Дорогие участники и гости форума! Мы рады приветствовать вас на проекте «Право Крови», посвященном мистике в антураже средневековья.
Сюжет нашего форума повествует о жизни в трех средневековых королевствах, объединенных некогда в военный и политический союз против угрозы с юга. С течением времени узы, связывающие королевства воедино ослабевали, правители все больше уходили в заботу о нуждах собственных государств, забывая о том, что заставило их предшественников объединить страны в одно целое. Но время для заключения новых договоров пришло, короли готовы к подтвердить прежние договоренности. Или это лишь очередная политическая игра за власть, силу и влияние на континенте? Покажет время. А до тех пор, мир коварства, жестокости, меча и магии ждет своих новых героев. Героев, в чьих руках окажется будущее Офира, Солина и Брейвайна.

Вверх Вниз

Jus sanguinis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Jus sanguinis » Прошлое » Ничего личного - просто бизнес


Ничего личного - просто бизнес

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Ничего личного - просто бизнес
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

5.10.1212 ❖ морские просторы, где-то недалеко от офирского побережья ❖ Джеймс Роджер, Гаррет Осборн

http://s5.uploads.ru/Bjkea.gif http://sa.uploads.ru/j0Upn.gif
http://s9.uploads.ru/d69sS.gif

О конфликтах королевских приказов и жизненных интересов

Отредактировано Garreth Osborne (2018-05-07 17:20:56)

+1

2

Джеймс никогда не мог решить, что же ему нравится больше, лучи рассветного солнца, золотящие море на горизонте или закаты, раскаляющие до красна волны. Но он точно знал, что и одно, и другое зрелище намного приятнее его взгляду, чем грязный городской порт, серый и безликий на фоне быстро светлеющего неба. А потому он сейчас подпирал плечом стену ближайшего здания и смотрел на рассвет, медленно разгоняющий утренние сумерки, прогоняющий ночных жителей города и медленно выманивающий жителей дневных.
- Вы сегодня в хорошем настроении, капитан,- старпом неспешно подошел к Роджеру и пристроился рядом. Он двигался и говорил с той ленью, с которой двигается человек, от безысходности занимающийся нелюбимым делом. И не то, чтобы старшему помощнику «Этой суки» не любилось ходить или говорить, но предстоящее путешествие нисколько не вдохновляло его. Как не вдохновляло и команду. Все они любили пожинать плоды каперского патента, радовались, когда офирские охотники проходили мимо, будто вовсе не замечая «Суку». И все они не горели энтузиазмом, когда приходилось выполнять специальные поручения Короны. Роджер прекрасно знал, что за ним его люди пойдут куда угодно, хоть бы для этого и пришлось идти по дну пешком. И работать будут в полную силу, других на его корабле не было, а потому он нисколько не возражал против кислых физиономий, пока они были на берегу.- Что вас так обрадовало? И что заставляет торчать здесь, вместо того, чтобы отдыхать перед выходом в море?
- Мистер Коппер! Это прекрасное утро, а впереди нас ждет прекрасное путешествие. Так отчего бы это мне быть хмурым?- Джеймс выпустил изо рта облачко сизого дыма и широко улыбнулся, чем вызвал скептичное молчание своего помощника. Потому что, кроме команды, еще энтузиазмом куда-то нестись и кого-то спасать по приказу Короны никогда не горел сам Роджер. Об этом тоже было известно, но если команда была готова молча следовать за своим капитаном, то старпом все же предпочитал интересоваться, отчего же это Джеймс выглядит так как выглядит. А выглядел сейчас капитан «Суки» так, будто был охотничьим сеттером с родословной, древнее, чем у барона Брейна. К тому же сеттером, уже почуявшим дичь и готовым сорваться с места, пуститься по ее следу.
Но, о чем еще было известно,  Роджер никогда не спешил посвящать в свои планы кого бы то ни было до тех пор, пока не считал необходимым кого-либо в них посвятить.
- А торчу я здесь, мистер Коппер, потому, что наш ценный пассажир и его сопровождение прибудут на причал вот уже в ближайшее время.- Надо заметить, что за плечом капитана виднелась улица, все еще пустая в предрассветных сумерках, если только не считать многочисленных кошек и крыс, таскающих в свои логова ошметки рыбьей требухи. И помощник уже засомневался, уж не прибудут ли гвардейцы с пленником со стороны моря, когда Джеймс покрутил в руках окурок самокрутки, затянулся еще раз и махнул в сторону озадаченного старпома рукой,- не нужно вглядываться в тот конец улицы, их еще пока не видно. Что же вселяет в меня всю ту уверенность, которую вы наблюдаете на моем лице? А то, с какой скоростью нам обратно в Хейм прилетел королевский голубь. Учитывая то, что письмо, скрепленное королевской печатью, было отправлено столько скоро, надо полагать, что дело и впрямь важное, а значит, не требует отлагательств. И уж тем более я уверен, наши доблестные гвардейцы преодолевают расстояние от столицы до порта со всей возможной скоростью. Ведь нельзя же прохлаждаться в дороге, если уж сам Дейрон уделил этому заданию драгоценные минуты своего времени, чтобы ляпнуть на лист воском и приложиться печатью.
Именно потому, что ответ из Этринга пришел так быстро, Роджер поднял всю команду, чтобы вытащить «Суку» на берег, посчищать с нее налипший и наросший мусор. Что-то ему подсказывало, что пара-другая лишних узлов лишними совсем не будут и, когда пленника все же доставят на корабль, первое, что услышит капитан, так это то, что тащиться нужно будет со всей возможной скоростью. Впрочем, сам Джеймс был совсем не против отправиться к обозначенному острову со всей возможной скоростью, чтобы встретиться с пленителем графа как можно скорее.
Роджер вновь криво улыбнулся, в ответ на кивок старпома куда-то за его плечо.
- Ну, что я говорил, мистер Коппер? Надо думать это наши…- легкий поворот на одних пятках на 180 градусов и дальнейшими словами пират поперхнулся, разглядев среди приближающихся одного хорошо известного ему гвардейца,- да чтоб тебе чайки глаза выклевали.
Помощник только вздохнул и понятливо пошел на корабль, поднимать команду и готовиться к отчаливанию. Капитан же остался встречать только что прибывших.
- Надо же, кого мне Единый послал,- Джеймс сплюнул себе под ноги, щелчком выбросил окурок в ближайшую бочку с накопившейся в ней дождевой водой и на его лице вновь засиял кривой оскал приветственной улыбки.- Надо, что ли, крест где на «Суке» нарисовать, может, убережет от следующей встречи. Ну, а пока, надеюсь, за время своего путешествия вы успели отсидеть в седлах свои задницы настолько, чтобы не смотреть в сторону лошадей еще несколько дней? Вот и прекрасно, потому что вы их и не увидите. Добро пожаловать на борт, господа.

Отредактировано James Roger (2018-05-08 09:07:29)

+6

3

Казалось, летний рейд амидцев, закончившийся сожженной деревней, стоивший жизни одному из южных баронов и едва не обернувшийся пленом для его внуков и воспитанницы, ничему не научил пограничный гарнизон. И его командующий не предпринял ничего, чтобы укрепить границу, позволяя южанам и дальше безнаказанно совершать набеги. Халатность, стоившая свободы целой графской семье, взятой в заложники специально, чтобы иметь возможность торговаться с самой офирской короной. Халатность, которую впору было назвать изменой.
Впрочем, Дейрон Фейтглейв был не тем человеком, с которым можно говорить с позиции шантажа и пытаться диктовать свои условия. И его план, озвученный гвардейцам буквально в ночь перед самым выездом, за закрытыми дверями тронной залы, подтверждал это весьма красноречиво.
Король не собирался выполнять требование амидского бея и возвращать тому его брата - морского разбойника, потопившего не один офирский корабль и лишь чудом пойманного охотниками за пиратами с месяц назад, чью жизнь бей и хотел обменять на графа с семьей. Но при этом король и не собирался оставлять офирских подданных в беде.
Амидский торговец, пойманный на том, что разбавлял вино ослиной мочой, и дожидавшийся в тюрьме Этринга справедливого суда, оказался неожиданно похожим на своего не менее преступного соотечественника. И именно торговцу предстояло сыграть роль капитана.
Приказ же отданный гвардейцам был прост – вернуть графа Ройдона и его семью в Офир, обменяв его на подложного капитана, а в случае раскрытия подлога, отбить пленников силой. И спорить с ним Гаррет не собирался, хотя один момент и вызывал у него внутреннее несогласие – участие в задании одного весьма известного капера.
О капере этом ходило много паршивых слухов, но даже без них гвардейцу хватало короткой встречи в прошлом, чтобы желать не иметь ничего общего с этим разбойником, и уж тем более, не участвовать вместе с ним в столь ответственной миссии.
Набравшись смелости, Осборн даже робко осведомился у его величества, нельзя ли им отправиться в плавание на другом корабле. Прозвучавшее в ответ краткое «нет» перечеркнуло его надежды на корню. А потому оставалось лишь поклониться и отправиться выполнять приказ.
Неудивительно, что всю дорогу Гаррет пребывал в паршивом расположении духа от предвкушения встречи с треклятым капером, и ворчал на всех и все, что подворачивалось под руку.
Подложный капитан принимал это ворчание на свой счет, а потому выглядел так, будто поездка должна была закончиться для него серебряными рудниками где-нибудь в северных горах, а не возвращением на родину, пусть и не под своим настоящим именем. В сравнении с оригиналом ему не хватало смелости и гордости. А значит, следовало хорошенько продумать план обмена, чтобы подлог вскрылся как можно позже, желательно к тому моменту, когда семья графа и он сам будут уже на борту офирского корабля.
К Хейму они подъехали на рассвете, разбудив своим появлением городскую стражу. Требование открыть ворота та сперва восприняла с мрачной сонливостью, но королевская печать на приказе легко сменила сонливость на поспешность. И беспрепятственно въехав в город, их небольшой отряд двинулся в обход, кривыми окраинными улочками, направляясь в порт, направление к которому безошибочно угадывалось по запаху гниющих водорослей и тухлой рыбы, которыми для Гаррета всегда пахло море. Может быть, потому что, родившийся в горах  на границе с Солином и выросший в южных предгорьях, он впервые увидел его уже во взрослом возрасте и так и не смог полюбить.
Искомый корабль – в их разновидностях гвардеец не разбирался – он заметил еще издалека, и тут же скрипнул зубами от досады, признаться, теплилась у него надежда, что за время их поездки от столицы до Хейма, преступления этого суденышка и его команды переполнят чашу терпения Единого и тот потопит их в морской пучине. Теперь и она пошла прахом. А уж при виде капитана корабля зубовный скрежет и вовсе перешел в гримасу, как будто гвардеец больным зубом раскусил дольку чеснока.
Одно радовало – судя по приветствию, капитан был рад видеть Осборна не больше, чем и он его.
- Нарисуйте, любезный, нарисуйте, - отозвался гвардеец без всяких встречных приветствий и без всяких «милордов», которые подошли бы капитану как корове седло. – Может быть, подобное богохульство прогневает Единого, и в своем гневе он разобьет ваш корабль о прибрежные скалы.
И с этими словами обернулся к товарищам, кивком головы приказывая им спешиться.
Забрав с собой седельную сумку, он велел одному из них:
- Поставь лошадей в ближайшую конюшню и заплати владельцу, чтобы они нас дождались вместе с седлами, - а затем добавил, обращаясь ко второму. – Веди пленника в трюм.
А сам, поднявшись по трапу, напомнившему ему своей неустойчивостью о том, какими неприятными могут оказаться первые дни плавания с непривычки, подошел к капитану.
- Главное, чтобы мы вообще их увидели, - произнес он, чуть запоздало отвечая на шутку. Или издевку? - вернувшись из этого плавания живыми, - и добавил, переходя к делу. – Я бы хотел переговорить с вами наедине, капитан. Обсудить план предстоящего обмена. А заодно узнать, куда именно мы плывем, что это за место и каких неприятностей нам предстоит там ждать?

+5

4

Едва ли можно было надеяться, что неприязнь к Гаррету, за последнее время, притупилась хоть как-то. И уж конечно, эту надежду развеяли звуки его голоса, стоило тому вообще открыть рот. Роджер украдкой помассировал висок. Это будет долгое путешествие. Но. Путешествие к цели. Важной, нужной, дорогой, а потому желанной. Это вселяло некоторый оптимизм. И, если уж охотничий сеттер взял след, то никакой рыцарь его с него не собьет.
Роджер пропустил перед собой и гвардейцев, и пленника, особенно внимательно присмотревшись к последнему, и поднялся на палубу следом. И это гроза южных морей? Тихий, скованный, и речь сейчас идет вовсе не о кандалах. Джеймсу не доводилось встречаться с известным на юге пиратом лично, но едва ли он устрашился бы, встретив на своем пути кого-то подобного. Или тут что-то было не так или парус дырявый. Но это все потом, и с пленником он обязательно познакомится ближе, но опять же потом. А пока что надо заняться делами и, наконец, выйти из порта. И где там того гвардейца носит, сколько можно ставить лошадей в конюшню?!
- Мистер Вест,- короткий кивок ближайшему из своих людей,- помогите расположить нашего гостя, того что в кандалах, со всеми возможными удобствами, а то, как бы господа гвардейцы не заблудились в трюме. По местам, я хочу оставить порт за кормой, как только нога последнего из наших доблестных рыцарей ступит на палубу.
Вообще-то Джеймс с превеликой радостью избавил бы Осборна от своего общества, а заодно и себя от него. Но, очевидно, из всех конвоиров самым осведомленным был именно Осборн. С ним и обсуждать детали. Какое счастье.
- Все ради вашего спокойствия,- приглашающий жест следовать за капитаном в сторону лестницы,- тогда прошу в мою каюту.
Прохладный полумрак в деревянных стенах кажется влажным, тем более в бледном свете, падающим из окон. Здесь на столе среди оставшихся кубков и пустых бутылок лежали карты. Широким жестом Роджер сгреб на край стола все ненужное, оставив лишь нужный пергамент, содержащий в меньшей степени кусок большой земли, и в большей – небольшие пятна островов. Одна из бутылок определенно не была пуста, но предлагать рыцарю угоститься он не стал. На корабле Роджера, как и на большинстве уважающих себя судов, тем более перед отплытием, царил практически сухой закон. К тому же, надо думать, в ответ гвардеец лишь скривился бы, хотя посмотреть на это всегда было приятно.
- Итак, чтобы увидеться со своими лошадьми вам, мистер Осборн, следует вернуться из этого плаванья не только живым, но еще и сохранить как минимум один глаз. Иначе, видеться, с кем бы то ни было, станет не просто,- широкая улыбка, впрочем, внимание пирата было сосредоточенно на листе пергамента.- И мы приложим все усилия, чтобы так оно и было. Что же на счет нашего места назначения? Это небольшой островок, на котором раньше располагалась база контрабандистов. И расположен он тут,- палец Роджера уперся в небольшой овал среди морской пустоты.- Но, из-за вулкана остров периодически потряхивает и базу забросили, пока остров не успел похерить припрятанные на нем товары. Насколько мне известно, там нет никаких основательных построек, только временные хибары среди деревьев. Так что, по моим прикидкам, мы должны быстренько высадиться, быстренько обменять одного человека на графскую семью и быстренько смотаться оттуда.
План был так прост, что уже сейчас выглядел подозрительным. Чего ждать от человека, выдвинувшего столь смелое предложение самому Дэйрону? Джеймс пока что не понял, то ли тот был слишком глуп, то ли слишком нагл. То ли припрятал в рукаве что-то такое, что позволяло ему вести себя так глупо и нагло. Палец капитана сместился чуть севернее.
- Вот здесь расположены рифы, умелый капитан сможет там провести корабль. Если наши друзья и решили подкараулить нас, то только там, но это слишком далеко, паруса быстро заметят и врасплох застать нас не удастся. К тому же мы будем подходить с юга, даже если им улыбнется фордевинд, это даст нам хорошую фору чтобы вернуться на корабль.- Роджер оторвался от карты и в упор посмотрел на рыцаря,- Как видите, ничего особенного это место из себя не представляет. Тем более, когда не раз на нем бывал лично. Но, кажется вы хотели рассказать мне какие-то детали предстоящего обмена?

+3

5

Капитан был сама любезность, сдобренная ложкой сарказма, и от этого ощущение раскушенного больным зубом чеснока лишь усиливалось. И хотя Гаррет изо всех сил старался не кривиться, получалось это с трудом. Особенно после замеченного в капитанской каюте бардака в виде пустых винных бутылок и их более-менее полных подружек, которых предлагать гостю никто не спешил.
Последнее, впрочем, было даже к лучшему. От угощения капитана гвардеец отказался, даже если бы поданное тем вино могло спасти ему жизнь – оно просто застряло бы у него в горле. 
- Благодарю за предупреждение и за заботу, - криво усмехнулся Гаррет, отвечая на озвученные условия новой встречи с лошадьми.
И, пересилив себя, склонился над картой, разглядывая цель их плавания, которая сейчас выглядела лишь как размытое темное пятно на фоне более светлого изображения морских просторов, и слушая рассказ о ней.
Заброшенная база? Хибары? Хибары – это плохо, потому что они – хорошее место, чтобы укрыть несколько десятков солдат и устроить засаду.
О возможной засаде думал и сам капитан, удивляя гвардейца этой своей способностью, которую Осборн, впрочем, быстро списал не на ум, а на боязнь за собственную шкуру. Вот только в его понимании засада могла ждать их не только на суше, но и на море.
Признаться, сам Гаррет об этом не подумал из-за отсутствия навыков боевых действий на кораблях, а ведь морская засада могла усложнить и без того непростой обмен, о котором Роджер как раз поинтересовался.
Нет, конечно, посвящать его во все детали Осборн не стал бы даже под пытками. Но кое-что обсудить им все же стоило, в первую очередь, потому  без содействия капитана, чтоб ему провалиться, и желательно сразу в бездну, вся их миссия становилась невозможна.
- Самая главная деталь та, что на острове мы обмен проводить не будем, - произнес гвардеец, не желая юлить вокруг да около, а сразу переходя к делу.
Наверняка, бей будет присутствовать там лично, чтобы убедиться, что с его братом все в порядке. Или пришлет кого-то, кто будет хорошо знать этого самого брата в лицо. А учитывая возможную засаду за хибарами, как только обман вскроется - им будет уже не уйти. Трое против нескольких десятков – слишком неравные силы. А на людей Роджера, как и на него самого, Гаррет рассчитывал не слишком, уверенный, что те предпочтут сбежать, спасая свои жизни, чем жизни графа и его семьи.
- Высаживаться с пленником слишком рискованно. Бей и его люди могут нас просто перебить, как только получат желаемое.
А вернее, после того, как поймут, что не получат его.
- Так что нужно придумать другой способ.
Так, чтобы обман вскрылся уже в тот момент, когда пленники, да и сами гвардейцы, желательно, будут уже в безопасности. На суше он предпочел совершить обмен на расстоянии, когда пленников одновременно выпускают на встречу друг другу. Так почему бы не попробовать сделать то же самое на море?
- Может быть, устроить обмен на лодках? Встретимся в открытом море. Мы посадим пирата в лодку. Бей со своего корабля сделает то же самое с графом и его семьей. И одновременно позволим им отплыть. Как только граф и его семья будут у нас на борту, мы быстро… Как там принято говорить у моряков: снимемся с якоря и уплывем? Вот так и сделаем, пока за нами не бросятся в погоню.
А погоня, наверняка, будет. Но об этом капитану тоже лучше не знать, чтобы не возникло особых подозрений.
- Вернее, если бросятся…
Правда, при этом возникал еще один вопрос, как сообщить об их плане бею, который, наверняка, будет ждать обмена именно на острове. Отправить кого-то из команды вперед? Но от этой мысли гвардеец сразу отмахнулся – не в его характере было доверять разбойникам. Значит, придется плыть самому. А пленника оставить на корабле, под присмотром товарищей. И взять Роджера с собой, чтобы не выкинул какой-нибудь фокус, поставив сделку под угрозу или бросив его, Гаррета, на острове при первых признаках угрозы. Хотелось верить, что лишившись капитана, команда на подобное не решится.
- А на остров поплывем мы с вами, - добавил гвардеец. - И там озвучим бею этот план, пока остальные будут ждать результатов наших переговоров на безопасном расстоянии, на корабле. Чтобы без всяких фор… фордевиндов.
Что означало это слово, гвардеец понятия не имел, но спросить не спросил бы. Да и вряд ли это было так важно.
- Договоримся об условиях обмена и вернемся на корабль для его совершения. Ну, что скажете, любезный?
Дверь каюты распахнулась без всякого стука. На пороге показался Троер – тот, что ставил лошадей в конюшню. Судя по выражению лица одного из моряков за его спиной, подобное поведение на корабле было не слишком принято, а потому в душе тут же шевельнулась злая радость, совершенно недостойная человека благородного, но, тем не менее, приятная.
- Все сделано, - доложил гвардеец.
Гаррет кивнул, на мгновение отвлекаясь от разговора.
- Отлично. Присматривайте с Олбриджем за пленником по очереди, вечером я вас сменю.
Не то, чтобы он опасался побега торговца – тот, наверно, умер бы от страха, едва подумав об этом, да и людям Роджера организовывать тому побег не было никакого смысла, но береженого, как говорится, Единый бережет.

Отредактировано Garreth Osborne (2018-05-11 18:47:37)

+3

6

О том, что на остров нужно не только приплыть, но еще с него и уплыть Роджер прекрасно знал, и об этом тоже думал. В его голове уже был составлен идеальный план, при котором он сумеет выторговать у противоположной стороны гарантию, позволяющую вывезти графа с острова живым и, по возможности, невредимым. Что делать, если оппоненты откажутся торговаться? В этом случае ситуация теряла половину своей привлекательности. Но, в любом случае, все, что ему нужно было, так это короткая встреча тет-а-тет с пойманным пиратом, а так же с его братом. И если первую организовать было не сложно, то вторую…
- Что скажу? Скажу, что в вашем плане имеются некоторые изъяны. Для начала, совсем не обязательно тащиться на переговоры такой толпой, достаточно будет и меня одного,- Роджер улыбнулся, глядя в глаза Гаррету и продолжил, прежде чем тот успел возразить,- По одной простой причине, со мной договариваться нашим южным друзьям будет намного проще, чем с королевской гвардией. К тому же…
Распахнувшаяся дверь отвлекла от разговора и капитана тоже, а ставшие слышными короткие, гавкающие команды старпома не дали обмануться на предмет того, кто же возник на пороге. Он смерил вошедшего взглядом и усмехнулся, едва заметным движением головы остановив маячившего за спиной гвардейца матроса. Одни всем видом показывают, что законы корабля им не писаны, другие всегда готовы доказать тем обратное. Впереди для этого будет еще не один день, незачем отвлекаться на это сейчас, тем более, когда Джеймса куда больше занимает разговор, чем вмешательство в чужие разборки, пусть даже и отстаивающие его, капитана, честь. Дверь вновь была закрыта и, пока из-за нее не донесется достаточно громких звуков можно ни на что не обращать внимания.
- Вернемся к нашим баранам, то есть графам? Касательно обмена. Итак, поправьте меня, если я ошибаюсь, вы предлагаете спустить на воду шлюпку, усадить в нее нашего пленника одного и вручить пару весел? И с той стороны тоже самое должны будут проделать с графской семьей?- Роджер скептически хмыкнул, сложив руки на груди,- Я никоим образом не хочу обижать нашего графа Как-его-там, и будет просто прекрасно, если он умеет обращаться с веслами. А то, знаете ли, встречал я людей, для которых задача грести оказывалась непосильной. Так же могу заметить, что, даже будучи со связанными руками, наш дорогой пират может оказаться возле своего корабля намного раньше, чем мы планируем,- мыслями Роджер вновь вернулся к пленнику, на первый взгляд не производившему впечатление хоть сколько-то бывалого моряка.- И будет просто прекрасно, если к этому моменту граф сумеет отойти на расстояние, большее, чем полет арбалетного болта. Ни в коем случае не хочу подвергать сомнению условия предстоящей сделки, но, это же пираты. От них всего можно ожидать. Сами знаете.
Впрочем, собираться на острове толпой напротив толпы, чтобы обменяться пленниками было не менее глупо, чем стоять на борту и наблюдать, как одна шлюпка крутится на месте, пытаясь совладать с управлением, пока вторая уверенно направляется к своим людям. Хотя, видит Единый, окажись Роджер свидетелем подобного зрелища, сдержать смех было бы сложно. Так же сложно, как потом объяснить Его Величеству, каким же это образом они умудрились упустить и пирата, и графа.
- Мое мнение – обмениваться людьми все же удобнее на суше,- капер прочертил пальцем на карте короткую линию возле самого острова,- скажем, вот здесь выступают обломки рифов. Да, это не открытое море, с острова плыть на лодке всего-ничего. Однако, берег с той стороны пустой, если на обмен явятся лишние люди, их будет видно. Присутствовать на обмене я предлагаю нам с вами, ну и бей с той стороны. К тому же, это исключит возможность того, что вместо графа нам подсунут…- Роджер помедлил, уколовшись смутным сомнением,- кого-то еще,- закончил он, внимательно присмотревшись к гвардейцу, хотя больше всего сейчас хотел еще раз приглядеться к пленному пирату. Короткий миг сомнений, стоит ли поднимать эту тему сейчас, и стоит ли поднимать ее вообще, и все же Роджер с интересом склонил голову к плечу, продолжая смотреть на рыцаря.
- Скажите-ка мне, мистер Осборн, стоит ли мне знать что-то еще о предстоящей сделке?
Джеймс был уверен, что бы сейчас не ответил гвардеец, правду он узнает в самое ближайшее время. «Сука» - не то место, где от капитана могли укрыться секреты.

+3

7

Признаться, готовности отправиться на встречу с беем в одиночку, Гаррет от капитана не ожидал, а потому не смог сдержать удивленный взгляд, которым одарил собеседника. Будь тот его товарищем по оружию, он решил бы, что Роджер готов подвергнуть свою жизнь опасности, лишь бы уберечь от нее других.
Но подозревать капитана в подобном благородстве было выше гвардейских сил, а потому в душе невольно шевельнулись подозрения. Волк, добровольно лезущий в капкан, знает о нем что-то, чего не знает охотник. И именно эти подозрения заставили Осборна отрицательно мотнуть головой, не соглашаясь с подобным вариантом.
- Благодарю за храбрость, любезный, - с плохо скрываемым сарказмом ответил он. – Но у меня королевский приказ. И я не намерен перекладывать его исполнение на чужие плечи, как и прятаться за чужими плечами. Так что на остров отправимся мы вдвоем... Уверен, присутствие гвардии не лишит бея способности говорить и мыслить.
Гаррет усмехнулся было своей последней фразе, но тут же нахмурился, когда капитан раскритиковал его план, сомневаясь в умении графа держать в руках весло.
С точки зрения гвардейца амидский торговец, будучи человеком, далеким от моря, тоже должен был быть не лучшим гребцом, так что шансы у него и у графа, примерно, были одинаковы. Но озвучить это мешало недоверие к собеседнику, как оно же мешало поделиться и всеми деталями предстоящей операции.
А Роджер, тем временем, словно чувствуя недомолвки гвардейца, предложил свой вариант, исключающий возможность обмана со стороны бея. А значит, и с их стороны.
«Чтоб тебе провалиться» - невольно пронеслось в голове у Осборна при этих словах. И подавив в себе желание категорично отклонить капитанский план именно по этой причине, гвардеец сделал вид, что обдумывает услышанное. Хотя, что можно было здесь обдумывать, когда с первых же шагов торговец, похожий на пирата, как мул на благородного скакуна, будет разоблачен?!
- Слишком рискованно, - произнес, наконец, Гаррет, стараясь говорить взвешенно. – Даже открытое расстояние не спасет нас от лучников, если пираты решат напасть. Вы же сами говорите, что от них всего можно ожидать… Я соглашусь на этот вариант только при условии, что брат бея окажется у того в руках не раньше, чем граф и его семья уплывут с острова.
Вот только согласится ли бей на такой вариант? Сомнительно.
- Если же бей откажется, то тогда вернемся к обмену на море. И вы пошлете к пиратскому кораблю лодку со своими людьми, которые заберут графа и отчалят, после чего мы отпустим нашего пленника. Уверен, что ваши люди знают, как обращаться с веслами не хуже южанина.
Хотелось верить, что он был убедителен. Но последний вопрос заставил усомниться в этом почти сразу же.
Неужели Роджер о чем-то догадался?! Это опасение глухой злостью отозвалось в душе, смешиваясь с недовольством королевским решением, сделавшим гвардейским помощником в этом опасном деле человека, к которому Гаррет никогда не повернулся бы спиной. Обращение же мистер, весьма распространенное, как успел заметить Осборн, в пиратской среде, вероятно, чтобы хоть как-то выделиться при отсутствии других заслуг, и вовсе показалось издевкой, оставить которую без ответа он не мог.
- Сэр, - сухо поправил гвардеец. – Обращайтесь ко мне «сэр», любезный, сообразно титулу. А что касается предстоящей сделки, то вам нужно знать лишь то, что король хочет спасти пленников любой ценой. И мы, его слуги, обязаны выполнить его приказ. А потому, попрошу вас позаботиться о питье и пище для моих людей и пленника, чтобы тот добрался до острова живым и здоровым, не вызвав у бея желания прирезать офирского графа и его близких из жажды мести. 
Себя из списка нуждающихся гвардеец скромно удалил. Не из желания умереть голодной смертью, лишь бы не принять и то, и другое из пиратских рук – все было куда проще. Ему уже доводилось бывать на корабельных палубах, и каждый раз это пребывание сопровождалось дурнотой, от которой любой глоток воды или проглоченный кусок еды так и просился наружу, вызывая желание «пообщаться с волнами».
Это была еще одна причина, из-за которой Гаррет не любил море. И теперь эта нелюбовь усугублялась присутствием человека, перед которым он предпочел бы умереть, но не выдать свою слабость.
- Надеюсь, мы с вами поняли друг друга? – добавил Осборн, полагая их разговор законченным.

+3

8

Капитан был уверен, что за время путешествия «сэром» успел достать Гаррета до самых печенок. Некоторая бледность последнего нисколько не мешала трижды в день напоминать гвардейцу, что есть – очень важно, ведь сэр рыцарь не хочет ослабеть настолько, что до острова каперу придется тащить того на себе. Разве что от предложения дополнительной пайки Джеймс удерживался – на пиратском корабле все получают одинаковую порцию независимо от положения, звания или пожелания досадить другому. И не то чтобы пират получал удовольствие от столь мелочных поступков, но он очень надеялся, что все это убережет его от общества сэра Осборна в дальнейшем. Или, по крайней мере, сэр Осборн будет прилагать больше усилий, чтобы не ступать на борт «Суки».
Если поначалу что-то и казалось Роджеру странным в планах, предлагаемых рыцарем, то все странности пропали ближе к середине пути. Дежурившие у пленника посменно гвардейцы, отказавшиеся принимать помощь пиратов в несении вахты, как оказалось, были совсем не прочь скоротать ночную службу за игрой в кости или карты. Сам капитан к ним не ходил и Гаррета велел трогать поменьше, пусть себе стоит в одиночку, зато с остальными кому-то из матросни удалось найти если не общий язык, то точки соприкосновения так точно. Под это дело Роджер даже выделил из своих запасов несколько бутылок с алкоголем, пусть и несколько разбавленным, свои пьяные матросы на корабле ему не нужны даже в собственных интересах, но все же приятно дополняющим ночные посиделки. А подсыпанное в одну из бутылок снотворное взяло утомленного гвардейца и позволило, наконец-то, капитану поговорить со столь известным в южных морях капитаном Бахиром. Вернее «капитаном». Если бы перед Джеймсом поставили задачу подобрать подставного брата бея, он бы делал это в первую очередь среди матросов и никогда бы не посмотрел в сторону сухопутных торговцев, пусть они хоть четырежды похожи на искомого. По одной простой причине, и это если исключить вероятность морской болезни, которая отсутствовала у амидского купца просто по воле фортуны. Незнание элементарной корабельной терминологии, так отчетливо бросившееся каперу в разговоре, допустимо у юнги, только что зачисленного в команду. Но у капитана? Роджеру даже раскусывать никого не пришлось, хватило нескольких фраз, чтобы понять – перед ним сидит сухопутная крыса. Чтобы не сложить два и два, нужно было бы быть не только глупцом, но еще и слепцом. К счастью Джеймс не был ни тем, ни тем. Возле пленника он больше не появлялся, а визит его, как он мог судить по поведению гвардейцев после той ночи, остался незамеченным. Ночами матросы продолжали развлекать гвардейцев и развлекаться сами, и кто-то даже умудрился проиграть свою долю от последнего морского рейда.
Когда из гнезда раздался долгожданный крик заметившего нужный остров матроса, Роджер вздохнул с облегчением. Половина дела сделана, осталось провернуть сделку и вернуться в Хейм. И избавиться от гвардейцев на своем корабле.
- Поднимите флаг Офира, Сильвер. Пусть наши друзья знают, что за судно маячит перед ними, а то еще, чего доброго, примут нас за пиратов,- пока по его приказу люди привычно выбирали из охапки флагов, среди которых был и черный, нужный и поднимали над парусами, Роджер спустился с мостика и подошел к Гаррету.- Ну, что, сэр Осборн, вы все еще собираетесь составлять мне компанию в переговорах с нашими южными друзьями? Готовы обаять бея своим дипломатическим талантом? Еще не передумали? Будем настаивать на том, чтобы передать пирата лишь после того, как граф с семьей покинет остров?- в сущности, Джеймсу было совершенно неважно, какой план предложит сейчас гвардеец. Пусть хоть настаивает на том, чтобы плыть на остров вдвоем и отбивать графа силой. Все что нужно капер уже узнал.- Подойдем ближе, и можно будет спускать шлюпку. В случае непредвиденных обстоятельств "Сука" успеет уйти, чтобы не даться в руки и не подарить Бахира его брату бесплатно.
Теперь главное чтобы бей не натворил дел и не спутал Роджеру все планы. К примеру, быть застреленным, южанами было бы совсем некстати.  Капитан вгляделся вдаль, где за островом, который уже можно было видеть невооруженным взглядом, темнели рифы. Его люди пока что заметили всего один корабль, стоящий на приколе у острова. Вряд ли засада, если она вообще есть, даст о себе знать до переговоров.

+3

9

За несколько дней плавания Гаррет так и не сумел понять от чего его тошнило сильнее: от нескончаемого движения палубы под ногами или вездесущего капитана, проявлявшего такую заботу о питании гвардейца, как будто последний был его лучшим другом… Или свиньей, откармливаемой на убой.
К счастью, при всех недостатках Роджера подозревать того в людоедстве Осборну в голову не приходило. А вот подозрения о том, что подобная забота может скрывать какие-то другие недобрые намерения приходили пару раз в гвардейскую голову. Но подтверждения так и не нашли.
К пленнику капитан интереса не выказывал, а на компанию матросов, норовивших проведать сослуживцев во время их дозора, Гаррет быстро махнул рукой, устав гонять первых и отчитывать вторых. В конце концов, к пленнику матросы тоже были равнодушны. Так что до острова они добрались без происшествий.
При виде того на горизонте гвардеец испытал такое непреодолимое желание оказаться вновь на твердой земле, что даже не будь у него королевского приказа, требующего участвовать в обмене лично, он ответил бы на вопрос Роджера согласием.
- Не передумал, капитан, - произнес он, забыв на радостях ставшее привычным обращение «любезный». – И наш план остается в силе. Либо бей получит своего брата после того, как граф поднимется на борт нашего корабля, либо обмен состоится на лодках.
С этими словами он повторил товарищам уже не раз озвученные распоряжения о том, как вести себя с пленником и в каком случае отправлять того на берег, и подошел поближе к борту, мысленно поторапливая команду и капитана, чтобы как можно быстрее ощутить под ногами песок, а не доски.
Ждать пришлось дольше, чем хотелось бы. Но это ожидание закончилось, когда лодка тихо уткнулась в прибрежный песок.
Выйдя на берег, Осборн огляделся по сторонам, пытаясь понять, куда им двигаться дальше. И словно подсказывая ему направление из-за хибар, видневшихся вдалеке, показалась группа людей. Кажется, это и были посланники бея. А может и он сам был среди них, ожидая, когда офирцы придут к нему сами, но доставлять ему такой радости Гаррет не собирался. Слишком уж рискованно было приближаться к строениям, способным скрыть собой маленькую армию.
- Дойдем до того пригорка, - предложил гвардеец, указывая на небольшой холмик, расположенный примерно посередине между хибарами и берегом. – Место там открытое – там и подождем бея с его людьми.
И словно прочитав его мысли на расстоянии, группа людей у хибар тоже медленно двинулась навстречу.
По мере сближения Гаррет узнавал кожаные доспехи, виденные им на южных разбойниках и выдавшие во многих солдат. И лишь двое выбивались из их числа: один худой, в длинной темной рубахе, перевязанной широким ярким поясом. Другой, напротив, дородный, в расшитом золотой ниткой наряде, с мечом, узким у рукояти и значительно расширявшимся к острию, словно нездоровая фантазия какого-то кузнеца решила скрестить клинок с лезвием топора.
Именно этот, со странным мечом и заговорил первым. И хотя из сказанного им Гаррет не понял ни слова, некоторые слова показались ему знакомыми. Он уже слышал их не так давно, все на той же южной границе при допросе пленника.
Человек  в темном оказался переводчиком.
- Байбарс Ястреб Восточного Побережья хочет знать, почему он не видит своего брата, - произнес он поспешно, с раболепным поклоном в сторону бея. – И спрашивает, чью голову ему отрезать, чтобы это исправить.
Своеобразное южное приветствие, ничего не скажешь.

+4

10

Роджер согласно пожал плечами и двинулся следом за гвардейцем к указанному пригорку. Он тоже был рад пройтись по песчаному берегу, хотя, в отличие от рыцаря, радовало его не отсутствие качающейся палубы под ногами, а именно остров, на котором он бывал не раз. Сам воздух этого острова пропах воспоминаниями о беззаботных контрабандных деньках. На которые, впрочем, капитан ни за что не променял бы имеющиеся у него заботы.
- Ну, что, сэр рыцарь, удастся вам преподнести наши условия на нужном блюдечке?- спросил Джеймс на подходе, чтобы разодетый бей, не приведи Единый, не решил, что пленители его брата смеют еще шептаться в его присутствии.
Приветственная речь бея для уха капера звучала, должно быть, намного привычнее, чем для гвардейца. Пираты, помимо того что грабили, и торговали с амидцами в том числе, почему нет. И, хотя словарный запас Роджера был сильно ограничен, он точно знал, что переводчик опустил как минимум несколько крепких ругательств в сторону офирцев.
Джеймс улыбнулся и отвесил бею поклон, не такой глубокий, как раб-переводчик, но намного более учтивый чем те, что от него привыкли видеть.
- Мы желаем великолепному Ястребу долгих лет жизни, процветания и попутного ветра,- обращался Роджер исключительно к бею, не обращая никакого внимания на переводчика.- А так же надеемся, что прежде чем рубить наши головы в любом, удобном ему порядке, нам позволят озвучить наше скромное предложение.
Джеймс выждал, пока раб переведет его слова. К сожалению, понять, что именно тот говорит капитан не мог, за исключением пары слов, но он, по крайней мере, надеялся, что переводя его слова, худощавый не добавляет отсебятины, или хотя бы не такой, чтобы обоих офирцев тут же нашпиговали стрелами.
Бей наслаждался своим положением. Наслаждался численным превосходством своих людей, наслаждался оставленными в засаде людьми с луками или арбалетами, наслаждался тем, что оба офирца ни в зуб ногой не понимают амидский язык. Он выждал некоторое время, будто обдумывал, стоят ли стоящие перед ним его драгоценного внимания, будто сам не хотел вернуть своего брата. А выждав какое-то время обронил ответ.
- Великодушие Байбарса не знает границ. Вам дано две минуты, чтобы объяснить, почему вы не привели его брата на эту встречу.
Роджер мог бы поклясться, что ответ этого Ястреба, или как там его, не содержал ни одного приличного слова. Хотя, так ли это важно? Капитан кивнул Гаррету, предоставляя ему слово, сам же в это время, как самый послушный сопровождающий, замолчал, уставившись себе под ноги. Гвардеец рвался на эти переговоры? Вот пусть и трепет языком, раз уж ему не хватило ума остаться на корабле и предоставить сделать Джеймсу все самому. Хотя, быть может, это сыграет ему на руку? Во всяком случае, то возмущение, которым взорвется сэр рыцарь уж всяко будет выглядеть очень натурально. Насколько доверчив бей? Или, насколько он желает вернуть своего брата? Роджер очень надеялся, если не на доверчивость, то хотя бы на наглость амидца.
Пират дождался, пока бею будет озвучен весь план, предусмотрительно, как бы невзначай отступил от Осборна, чтобы тот не вздумал от избытка чувств угостить капитана чем-нибудь вроде висящего на поясе кинжала, и влез в первую удобную в разговоре паузу.
- Вот только вместо Бахира вам собираются подсунуть какого-то мелкого торговца,- выразительный взгляд в сторону раба, чтобы тот, замешкавшись, наконец, перевел сказанное.- Доверять королевским гвардейцам всегда себе дороже. Я же – совсем другое дело.
Роджер добавил в конце одно единственное слово на амидском. То, которое успел выучить очень хорошо и с которого начиналось большинство торгов. Что-то вроде «выгодной сделки». Честное слово, Джеймс мало расстроился бы, если бы Байбарс приказал убить Гаррета на месте. Но, пока что все шло по плану и тот лишь приказал людям схватить рыцаря. Капер криво улыбнулся.
- Да ладно, сэр Осборн, это была хороша попытка. Думаю, Ястреб ее оценил.

+5

11

«Если ты не будешь мешать» - мысленно ответил Осборн на вопрос капитана о своей способности убедить бея, но вслух ограничился лишь коротким:
- Посмотрим.
И не напрасно ограничился, потому что начало разговора было не слишком уж обещающим.
Гаррет уже открыл было рот, чтобы сообщить Ястребу-как-его-там-дальше, что в случае отрезанных голов или любых других частей тела своего брата тому не видать никогда, но не успел. В разговор влез Роджер с подобострастием, которого прежде гвардеец за ним не замечал. Не иначе как от страха прорезалось.
И от первых же хвалебных речей в адрес южанина зубы свело оскоминой, так что на лице невольно возникла гримаса презрения, а на ум пришла народная поговорка о кукушке и петухе, которые хвалят друг друга. Воистину, права была народная мудрость - только разбойнику могло прийти в голову восхвалять другого разбойника.
Впрочем, как бы ни противны были подобные восхваления, а свою роль они сыграли, позволив начать переговоры.
- Для начала мы должны убедиться, что с графом и его семьей все в порядке, - без лишних слов и похвал начал Осборн, переходя сразу к делу. – И забрать их на наш корабль. После чего отправим брата бея на остров в лодке.
Почему-то от его слов переводчик переменился в лице, как будто ему предстояло перевести бею что-то жутко оскорбительное. А вот сам бей, напротив, даже рассмеялся, услышав перевод, словно гвардеец предложил ему дружескую попойку за чужие деньги, и что-то произнес сквозь смех.
- Это все, что вы хотели предложить? – перевел незнакомец в черном, глядя на Гаррета взглядом, каким обычно смотрят на курицу, которой вот-вот отрежут голову.
Если бы не судьба графа и его семьи, Гаррет уже давно схватился бы за меч, позволив Единому решать, кто из них здесь больше похож на курицу. Но приказ короля удерживал от любых опрометчивых действий.
- Если этот вариант бея не устраивает, мы можем отправить его брата на лодке к вашему кораблю, а вы отправите ему навстречу ваших пленников, - произнес он и уже собрался добавить, что третьего варианта не будет, когда прозвучавший из-за спины голос Роджера заставил его вздрогнуть. Не от неожиданности, от смысла сказанного.
«Торговца?! Как ты узнал, чтоб тебе сдохнуть?!» - пронеслось в голове.
Осборн резко отпрянул назад, выхватывая меч, готовый принять бой южанами. А в следующий миг веревка с грузом на конце – нелепое подобие пращи, вылетела из чьих-то рук, словно змея обвиваясь вокруг гвардейских сапог. И первый же шаг обернулся потерей равновесия, заставляя Гаррета рухнуть на землю.
Зарычав, он попытался перевернуться на спину, чтобы мечом перерубить проклятые путы, возвращая себе подвижность, но удар чужого сапога, пришедшийся в лицо, был куда быстрее.
На мгновение свет перед глазами померк, превратив гвардейца в безвольную куклу. Он чувствовал, как люди бея  выбивают у него меч и скручивают руки за спиной, но помешать им не мог.
Способность видеть вернулась в тот самый момент, когда его оторвали от земли, заставляя принять вертикальное положение. Челюсть ныла, а рот был наполнен болью и кровью, то ли от выбитого зуба, то ли от прикушенного языка.
Но все эти чувства утратили значение в тот самый миг, когда он увидел усмешку на лице капитана. Усмешку, от которой, отчаянно хотелось вцепиться тому в глотку руками и зубами, и рвать ее, пока оттуда не хлынет кровь.
- Будь ты проклят! – выдохнул Гаррет, едва ли не в первые в жизни жалея, что не колдун и не способен убивать словами. Так у него хотя бы была возможность отплатить за себя и за графскую семью, жизни которых этот мерзавец продал за пригоршню золота. - Сколько он тебе пообещал за измену?! И что обещал взамен ему ты?! Доставить его брата целым и невредимым?!
Вряд ли это у Роджера получилось бы. Место заточения пирата держалось в тайне. Вот только и план с подложным торговцем был тайной, но как-то пират о нем узнал, гореть ему в бездне.
И поддаваясь отчаянному желанию, если не спастись, то хотя бы попытаться забрать предателя с собой, Осборн выплюнул вместе с кровью:
- Если надеешься, что это получится – ошибаешься! Настоящий Бахир давно мертв! Его тайно умертвили по приказу короля! Я сам видел его труп!
Хотелось верить, что если бей и не поверит ему, то хотя бы усомнится в верности мерзавца Роджера.
- Или думаешь, король стал бы рисковать жизнью верноподданного, будь у него возможность совершить честный обмен?!
А переводчик уже лопотал что-то на уху бею. И судя по взгляду, который последний бросил на гвардейца, слова о смерти брата задели того за живое.
Понимание этого не могло не вызвать у Осборна кривой усмешки, похожей на ту, которой не так давно усмехался Роджер.
- Вижу, капитан обманул не только меня, но и тебя, Ястреб… Опасно верить лжецам.
Удар кулака, снова пришедший в многострадальную челюсть, стер усмешку с лица, но ненадолго, лишь до того мгновения, когда часть людей бея шагнула к Роджеру, беря того в полукруг явно не для того, чтобы заключить в дружеские объятья.

+4

12

Гаррет выступил замечательно. Отлично. Просто прекрасно. Именно на это и рассчитывал Роджер. Даже слишком прекрасно, на самом деле.
- Что?- насторожился пират, буквально кожей чувствуя, как меняется настроение бея. Ведь на что Роджер немного не рассчитывал, так это на то, что Гаррет начнёт нести что-то, кроме ругательств и пожеланий капитану отравиться в пару не самых близких эротических путешествий. Торопливые слова переводчика и короткая команда его господина схватить и второго офирца тоже, не заставила себя ждать.- Ой, да ладно! Кому ты будешь верить, королевскому прихвостню или мне?- в отличие от рыцаря Роджер не пытался достать оружие, мало что можно было придумать глупее этого. Но, неосторожное движение рукой в сторону Байбарса и капер мигом забыл, что еще хотел сказать в свою защиту. Вошедший под ребра кулак выбил все мысли из головы, а заодно воздух из легких, а последующие удары ногами совсем не способствовали тому, чтобы сосредоточиться на разговоре. Хотя, и разговора-то уже не было.
- Да чтоб ты сдох, Гаррет!- наконец сумев вздохнуть, в сердцах бросил пират, сплевывая кровью на песок. Возможно, вероятная близость этого пожелания и могла бы приподнять настроение, если бы только сам капитан не рисковал составить рыцарю компанию.
Джеймса точно так же разоружили, стянули запястья за спиной и, вздернув на ноги, повели прочь. Неприятная ситуация? О, более чем. Впрочем, сам Роджер, хоть каждый раз и надеялся, что все пройдет по плану, никогда на это на самом деле не рассчитывал. Так что, несмотря на свою глубокую опечаленность произошедшим, был намерен вернуть все происходящее на дорожку, наиболее приближенную к исходному сценарию. А для этого было бы неплохо освободиться от веревок. Ну, это для начала. Так что низко поникшая голова была следствием вовсе не грусти, просто Роджер внимательно смотрел под ноги, выискивая там хоть что-то, чем можно было перерезать веревки. Лачуги были все ближе, а нормальных режущих инструментов под ногами так и не попадалось. Капитан прошел еще несколько шагов и вынужденно остановил свой выбор на камне или обломке чего-то, очень похожего на камень. Споткнуться на ровном месте было не сложно, особенно учитывая, что ровным их путь вовсе и не был. А там – повалиться набок, будто бы машинально перекатиться на спину и, в конце концов, пара пинков это совсем не большая цена за возможность освободиться из плена. Продолжая зубоскалить и отвешивать, видимо, очень остроумные шутки, амидцы вновь подняли Роджера и, наконец, продолжили путь. Туда, за лачуги, где в земле среди густых зарослей скрывались вырытые глиняные ямы. Недостаточно глубокие, чтобы навевать безнадежность колодцев, да и вообще вдоль стены тянулась узкая дорожка, позволяющая легко подняться наверх. Изначально их делали для хранения товаров, но с последнего визита на этот остров Джеймса, эти своеобразные погреба обзавелись деревянной решеткой.
Обоих офирцев отправили в одну яму, одарив напутственным пинком. Решетка сверху глухо стукнула и голоса удалились.
- Боже, ну ты и кретин!- Не очень удачно приземлившийся на плечо Роджер, принимая сидячее положение, постарался извернуться и пнуть Гаррета куда придется и побольнее.- Драть тебя в морду, это ж надо было все запороть?! Неужели так трудно было заткнуть свою пасть или, хотя бы, перестать пороть херню про этого…как его там!- имя амидского пирата вылетело у Джеймса из головы, и утруждать себя вспоминанием он не стал.- Поздравляю, сэр рыцарь, ты только что закопал возможность не только убраться самим с этого ебучего острова, но еще и вытащить отсюда графа с его выродками!
Возможно, все было не настолько безнадежно. Почти наверняка все было не настолько безнадежно. Во всяком случае, если только бей не решит прирезать пленников, прежде чем убираться с острова, умереть голодной смертью запертым в яме капитану точно не грозило, его люди за ним придут. А если пораскинуть мозгами, то и еще несколько положительных моментов найдется, но раскидывать мозгами, по крайней мере, своими, Роджеру не хотелось. Во-первых, ему было обидно, во-вторых, болело плечо, в-третьих, при падении он выронил подобранный обломок и теперь пытался его нашарить связанными руками, но получалось не очень успешно. И пока что капитан предпочитал рычать и ругаться.

+4

13

При виде того, как люди бея смешивают капитана с песком, Гаррет не смог сдержать злорадной усмешки, и стереть с его лица не удалось даже чужому кулаку. Пожалуй, с большим удовольствием он посмотрел бы лишь на то, как эти же люди перережут Роджеру глотку, пусть даже это стало бы последним, что ему довелось увидеть в своей жизни.
Но Байбарс не спешил их убивать. То ли все еще не оставлял надежду на то, что сказанное гвардейцем, было ложью. То ли готовил им участь куда более страшную, чем перерезанное горло.
Капитан, скорее всего, думал о том же, по-другому его внезапно отнявшиеся ноги объяснить было трудно.
- Умри хоть достойно, - пробормотал Гаррет, с отвращением глядя на катание Роджера по земле. Казалось, что еще немного, и тот начнет валяться в ногах у солдат и просить пощады. К счастью, Единый избавил Осборна от подобного зрелища. Но не от компании мерзавца, один вид которого заставлял злость клокотать в душе, заглушая все остальные чувства. И это было даже кстати. Окажись Гаррет в яме в одиночестве, он наверняка бы задумался о своей дальнейшей судьбе, и эти мысли наверняка оказались бы пугающими. Сейчас же все, о чем мог думать гвардеец, так это о том, как добраться до предателя и вцепиться тому в горло.
И брошенные в его адрес обвинения лишь подогрели это желание.
- Граф и его семья были бы в безопасности, если бы ты, свиной хрен тебе в глотку, позволил мне провести обмен, как и планировалось! - выдохнул гвардеец, морщась от боли в плече, спине и части тела пониже спины, принявших на себя всю мощь пинка и всю силу удара при падении. К счастью, боль была не настолько сильной, чтобы задуматься над возможными переломами.
Гаррет и не задумывался, зарычав от очередного пинка, он завалился на бок и, извиваясь по-змеиному, попытался подобраться к Роджеру и навалиться на того сверху всей своей массой.
- Это тебе следовало заткнуть свою поганую пасть! - выдохнул он при этом. - Как ты вообще узнал о подложном обмене, подонок?! И зачем его раскрыл?!
Будь у него свободны руки, он с огромной радостью свернул бы капитану шею. Но проклятые веревки держали крепко, словно были заколдованными.
А потому, все, что ему оставалось – это ругань… И голова. И именно ей он и попытался ударить, целясь лбом противнику в переносицу.
Удар больше подходящий для кабацкого забияки, чем для рыцаря, но выбирать особо не приходилось. А после того, как он прибьет этого мерзавца, можно будет подумать и обо всем остальном.

+4

14

Посеянное в благодатную почву семечко гнева, щедро удобренное близостью, а особенно поведением гвардейца, всходило активнее любого сорняка.
- Позволить провести обмен?!- фыркнул в ответ Роджер, вкладывая в интонацию столько скепсиса с ядом, что впору было захлебнуться самому и утопить противника.- О, конечно, все же вокруг слепые и тупые, давай, пихай свинью вместо коня, никто же не заметит!
То ли у Гаррета было больше опыта драк со связанными за спиной руками, то ли просто так сложилось, но пирату удалось вывернуться из-под придавившего его рыцаря далеко не сразу. И мало того, что гвардеец умудрился воткнуться локтем в самое хорошо намятое амидцами ребро, заставив Джеймса задохнуться, так еще и удара головой избежать не удалось. Нос пират, конечно, спас, немного повернув голову, зато пострадала бровь. Место ушиба живо онемело, перед глазами на мгновенье сверкнули искры, а голова странным образом прояснилась. В долгу пират оставаться не пожелал, и тоже пустил в ход голову, конечно же целясь в нос Гаррету, а там, куда попадет.
- Да слезь с меня, кракена тебе в задницу по самую ватерлинию!- прорычал Роджер, таки изворачиваясь, добавляя гвардейцу коленом в ребра и стараясь выкатиться из-под него.- Ты правда думал своей тупой башкой, что от меня можно что-то спрятать на моей же, мать её, “Суке”?! Ты бы этого осла еще в моей каюте посадил, а потом удивлялся! Да он кораблей в жизни не видел, от каждого скрипа шарахался! Мне пяти минут разговора хватило, чтоб понять, кто передо мной!
Конечно, кататься по дну ямы было очень занимательно, но Джеймсу откровенно надоело. Представить себе ситуацию глупее было сложно, и это раздражало капитана все сильнее. Не пасующее воображение, конечно, а ситуация. Свои пять медяшек добавляли ноющие ушибы, к тому же ещё и в ногу что-то врезается. Роджер раздражённо нащупал помеху рукой и с удивлением узнал недавно подобранный обломок. Или это был какой-то другой? Не важно, главное, чтобы это помогло избавиться от пут. Объяснять Осборну все тонкости своего плана? Рыцаря он считал непроходимым идиотом, но, видимо, тот не успокоится, пока не решит, что карать пирата здесь и сейчас – не место и не время. Роджер, наконец, отполз от него и принял-таки сидячее положение. Запыхавшись, каждый раз морщась от движения собственных ребер при любом мало-мальски глубоком вдохе, да ещё и разбитая бровь кровоточила, медленно заливая глаз, спасибо доблестному королевскому гвардейцу. Джеймс перехватил обломок поудобнее и принялся методично пилить верёвку, мысленно обещая воткнуть едва найденный инструмент Гаррету в самые труднодоступные места, если только тот опять вздумает валяться с капитаном по земле.
- Ты интересовался, сколько бей мне заплатил? Так иди в жопу со своими выводами, это я собирался заплатить ему за этого гребанного графа!
Капер еще раз сплюнул, тщетно стараясь избавиться от вкуса соленого металла во рту.
- Ты серьезно считаешь, что амидец согласился бы обменять целую семью на одного несчастного брата? Да черта с два! Гордые ублюдки не пошевелят и пальцем, если только не увидят шкурного интереса в том,- вообще-то, Роджер не знал точно, что двигало беем. Может быть, и родственная любовь в том числе. Но он точно знал, что ещё можно было предложить этой южной птице.- Совершивший набег на графа, потерявший там людей, стараясь взять того в плен, думаешь амидец старался вернуть на родину одного единственного пирата? Проклятье, да если бы не ты, я бы нормально сторговался с амидцем. Брат, плюс целый корабль с трюмом, набитым богатством, достойная цена за жалкого графа, а?
А теперь все пошло по… не самому привлекательно маршруту. Вот и пускай после этого лишних людей на переговоры.
- Ну, что, умник, есть что сказать?

+4

15

Показавшаяся на лице противника кровь заставила Гаррета торжествующе зарычать, усиливая атаку, чтобы как можно быстрее разобраться с этим мерзавцем. Пусть она не принесла бы ему свободы или спасения, но и возможность умертвить подлеца тоже стоила немало.
Вот только поддавшись ощущению близкой победы, гвардеец увлекся и забыл про осторожность, пропуская ответный удар.
На мгновение ему показалось, что в лицо его лягнула лошадь. Причем очень дикая и очень злая лошадь.
Окружающая картинка стремительно смазалась из-за накативших на глаза слез, а нос так же стремительно наполнялся болью и кровью, тут же хлынувшей горячими солоноватыми струйками на губы.
- Сволочь! – прорычал гвардеец, замотав головой, чтобы вернуть себе способность видеть. И на несколько мгновений его жажда мести охладела. Этих мгновений в сочетании с весьма неприятным пинком под ребра Роджеру хватило, чтобы отползти на относительно безопасное, насколько это было возможно в яме, расстояние и снова открыть свой поганый рот, сообщая, что разоблачить подложного пирата ему не составило труда.
- Чтоб тебе на морском дне сгнить вместе с твоим корытом, - выдохнул Гаррет, одновременно мысленно обещая оторвать голову своим сослуживцам, позволившим капитану подобраться к пленнику достаточно близко, чтобы раскрыть его суть. И снова подобрался, готовясь к новому, решающему броску, призванному оставить в живых лишь одного из них. Вот только очередная фраза капитана заставила его промедлить, опешив от удивления.
«Заплатить за графа и его семью, чтобы спасти?!»
Это звучало слишком благородно для такого мерзавца, чтобы быть правдой, а потому казалось неправдоподобным… Слишком неправдоподобным, чтобы быть очередным обманом.
- Считаешь меня идиотом?! – произнес Осборн, пытаясь стереть кровь с губ о плечо, но не спеша нападать раньше, прежде чем не подтвердится, что все сказанное – чистая ложь. – С чего вдруг тебе проявлять такую заботу о жизни графа и его семьи?!
Разве только у капитана корабля был королевский приказ, такой же, какой получил сам гвардеец – спасти заложников любой ценой. Последняя догадка заставила Гаррета мысленно зарычать от глухой злости.
- И почему ты не сказал мне о том, что задумал, когда мы обсуждали план?!
То, что он сам не удосужился поставить капитана в известность о подложном «брате бея» не имело никакого значения. Потому что… потому что равнять себя с негодяем-капером Осборну и в голову не пришло бы.
- И о каком корабле с грузом идет речь?! Или ты собрался пожертвовать ему свое корыто, а сам будешь добираться до Офира вплавь?!
Последние вопросы таки наводили на мысль об обмане, так что вряд ли ответы на них были важны.
«Скажу, что пора покончить с этим!» - мысленно ответил Гаррет на последний вопрос, но изначальная злость, вызванная предательством Роджера, успела остыть за время короткого разговора, уступив место другим – более насущным проблемам, связанным с тем, как спастись самому и спасти семью графа. И сделать это в одиночку было не проще, чем завоевать половину Эль-Амида. Даже выбраться из ямы в одиночку вряд ли удалось бы, учитывая ее глубину. А значит, помощь капитана, будь он трижды проклят, была необходима, пусть даже он был последним человеком во всех королевствах, помощь которого Осборну хотелось бы принять.
- Скажу, что не верю ни единому твоему паршивому слову, - произнес гвардеец уже спокойнее, сплюнув остатки крови. – Но подумаю, не поверить ли, если ты поможешь мне спасти графа и его семью, за свободу которых собирался торговаться.
Он кивнул вверх, туда, где сквозь решетчатую крышку виднелось голубое небо.
- Для начала, почему бы тебе не попробовать освободить меня? А потом я освобожу тебя… 

+2

16

- Конечно, я считаю тебя идиотом!- в тон рыцарю ответил пират,- Но сейчас это к делу не относится.
Честное слово, один только вид разбитого носа Гаррета поднимал настроение, улучшал самочувствие, даже веревки пилились немного легче, по крайней мере, так казалось. Роджер пошевелил запястьями, понял, что пилить ему еще долго, и, медленно выдохнув, продолжил сей нелегкий труд. Вопрос о причинах этакой заботы о чужих жизнях капитан пропустил мимо ушей, не сочтя нужным даже пробовать вдаваться в подробности, даже если бы у него имелись причины, пригодные для слуха и понимания рыцаря. Тем более что рассказ этот ничего не принес бы, хоть роман в трех томах сейчас гвардейцу расскажи.
- Что, отдать кому-то мою девочку?- возмущенно фыркнул капер,- Конечно, нет, что за глупости?! Кстати, замечу, что мое, как ты выразился, корыто – твой единственный способ добраться до материка, так что прояви хоть каплю уважения к кораблю. Они, знаешь ли, бывают обидчивы.
Роджер помолчал, не зная, стоит ли вообще рассказывать о корабле Гаррету. Особенно учитывая, что план капера был весьма близок к провалу, если не сказать больше. С другой стороны, один раз Осборн уже все испортил, когда решил самостоятельно что-то додумать, а додумав - вмешаться. Капитан еще раз раздраженно покрутил запястьями, напряг руки, проверяя, не поддадутся ли путы. Все без толку.
- Ладно, слушай. Как думаешь, как офирским охотникам удалось поймать амидского пирата, учитывая его неуловимость, несмотря на все старания? Один из кораблей бея вез ценный груз. То ли выкуп за очередную жену, то ли саму жену со всем ее приданным, все, что сумели собрать, лишь бы заполучить возможность посвататься к такому видному мужику. Но корабль, то ли попал в шторм и тот его сильно потрепал, то ли уходя от шторма, был вынужден подойти близко к Офиру, где и напоролся на рифы в незнакомых водах. Но, видимо, не затонул. Только вот беда, никто не знает, каким путем шел тот золотоносный корабль. Слухи расходятся быстро, и хотя до сих пор выглядят не совсем внятными, некоторые контрабандисты уже успели облазить самые очевидные островки и рифы. Пока что наградой им были лишь песок, да камень, но  если наши суда будут напарываться на амидцев, это может заставить броситься на поиски всех, кто имеет хоть шхуну, хоть шлюпку. Видимо бей, отчаявшись, решил послать своего брата и его бравую команду, чтобы вернуть все пропавшее, и направил этот корабль, естественно, под черным флагом, чтобы не задавали лишних вопросов. Потому и пошел на то, чтобы захватывать в плен графскую семью, требуя теперь выкуп за брата. Что-то у него там очень важное было. Или очень дорогое.
Роджер безуспешно попытался плечом вытереть уже вяло кровоточащую бровь, еще раз проверил веревки и, вздохнув, продолжил.
- Именно об этом корабле и идет речь. И шла. Он застрял где-то в офирских водах, а найти его сможет только тот, кому был известен маршрут. Амид сейчас не в том положении, чтобы свободно рассекать в наших водах, не привлекая к себе внимание. Зато я именно в том положении. Так что я собирался поговорить с беем и обменять его корабль с добром, а в придачу его брата на жизнь графа,- не моргнув глазом соврал Роджер, оставив висеть в воздухе несказанное «а ты все похерил и оставил меня без золотоносного корабля». Но, начинать спор на эту тему по новому кругу было слишком даже для него. Плевать, он придумает, как и добычу урвать, и с острова свалить. И, может быть, даже графа вытащить, чтобы Дэйрон не очень лютовал. Капер ещё раз дёрнул руками и, наконец, почувствовал, как разлохматившаяся веревка отозвалась на это движение.
- Это очень интересное предложение, Гаррет.- Джеймс довольно оскалился, сосредоточившись на близком освобождении. Для начала, хотя бы от пут.- Но, видишь ли, во-первых, мне абсолютно плевать, веришь ли ты мне, а во-вторых,- ещё один рывок руками, затем ещё один, и в уши врезается такой долгожданный треск рвущейся веревки,- мне не нужно ждать, пока ты меня освободишь. Как видишь, я справился сам.
Роджер с наслаждением провел ладонью по зудящей брови, заодно вытирая глаз, на  котором уже засохла темно-красная корочка. В пальцах другой руки он крутил обломок, оказавшийся так удачно расколовшейся ракушкой, а вовсе не камнем. Капитан тоже посмотрел наверх, на чистое небо, поделенное прутьями решетки на неравные части. Соблазн свернуть гвардейцу шею был велик, особенно сейчас, когда условия для этого были более чем подходящими. Или наименее подходящими, если взять в расчет, что Джеймс все же собирается выбираться из этой ямы, а не ждать, что его команда явится сюда, спасать своего капитана.
- Но, знаешь что, сэр рыцарь?- пират перевел взгляд на соседа по яме, немного склонив голову к плечу, будто все еще обдумывал, что с ним делать. Он обдумывал,- Я все равно помогу тебе выбраться отсюда. Не оставлять же этого графа Как-его-там в лапах амидцев. Только постарайся больше не творить херни.
Роджер приблизился к гвардейцу, принимаясь за узлы на его руках, впрочем, все еще ожидая, что тот может пожелать устроить реванш.
- Есть мысли, что делать с решеткой?

+2

17

Откровенность Роджера и его беспокойство о чувствах «корыта» заставила Гаррета ощериться, жалея об упущенной возможности заткнуть говорившему глотку.
Впрочем, если бы он ее ему заткнул, то не услышал бы занимательной истории об амидском корабле. Истории весьма похожей на правду, если бы не пришедший в голову, весьма кстати, вопрос о выгоде пирата в ней и том, как именно он собирался обмануть всех остальных ее участников.
И ответ на него напрашивался лишь один. Причем такой, от которого затихшая было ярость снова закипела в душе. Не было никакого королевского приказа, который Осборн успел выдумать, была лишь каперская жадность. И предательство.
- Бей ведь не дурак, - усмехнулся Гаррет. Почти спокойно усмехнулся - держать себя в руках ему помогала мысль о том, что новая драка никак не приблизит к спасению ни его, ни графскую семью. – Он не отдал бы тебе графа лишь в обмен на обещание вернуть корабль. Он захотел бы сам корабль. И ты это знал и на это рассчитывал…
Усмешка стала кривой от переполняющих Осборна эмоций.
- Именно поэтому ты и не сказал мне ничего о своем плане. Ты не собирался возвращать бею его корабль, а всего лишь хотел узнать, где именно тот искать. А узнав, бросил бы меня подыхать в амидскому плену. Вместе с графом и его семьей, утаив золото от офирской короны и присвоив его себе. Я ведь прав? ... Вот только моя несдержанность в словах спутала тебе все карты.
Пожалуй, за такое можно и убить.
Эта мысль пришла Осборну в голову одновременно с треском рвущихся на запястьях Роджера веревок, при виде освободившихся капитанских рук и орудия этого освобождения – обломка камня или ракушки, остротой, судя по всему, не уступавшего засапожному ножу.
И невидимая пружина близкой смертельной опасности мгновенно натянулась внутри, заставляя гвардейца медленно подняться на ноги и подобраться для последней схватки, чтобы если не победить, то подороже продать свою жизнь. И усмешка на губах стала шире, невольно напоминая звериный оскал.
Гаррет не удивился бы, попытайся капитан его убить. Но тот не попытался, скорее всего, сдерживаемый все тем же пониманием, что в одиночку ему не выбраться.
И все же, чтобы повернуться к нему спиной, подставляя связанные руки, пришлось сделать над собой усилие. Невидимая пружина в душе натянулась еще сильнее, заставляя гвардейца целиком превратиться в слух, чтобы не пропустить возможный удар. А спина, казалось, в этот момент обрела способность видеть.
Гаррет то и дело натягивал веревки, стараясь ускорить свое освобождение.
Последние отвечали ему тем, что впивались в кожу словно лезвия, местами разрезая ее до крови, но за возможность обрести свободу это была смехотворная цена.
Вопрос о решетке, заставил гвардейца вновь вскинуть голову, глядя вверх, и при этом не переставая прислушиваться к происходящему сзади.
- Есть, - произнес он, наконец. – Я заберусь тебе на плечи. Нашего двойного роста хватит, чтобы добраться до решетки. Если она закреплена каким-нибудь ремешком или веревкой – перережу их, если закрыта на замок – выдавлю прутья, особенно, если предварительно подпилю их.
Еще один рывок, и веревки с треском разошлись.
Даже не скинув их обрывки, Осборн поспешно развернулся к капитану лицом. Ладони невольно стиснулись в кулаки.
Безумно хотелось врезать этому подонку в челюсть, выбивая добрую часть зубов, а затем бить еще и еще, пока Роджер не превратится в беззубого шамкающего старика. Вот только жизни графа и его семьи, да и своя собственная, сего греха таить, были важнее чужих выбитых зубов.
И медленно разжав кулаки, Гаррет произнес:
- Давай, не стой столбом - подсади меня.

+2

18

- Да как же ты меня достал!- Роджер раздраженно закатил глаза, пока возился с веревками. Развязать затянувшийся узел шансов было не много, да капер и не старался, без лишних церемоний перерезая чужие путы точно так же, как и свои.- Была б твоя воля, я был бы виноват во всех известных грехах разом. В чем дело, сэр рыцарь,- последнее слово Джеймс практически выплюнул,- не по нутру каперский промысел? Ну, так это только твои проблемы, потому что, нравится тебе это или нет, но отдает команды и кормит нас одна и та же рука.
Ну, да, Гаррет был прав, Джеймс вовсе не собирался возвращать бею ни единой монетки с потерянного тем корабля. Но и разводить руками перед королем, рассказывая, что и граф с семьей, и гвардейцы каким-то непостижимым образом были сожраны сиренами по дороге домой, капитан тоже не планировал, не настолько же он был глуп, в конце концов.
- Кто тебе сказал, что я собирался кормить бея одними обещаниями? Уж поверь, я умею договариваться. Если бы амидец пожелал, я бы пригласил того на борт и отвез к его ненаглядным сокровищам,- и это было бы последнее, что бей увидел в своей жизни, но кого волнуют такие мелочи? Каждый имеет право на последнее желание, и увидеть свои богатства – не самое странное из них.- А твой длинный язык обеспечил проблем мне не меньше, чем тебе. Ведь, если мне не изменяют глаза, ты сидишь в одной яме со мной,- Роджер ухмыльнулся, зная, насколько противна будет Гаррету его довольная морда.
Впрочем, довольной его морда была совсем не долго. Он вновь вслед за рыцарем поглядел наверх, на ту самую решетку, появление которой стало для него таким неприятным сюрпризом. Солнечный свет мешал разглядеть, заперта ли она, а если заперта, то на что. То ли и правда прутья стянуты узлом веревки, то ли там в тени висит небольшой амбарный замок, чей щелчок Джеймс пропустил, пока кубарем летел в яму, да шипел на Осборна. То ли просто в глазах рябит от света и амидцы на самом деле даже не удосужились запереть пленников, уверенные, что те все равно никуда не сбегут. А после решетки капер перевел взгляд на рыцаря.
- О, серьезно, то есть ты хочешь забрать у меня какой-нибудь острый предмет,- Роджер перекатил между пальцами ту самую ракушку,- а потом еще и верхом на меня усесться? И я сейчас должен поверить, что благородный рыцарь, мало того, что освободит нас, так еще и меня вытащит из ямы?
На самом деле, если пораскинуть мозгами, особого выбора у Гаррета не было. Как и говорил пират, его корабль – единственный выход с острова, если только гвардеец не собирается в одиночку перерезать всех амидцев на острове, после чего завалиться к южанам на корабль и, опять же в одиночку, не считая графа, захватить в заложники всю команду, чтобы сняться с якоря и направиться в Хейм. Впрочем, Джеймс сильно сомневался, что гвардеец сумеет управиться даже со шлюпкой, не говоря уж о том, чтобы командовать судном посерьезнее. «Сука» же, как и положено послушной девочке, без своего капитана никуда не отправится. так что возмущался сейчас Роджер больше не из-за того, что боялся остаться за решеткой в то время, как Гаррет выберется. Возмущался он, прикидывая, сколько может весить одна рыцарская туша. И вычисления эти давали такие печальные результаты, что капитан мигом ощутил все свои намятые – и не только амидцами – ребра. С другой стороны, если все это время кто-то сверху сидит и наблюдает за решеткой, самому каперу совсем не хотелось схлопотать стрелу или приветственный укол мечом, как первопроходцу.
- Ладно,- немного размышлений, и капитан поморщился, протягивая Гаррету единственное имеющееся у него оружие, но не спеша отдавать его,- по крайней мере, если на меня свалится твоя отрубленная голова, я буду знать, что за решеткой все еще пристально следят,- Роджер разжал пальцы и сцепил руки в замо́к.- Надеюсь, пока мы были в море ты успел скинуть пару фунтов? Смотри не свались, да не сверни себе шею,- в последнее капитан вложил столько смысла, что мало у кого возникли бы сомнения, по чьей милости сэр рыцарь рискует упасть и что-нибудь себе свернуть.

+2

19

Способность Роджера к чтению мыслей заставила Гаррета мрачно усмехнуться.
- Не нравится, - пробормотал он негромко, но так, чтобы его спутник мог его слышать. – Уважающий себя человек не станет зарабатывать на жизнь грабежом.
Вот только усмешка сползла с его лица, едва прозвучал намек на то, что приказы Роджеру, как и самому гвардейцу, отдает король. А треклятый капитан знал, чем его уязвить.
Признаться, Гаррет никогда не понимал необходимость, заставлявшую его величество терпеть службу подобного мерзавца. Но осуждать короля и оспаривать его решения, даже в собственных мыслях, было последним делом.  А потому, скрипнув зубами, Осборн лишь пробормотал:
- Только ты эту руку готов укусить, как только подвернется другая, с куском пожирнее, - и замолк, давая понять, что тема закрыта, и комментариев в адрес короля от него не последует.
А Роджер продолжал язвить, высмеивая предположения гвардейца и намекая, что своей болтливостью, тот навредил и самому себе. Так и хотелось прервать поток его зубоскальства, заткнув свой кулак ему в глотку. Удерживали лишь все те же мысли о судьбе графской семьи.
- Здесь я благодаря твоему длинному языку, - огрызнулся Гаррет, ограничиваясь  в очередной раз лишь словами.
Кажется, его предложение использовать капитана, как подставку для собственных ног, восторга у Роджера не вызвала. И при виде его недовольной физиономии, сдержать очередную усмешку было выше его сил.
- Именно поэтому, моих плеч тебе и не видать, - произнес гвардеец, отвечая на сомнения о собственной честности. – Верить тебе у меня причин еще меньше.
Вот только даже в этой ситуации поганец сумел найти собственную выгоду. И предположение о затаившемся наверху охраннике превратило усмешку в кривую оскомину. Исключать подобный исход было нельзя. И все же отказываться от своего намерения Гаррет не собирался – лучше умереть, пытаясь спастись, чем покорно ждать собственной участи.
- Если я и сверну себе шею, то только после тебя, - огрызнулся он на скрытую угрозу. С усилием вытащил из рук капитана ракушку, жалея, что та слишком тупа, чтобы отрезать тому пару пальцев, и опершись рукой о земляную стену, шагнул на подставленную ему опору, забираясь капитану на плечи.
- Поднимайся, давай, - велел он, невольно понижая голос, так как закрытое решеткой отверстие оказалось куда ближе, чем раньше, а потому перспектива схлопотать стрелу или удар мечом стремительно возрастала.
Топчась по плечам Роджера без особого сочувствия к последнему, Гаррет поспешно огляделся по сторонам, готовый встретить удар и попытаться отразить его, как сумеет, но вместо этого убеждаясь, что опасения относительно охранника оказались вымышленными. Их не охраняли. Да и сама деревянная решетка была закреплена лишь тонкой ременной петлей, накинутой на манер засова – кажется, их возможное бегство людей бея не тревожило. Глупая неосторожность, но чем бы она ни была вызвана, грех было не воспользоваться такой возможностью.
- Замри и не двигайся, - пробормотал гвардеец, принимаясь за ременную петлю.
Последняя продержалась недолго. И едва она лопнула, он осторожно, без лишнего шума откинул решетку в сторону, оттолкнулся от капитанских плеч, навалился животом на край ямы и, подтянув ноги, перекатился наружу, обретая долгожданную свободу.
Еще несколько мгновений ушло на то, чтобы замерев, убедиться, что его появление осталось незамеченным. А затем гвардеец развернулся к яме.
На мгновение в душе появилось почти непреодолимое желание бросить Роджера там, внизу, отплатив, таким образом, за всю его подлость. Вот только в этом случае с капитана сталось бы поднять шум. Да и спасти без него графа и семью представлялось затруднительным.
А потому, скрипнув зубами, Гаррет навалился на яму, одной рукой упираясь в ее край, а другую опустив вниз, и произнес:
- Хватайся живее, демоны тебя дери.
И со всей силы потянул Роджера вверх, неожиданно понимания, что весит тот куда больше, чем казалось на первый взгляд. Не иначе как переполнявшие его мерзкие качества тянули того к земле.
- И откуда в тебе столько дерьма? - пробормотал гвардеец, сквозь зубы, чувствуя, что рука вот-вот не выдержит и оторвется.

+1

20

Ожидания Роджера подтвердились в полном объеме, рыцарская туша в количестве одной штуки по всем ощущениям весила на все две с половиной, а то и три. Знавал Джеймс некоторых девиц, так они отпаивали себя каким-то отваром на травках, который был призван поддерживать фигуру в только им известных тощих формах. По мнению капера, отвар тот был абсолютно бесполезен, но окажись сейчас рядом бочонок-другой сего средства, он бы с радостью притопил там Гаррета. Хотя, чего греха таить, он бы притопил Гаррета в любой мало-мальски подходящей для этого луже. Особенно остро это желание ощущалось пока тот усердно наминал плечо, которому и без того досталось при падении.
- Да не топчись ты, как курица по насесту! - шипел сквозь стиснутые челюсти пират, пока рыцарь возился с решеткой, и с каждым разом понижать тон ругани было все сложнее. Что там делается наверху, Роджер не видел, да и не смотрел. Но, раз уж не было слышно криков, и под ноги до сих пор не скатилась башка Осборна, отделенная от тела, надо полагать, что дела их все же двигались к освобождению.
Сколько гвардеец возился с решеткой, капер не знал, но по его скромным подсчетам примерно вечность. И тем свободнее вздохнулось, когда Осборн, наконец-то, оттолкнулся, заставив Джеймса пошатнуться, переступив с ноги на ногу, и избавил его от своего веса. Роджер поморщился, с усилием размял плечи и поглядел наверх, туда, где скрылся за краем ямы рыцарь, на чье слово ему предлагалось положиться. Время шло, ничего не происходило, капитан начал закипать, мысленно отсчитывая мгновенья до того, как оповестить всех, до кого только сумеет докричаться, что один из пленников сбежал. Правило, работающее в тюрьмах, прекрасно работает в любом плену, беглеца скорее сдадут товарищи по несчастью, чем бдительная охрана на выходе.
И, все же, смываться в одиночку гвардеец не стал. Уговаривать себя пират не заставил, подпрыгнул, оттолкнулся ногой от земляной стены и ухватился за протянутую руку.
- Это жизненный опыт, приятель,- осклабился Роджер, выбираясь из чертовой ямы и замирая рядом с Гарретом, не привлекли ли они совсем ненужного внимания. Тягучие мгновенья шли, никто не спешил к пленникам с мечом наперевес и пират, хлопнув рыцаря по плечу, молча поспешил под спасительную сень деревьев.
Капитан был практически возмущен, мало того, что никто не охранял решетку, так даже какого-нибудь, самого завалящего, больного, хромого, слепого, в конце концов, охранника не маячило в радиусе нескольких ярдов. То ли амидцы были свято уверены, что пленники не выберутся, то ли на пленников им было вовсе плевать. Да, капитан был практически возмущен, но спокойно вздохнуть это ему не помешало.
- Маловато для того, чтобы отбить графа, а? - Роджер кивнул на обломок раковины, оказавшийся таким нужным в яме и таким бесполезным за ее пределами. Оставалось только найти человека, который любезно поделится с ними оружием, для начала своим. Капер вгляделся в постройки по ту сторону прогалины. Где-то в них были кучей свалены вещи, его и гвардейца. Где-то в них прятался от докучливых солнечных лучей бей, у которого все еще находились очень ценные знания касательно золотоносного корабля. Где-то среди них сидел граф со своей семьей. Или вовсе не там, а в другой яме и надо искать среди зарослей? Но, в любом случае, идти куда-то с пустыми руками – не самая умная мысль.
Джеймс потянул носом медленно меняющийся ветер и довольно оскалился.
- Ну, что, сэр рыцарь, ты предпочитаешь вызвать врагов на честный поединок или в этот раз тебя устроит план пирата? - капитан указал пальцем сильно в сторону от строений, откуда ветер не спеша начал доносить весьма характерные запахи,- Поди в нужник-то южане толпой не ходят, да и охранять его точно не станут, если уж они не удосужились к нашей яме никого приставить. Разживемся оружием и вперед, на поиски…графа.
На взгляд капитана, план лучше найти было не просто. Выгребная яма находилась достаточно далеко от хибар, была скрыта какой-никакой растительностью, и подобраться к ней со стороны, противоположной от строений тоже не представлялось затруднительным. И меньше всего Роджеру было нужно, чтобы даже в таком просом плане рыцарь бы все испортил.
- Или, у тебя есть предложения получше?

+2

21

- Паршивый, значит, у тебя опыт, - в тон капитану огрызнулся Гаррет, когда тот, наконец, перевалился через край ямы, выбираясь на поверхность, и с тихой руганью подтянул к себе руку, потирая ноющие от перенапряжения мышцы.
А затем, захлопнув обратно решетку, чтобы не бросалась в глаза и не выдавала их побег раньше времени, поспешил следом за Роджером под прикрытие деревьев, откуда было удобно вести наблюдение за оставшейся частью острова, оставаясь при этом незамеченными.
Впрочем, пока наблюдать было особо не за чем. Люди бея не спешили показываться на глаза, как и сам бей, прячась в тени хибар от совсем не по-осеннему жаркого солнца. И атаковать их всех сразу, имея на руках лишь обломок ракушки, который Осборн предусмотрительно не стал возвращать пирату, было действительно слишком уж глупо.
Справедливое замечание пирата заставило гвардейца поморщиться. По-другому признать правоту последнего не получалось. Но его признание и не требовалось, Роджер и без этого уже выдвинул план действий. И, как не паршиво было это осознавать – неплохой план, бездна его поглоти.
Вызывать на поединок бея и его людей Гаррет не собирался - не слишком верил в благородство разбойников, торгующих заложниками, да еще и имеющих значительное численное преимущество. А потому, предпочел бы действовать не благородством, а военной хитростью. И отлов противника поодиночке, в укромном месте, под эту хитрость вполне подпадал.
- Правду говорят, свинья всегда найдет… отхожее место, - криво усмехнулся Осборн, до которого тоже уже долетели ароматы выгребной ямы.  А затем нехотя добавил. – И у пирата могут быть неглупые идеи, которыми не грех воспользоваться рыцарю.
И на большее признание заслуг Роджеру рассчитывать не следовало.
- Пошли.
С этими словами, пригибаясь, Гаррет двинулся в обход, в сторону нужника, пользуясь прикрытием кустов и редких деревьев. Подобрался к тому с наветренной стороны, чтобы не задохнуться раньше времени - пусть даже кусты  с этого бока были куда более редкими, чем с противоположного. И затаился под одним из них в ожидании противника.
Вот только если направление ветра и могло спасти их от неприятных запахов, то от мух точно нет. Последние налетели почти сразу, неприятно жужжа над ухом, а то и садясь на шею. Не иначе, как присутствие Роджера привлекало их внимание.
- Вот же порождение бездны, - пробормотал гвардеец, прихлопывая рукой на шее очередное назойливое насекомое. И тут же вздрогнул, замирая – от хибар по направлению к нужнику шел амидец. Торопливо, на ходу расстегивая ремень, не иначе как несвежего чего-то поел. И вряд ли в такой спешке его интересовало происходящее вокруг.
- Первый мой, - шепнул Гаррет, не желая отдавать оружие в руки пирата, не будучи вооруженным сам. И двинулся в обход ямы, заходя амидцу сбоку. Замер за очередным кустом, рядом с ямой, имея несколько мгновений, чтобы насладиться ее ароматами сполна. А когда южанин уже пристраивался у ее края, спеша, чтобы не обгадить портки, бросился вперед, обхватывая того шею, чтобы заглушить крик о помощи, и пережимая горло локтем, пока противник не затих.
Мухи, потревоженные возней, встревоженным роем кружись вокруг, словно мерзкая жужжащая туча.
- Помоги оттащить подальше, - прошипел гвардеец, обращаясь к Роджеру.

+2

22

Наверное, даже в рыцарских головах все же что-то имеется, если в этот раз Гаррет не стал спорить с предложенным планом. Роджер мог бы вздохнуть с облегчением, вот только глубоко дышать совсем не хотелось даже с учётом наветренной стороны. А уж так и норовящие залететь куда-нибудь мухи одолевали независимо от ветра. И что бы им не удовольствоваться одним гвардейцем? Капитан мельком глянул на приближающегося человека и, поморщившись, вновь коротко отмахнулся от жирного насекомого, сбивая его на лету и отправляя куда-то в траву.
- Да как скажешь,- Роджер пожал в ответ плечами и остался на месте. Рыцарь хочет добыть себе оружие первым? Вот пусть и топит амидца в выгребной яме сам. Хотя, такая мелкая яма, если и годилась чтобы в ней кого-то притопить, то вот спрятать тело была не способна. То ли амидцы ленились её копать, то ли заполнять. Пират вновь прихлопнул на себе муху и вылез только на шипение рыцаря, ныряя в потревоженный навозный рой.
- Ну так тащи давай, чего ты встал-то? - прошипел Джеймс в ответ, ухватил придушенного за ногу, ту которой он не успел соскользнуть в яму, пока безуспешно царапал пальцами чужие руки в попытках доскрестись до глотка воздуха, и потащил к кустам.
Беглого взгляда хватило, чтобы капер поморщился не только от осточертевшего запаха, но и от досады. Если уж гвардеец так вцепился в меч, то Роджер планировал разжиться хотя бы кинжалом, но его при амидце просто не оказалось. Да и меч был так себе.
- Хорошо, хоть не палкой их вооружили,- хмыкнул пират. То ли бей считал, что количество людей важнее качества их вооружения, то ли все его деньги остались на том самом корабле и ничего лучше в обедневших закромах не нашлось. То ли просто им достался такой солдат, которого и вооружать-то было жаль.
Роджер оглянулся в сторону хибар, но еще один носитель хоть какого ржавого меча из-за них так и не появился. Состояние безоружности капитану нравилось все меньше, особенно на фоне вооружённого рыцаря. Сидеть в этих кустах становилось все невыносимее. Джеймс поглядел на труп, на халупы, ещё раз на труп, и снова на халупы.
- Ну, что, сэр рыцарь, мы проверим сколько ещё народа ело из одной тары с этим,- капитан пихнул ногой тело,- или сходим размяться, а заодно глотнуть воздуха? - Соваться к врагам без оружия, с одной стороны было глупо. С другой - строго говоря соваться собирался не сам Джеймс.
- У нас же теперь есть целый меч,- Роджер ухмыльнулся и тут же пожалел об этом, сплюнув чёртову муху. - Но, нам все ещё нужен второй. Давай, посмотрим, что там за углом творится. А то графа тебе придётся отбивать самому, а я в сторонке постою, за тебя поболею.
Несмотря на поразительную беспечность южан, идти в открытую пират все же не стал, двинулся к хижинам теми же кустами, все ещё надеясь наткнуться на одинокую жертву. Жертвы не случилось, и капитан замер под стеной, прислушиваясь, а потом и приглядываясь сквозь щели в досках. За углом, совсем рядом двое амидцев переговаривались между собой, катая на языках слова, что так непривычно звучали для офирского уха. И переговаривались они с той самой беспечностью, которая обычно одолевала солдат мало обременённых чьим-то надзором. Можно даже сказать, совсем не обремененных. Роджер пошарил ногой в траве, присел и подобрал камень поувесистее.
- Те из нас, что с мечом - идут первыми, а остальные присоединятся потом, что скажешь? - Джеймс честно старался говорить таким тоном, чтобы рыцарь не усомнился, молча наблюдать из-за угла пират не планирует. - Конечно, если только ты не хочешь отдать меч мне, м?

+2

23

Помогать Роджер не рвался - не иначе как наслаждался ароматами дерьма, почувствовав себя в своей родной стихии. Или, напротив, боялся запачкаться, чистоплюй.
Сам Гаррет, будучи уже от души вывалянным в пыли, подобного не опасался, а потому, первым делом, обшарил одежду южанина в надежде найти что-нибудь важное, что могло бы помочь в предстоящей схватке. Увы, ничем важным придушеннный не обладал, у него даже кошеля с собой не было.
Да и меч его оказался каким-то странным - старым, местами щербатым, а его лезвие изгибалось от середины под тупым углом, как будто в прошлом было сломано и криво приделано вновь, хотя никаких следов от перековки Гаррет не видел.
- Руки бы оторвать их кузнецам, - пробормотал гвардеец, пытаясь привыкнуть к не слишком удобной, как ему казалось, балансировке оружия.
А капитан, тем временем, уже продолжал сыпать новыми идеями. И снова, как не неприятно было это сознавать, с этими идеями гвардеец был согласен.
Оставаться у ямы и ждать прихода еще одного с прихватившим животом - было глупо. Пропавшего скоро хватятся и начнут искать. А значит, единственным их с Роджером преимуществом оставалось время.
- Смотрю, мухи и вонь хорошо влияют на твои умственные способности, - съязвил Осборн. – Ты прям помудрел в их компании.
И в кивком головы указал на ближайшую хибару, давая понять, что согласен перейти от сидения в засаде, смердящей как бездна, к более активным действиям.
- Пошли, капитан.
У хибар дышалось куда легче, а мух было куда меньше, что не могло не радовать. Хотя гвардейца и не оставляло ощущение, что за время проведенное в засаде он успел провонять настолько, что запах этот будет не отмыть и десятью бочками воды.
Стоило добраться до угла, как чужой говор за стеной дал понять, что пополнение в их оружейном арсенале уже близко. А сквозь щели в досках можно было заметить двух амидцев, скорее всего, поставленных в дозор, но успешно забывших об этой своей обязанности и, видимо, слегка разомлевших от непривычной для осени жары.
Слова Роджера заставили гвардейца отвлечься от созерцания противников и поморщиться, как от зубной боли – очередной план капитана ему не нравился. В первую очередь тем, что капитан был последним человеком, кому Гаррет доверил бы прикрывать свою спину. Или кого оставил бы в подкреплении.
К тому же, у открытого нападения был один минус. Увидев выбравшегося из ямы чужака с мечом в руках, готового напасть, любая уважающая себя охрана заорет во весь голос, поднимая тревогу. А подобраться к ним незамеченным вряд ли получится.
Зато если чужак будет не вооружен, и, показавшись им на глаза, обратится в бегство, первым порывом будет броситься за ним вдогонку. Без лишнего шума, чтобы не лишить себя возможной награды за бдительность.
- Можно сделать по-другому, - произнес Гаррет, кивая на стену. – Один из нас заманит их сюда, а второй будет ждать за стеной с оружием наготове.
Оставался вопрос, кому быть приманкой. И для Осборна ответ на него был очевиден.
- Так что не думаю, что меч понадобится тебе, - произнес он с нехорошей кривой усмешкой, сдержать которую был не в силах. А в следующий миг рывком ухватив Роджера за шиворот, со всей силы выпихнул того за угол, сопроводив свое действия на прощание заботливым шепотом. - Пригнуться не забудь.
Выпихнул совсем не по-рыцарски. Но от души. Вкладывая в это действие всю свою нерастраченную злость и жажду расплаты за капитанское предательство и подлость.
И тут резко замахнулся непривычным мечом, готовый нанести удар, едва из-за угла покажется первый южанин.

+1

24

То ли Роджер отвлекся, стараясь краем глаза ухватить движение фигур через щель между досками, то ли, к стыду своему, не ожидал от рыцаря такой подлости, но, когда понял, что происходит, сопротивляться и протестовать было уже поздно. Едва удержавшись на ногах и каким-то неимоверным усилием удержавшись от того, чтобы запустить подобранным ранее камнем в Гаррета, пират тихо зарычал сквозь сжатые зубы. Если посмотреть со стороны, пожалуй, план гвардейца был и не так плох, если не считать того, что жизнь свою капитану предлагалось доверить тому самому гвардейцу.
- Гребаный осел,- буркнул себе под нос Джеймс, непонятно кого подразумевая, то ли Гаррета, то ли себя.
Беспечности амидцев можно было бы возмутиться, если бы только она так прекрасно не играла на руку. Как минимум, она давала возможность быстро осмотреться и приметить чуть дальше еще одну хибару. Вход ее отсюда не был виден, но, возле нее совершенно точно кто-то ходил, мелькая тенью по земле, но не показываясь. Очевидно, вдоль той стороны, где располагалась дверь. Интересно, что такое интересное там охраняют?
Роджер сделал еще один шаг, чтобы убедиться, оба южанина стоят к нему спиной, болтая о чем-то своем, беззаботно пялясь на полосу моря и с таким хрустом разгрызая орехи, что впору среди шелухи на земле поискать осколки зубов. Впрочем, долго созерцать враждебные спины не стоило, на случай, если блуждающие по острову патрули ведут себя не столь бестолково. Роджер подбросил на ладони камень, но запускать им в ближайший затылок не стал, вместо этого еще раз оглядел окрестности и прокашлялся, привлекая к себе внимание. Амидцы, дружно вздрогнули, просыпав часть орехов, зажатых в ладонях, и так же дружно развернулись. Испуг людей, ожидающих увидеть, по всей видимости, начальство, быстро сменяется непониманием, а затем озарением. Очевидно, признать в Роджере беглого пленника не составило труда, а, возможно, эти двое радостно участвовали в его непосредственном пленении, отвешивая воспитательных пинков. Если честно, для пирата все амидцы были примерно на одно лицо. Немая пауза затягивалась, хотя капитан знал, стоит ему только двинуться в сторону от южан, как те не заставят себя ждать. Поведение охранных шавок, что с них взять.
- Ой,- для достоверности выдал Роджер, хотя удивленным его точно трудно было назвать. Размахнувшись припасенным камнем, Джеймс отправил его в полет, метко угодив одному из амидцев точно по ступне, но смотреть, как тот с шипением прыгает на одной ноге не стал, круто развернулся на пятках и рванул обратно за тот самый угол, за которым скрывался гвардеец. Должен был скрываться, по крайней мере. А еще он должен был зарядить мечом по первому же южанину, пробежавшему мимо него, и пират очень надеялся, что рыцарь в состоянии отсчитать второго по счету бегущего человека. Но, пригнуться капитан все равно не забыл, на ходу присев на одну ногу и проехавшись по траве, будто перед ним была натянута невидимая леска. Гаррет никуда не сбежал, хотя Роджеру показалось, что краем глаза он и уловил замах в свою сторону, пока проскальзывал мимо него. А может быть только показалось? В любом случае, в отношении амидцев рыцарь не сплоховал и первый же получил причитающийся ему удар, увернуться от которого не смог. Правда, второй охранник, по известным причинам ковыляющий несколько медленнее, успел быстро среагировать на засаду. Но, на то же она и засада, чтобы разбираться со всякими амидцами? Роджер подобрал с земли выроненный южанином меч, такой же неудобный, рябой, поеденный ржавчиной, как и тот, что достался Гаррету, скривился, проверяя, как лежит рукоять в руке, сделал пробный взмах, и на этом успокоился, не желая мешать доблестному королевскому гвардейцу привносить свой вклад в спасение графа.

+2

25

Пригнуться капитан не забыл. И когда, поднырнув под клинок, он проехался задом по земле, в душе невольно шевельнулось мрачное удовлетворение. Приятно, когда твою угрозу воспринимают всерьез. Пусть даже покушаться на жизнь пирата Гаррет и не стал бы. По крайней мере, не сейчас и не таким образом. В отличие от жизни амидца.
Клинок врезался бросившемуся в погоню стражнику прямо в основание шеи, заставляя с хрипом опрокинуться назад. Умер он, наверно, даже раньше, чем упал на землю. Прямо под ноги своему товарищу, который оказался то ли слишком медлительным, то ли слишком осторожным.
- Будь ты проклят, - выдохнул сквозь зубы гвардеец, понимая, что убить одним ударом и второго противника не выйдет. И покинул свое укрытие, переходя в стремительную атаку. Переходя и рассчитывая, что капитан присоединится к нему в самое ближайшее время – вдвоем они справились бы с амидцем куда быстрее.
Вот только тянулись мгновения, а Роджер все еще оставался где-то за гвардейской спиной,  то время как амидец весьма уверенно парировал удары Осборна, которые из-за этой южной пародии на меч сложно было назвать удачными.
- Чтоб тебе дерьмом изойти, свиной выкормыш! – снова прорычал Гаррет, одновременно обращаясь и к южанину, и к капитану. А в следующий миг что-то хрустнуло под его правым сапогом, заставляя ногу предательски подвернуться. Лишь стена спасла гвардейца от падения. А собственная реакция уберегла от смертельного удара, нацеленного в бок. Реакция и кривое лезвие меча, позволившее отбить чужой клинок по какой-то немыслимой для нормального оружия дуге. И отбив, уже сползая по стене на землю, Осборн со всей силы всадил меч противнику в живот, снизу вверх, прямо под кожаный доспех.
Южанин болезненно охнул, на мгновение замер и медленно завалился вперед, прямо на Гаррета.
- Спасибо, что помог, - с сарказмом прорычал тот, переводя дыхание и отыскивая Роджера взглядом. -  Хоть сейчас не стой столбом, бездна тебя поглоти, - и брезгливо морщась от чужой крови, попытался спихнуть с себя мертвое тело, которое весило куда больше, чем можно было подумать. – Нужно оттащить их в заросли, чем быстрее – тем лучше.
А потом, возможно, следует воспользоваться нарядом покойников, чтобы осмотреться среди хибар и не быть замеченными раньше времени.
Увы, последняя мысль пришла в голову слишком поздно, заставляя пожалеть об испорченных кровью вражеских доспехах. Впрочем, кровь можно и оттереть. А вот с размерами все обстояло хуже. Все охранники бея были как на подбор хлипкими по сравнению с широкими гвардейскими плечами.  Разве только на тощую капитанскую фигуру их кожаные кирасы и налезут.

+1

26

- Всегда рад помочь, обращайся- с улыбкой ответил пират, глядя, как гвардеец выбирается из-под трупа. На самом деле целью Роджера вовсе не было смотреть, как Гаррета убивают. Уж точно не сейчас, не на острове, оккупированном беем, не говорящем на офирском, которого почти наверняка не получится заболтать, чтобы запоздало, но все же склонить на свою сторону. Пусть и предъявив труп королевского гвардейца. Просто возня рыцаря с неудобным оружием была такой занимательной, что капер не удержался и не стал лишать себя этого зрелища. Каково будет самому биться этим куском ржавой стали, капитан предпочитал не думать. Но, очень надеялся, что его успехи в этом деле будут чуть лучше, чем Гарретовы, амидские клинки пирату держать доводилось, и даже ради интереса помахать ими с оппонентом тоже удавалось не раз.
- Если тебе станет легче, я болел за тебя,- осклабился Роджер, хватаясь за ближайший труп и направляясь к кустам погуще, оставляя бурый блестящий след в шуршащей траве. А укрывшись в тени деревьев с сомнением поглядел на состояние доспехов. Мысль о том, чтобы нарядиться южанином пришла в пиратскую голову с таким же запозданием, но отметать он ее не стал. Ну, неужели нельзя убивать людей чуточку аккуратнее? С одной стороны, оттирать быстро въедающуюся кровь с кожаного доспеха, не было ни времени, ни желания. С другой - бурые разводы на темной коже не будут привлекать внимание, если смотреть на них издалека. А вблизи, надо полагать, ни Джеймс, ни Гаррет не сойдут за амидцев, даже если очень постараются. Пират глянул на гвардейца и сделал поправочку, что на южанина надо походить только ему самому.
- У короля в гвардии все такие?- скривился капитан, окидывая взглядом Осборна с ног до головы.- Что положишь, что поставишь…
Откровенно говоря, до пропорций тумбочки рыцарю было еще далеко, но вдаваться в эти подробности пират не стал и, присев рядом с телом, вернее доспехом почище, взялся за ремни.
- Ладно, слушай, нам надо проверить всего пару построек, больше тут негде прятать твоего дорогого графа. Проблема в том, что кустами до них особо не пройдешь, а идти, как есть, в открытую я не хочу. И раз уж на столичных харчах ты так разожрался, то оттирать нам теперь всего один доспех. А второму останется роль пленника.
План был так себе, но сидеть по кустам Роджеру откровенно надоело, а чем наглее ты себя будешь вести, тем меньше такого поведения от тебя будут ожидать. Капитан пожал плечами на собственные мысли, пучком травы оттирая доспех от крови.
- От шальной стрелы должно спасти. Если в ближайшей халупе засел бей, то решат, что пленника ведут пообщаться по душам, если граф – то вопросы уже могут возникнуть, но их будут задавать прежде, чем стрелять в подозрительно шуршащие кусты. В любом случае, сможем подойти ближе.
В кирасу неудобную и непривычную, Роджер все же влез, и скептически повертел в руках шлем.
- И, не переживай, как только запахнет жареным, я верну тебе меч. Или предпочтешь подозрительно шуршать по кустам?
Штурмовать охрану бея в одиночку капер вовсе не собирался, но осторожно оглядеть весь лагерь, чтобы никакой рыцарь под ногами не путался, и не нудил про драгоценную жизнь графа, тоже было бы полезно.

+1


Вы здесь » Jus sanguinis » Прошлое » Ничего личного - просто бизнес