. 
Себя из списка нуждающихся гвардеец скромно удалил. Не из желания умереть голодной смертью, лишь бы не принять и то, и другое из пиратских рук – все было куда проще. Ему уже доводилось бывать на корабельных палубах, и каждый раз это пребывание сопровождалось дурнотой, от которой любой глоток воды или проглоченный кусок еды так и просился наружу, вызывая желание «пообщаться с волнами».
Это была еще одна причина, из-за которой Гаррет не любил море. И теперь эта нелюбовь усугублялась присутствием человека, перед которым он предпочел бы умереть, но не выдать свою слабость.
- Надеюсь, мы с вами поняли друг друга? – добавил Осборн, полагая их разговор законченным.

+1


Вы здесь » Jus sanguinis » Прошлое » Ничего личного - просто бизнес