Дорогие участники и гости форума! Мы рады приветствовать вас на проекте «Право Крови», посвященном мистике в антураже средневековья.
Сюжет нашего форума повествует о жизни в трех средневековых королевствах, объединенных некогда в военный и политический союз против угрозы с юга. С течением времени узы, связывающие королевства воедино ослабевали, правители все больше уходили в заботу о нуждах собственных государств, забывая о том, что заставило их предшественников объединить страны в одно целое. Но время для заключения новых договоров пришло, короли готовы к подтвердить прежние договоренности. Или это лишь очередная политическая игра за власть, силу и влияние на континенте? Покажет время. А до тех пор, мир коварства, жестокости, меча и магии ждет своих новых героев. Героев, в чьих руках окажется будущее Офира, Солина и Брейвайна.

Вверх Вниз

Jus sanguinis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Jus sanguinis » Сюжетные эпизоды » У всякой охоты свои заботы [12.12]


У всякой охоты свои заботы [12.12]

Сообщений 1 страница 30 из 53

1


У всякой охоты свои заботы
Отправляясь на охоту, всегда помни, что кто-нибудь может начать охоту на тебя.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

12 декабря 1212 ❖ Солин ❖  Хильмар Ловдунг, Алисана Фейтглейв, Гаррет Осборн.
http://s7.uploads.ru/rv9ic.gifhttp://s9.uploads.ru/lOd9A.gif

«Кто увидит нас, тот сразу ахнет!»

0

2

Охота. Самое милое дело, когда тебе на месяц прописали постельный режим. Если бы под словом "постельный" подразумевалось нечто большее и приятное, чем пускать газы под одеялом и слушать нотации целителей, то может быть это могло удержать Хильмара примерно на неделю. Впрочем, так оно и случилось. Потому что уже на третий день после злополучного турнира он выгнал старую лекарку, которая наносила ему мази на рану и потребовал заменить на молодую и пышногрудую наложницу. Марте, так звали наложницу, оказалась весьма умелой не только в наложении мазей, чем заметно улучшила настроение ярла, но и весьма изобретательной в плане доставления удовольствия как телом, так и веселым нравом, с которым она рассказывала различные истории из жизни столицы за последний месяц. На пятый день Марте пришла со своей подругой Хилле, которая оказалась такой же аппетитной и душевной, как и Марте. В такой компании Хильмар гораздо быстрее пошел на поправку, чем в компании занудных целителей. Несомненно, поднятию настроения ярла способствовал добрый эль.
На шестой день Хильмар почти забыл о позорном поражении на турнире и почти не думал о мече, украшенном рунам, который он мог бы получить в случае победы. Раньше он и не догадывался, что подобные реликвии имеются в сокровищнице короны и был немало удивлен, когда об этом узнал. Странно, что отец не вручил эти мечи сыновьям. А тем более странно, что Эйнар решил сделать их призом на турнире. И тем не менее, для себя ярл решил, что обязательно спросит об этом брата, и коль уж мечей оказалось два, то почему бы ему не получить второй?
От Марти же Ловдунг и узнал, что король приказал организовать охоту на оленя для развлечения гостей. Понятное дело, что зверя в лесах сейчас было немного, но королевские егеря должны были постараться сделать все по лучшему разряду.
Чудодейственные мази и приятное общество веселых девиц буквально возродили Хильмара для участия в королевской охоте.  Конечно, стрелять из лука он будет с некоторым трудом, но это не лишает его возможности порадоваться загону зверя, а может, если повезет, все-таки подстрелить какую-нибудь нерасторопную дичь.

Однако пересекаться со все еще недовольным Эйнаром он не хотел, поэтому немного опоздал и присоединился к охоте чуть позже, когда основная группа гостей уже уехала вперед. И похоже, опоздавшим был не он один. Несколько людей, женщин и мужчин, тоже оторвались от остальных и теперь пытались найти дорогу, чтобы воссоединиться. Нагнав их, Хильмар обнаружил среди отставших знакомую компанию - сэра Гаррета и принцессу офирскую, только на этот раз - младшую. Однако это не сильно меняло суть дела, а потому нехорошее предчувствие  засвербило где-то между седлом и задницей ярла. Впрочем, он не стал показывать, что такое сочетание ему внушает обоснованные подозрения, а лишь поприветствовал принцессу и ее спутников:
- Мое почтение, - он слегка поклонился, похлопывая коня по шее, чтобы тот успокоился, - вы отстали или охота не радует?

+4

3

Благодаря чудодейственным мазям и обезболивающим настойкам местного лекаря больше в плече и шее ушла быстро. Куда дольше продержалась боль от душевной раны, оставленной поражением в турнире.
И пускай Гаррет ни словом, ни делом не выказывал ее, с усмешкой воспринимая шутки товарищей о тяжелой руке солинского принца, несколько дней она грызла его изнутри, изводя словно нарыв, который никак не может прорваться. И заглушить ее было не под силу никаким настойкам и никакому аквавиту.
Ну, а затем и она пошла на спад, сдаваясь перед лучшим лекарем всех стран и народов – временем. Сдаваясь и сменяясь пониманием бесполезности внутренних терзаний, которыми ничего нельзя было исправить, и смирением с произошедшим, в котором отчетливо просматривалась воля Единого - чтобы меч святого Филиппа обрел себе нового хозяина в лице не менее великого тезки.
К моменту объявленной  королевской охоты гвардеец уже почти вернулся в свое привычное расположение духа, попутно вернув себе и способность более-менее сносно двигать левой рукой, предпочитая разминать ее мечом, а не держать на перевязи. Несмотря на отчаянные протесты лекаря, утверждавшего, что подобная поспешность может обернуться плохой подвижностью в будущем.
Вот только насладиться в полной мере удовольствием от устроенного солинцами нового развлечения Осборну не судилось. Известие о том, что во время охоты ему предстоит сопровождать принцессу, вызвало у него малодушное желание впервые за прошедшую неделю последовать совету лекаря и остаться в казарме, сославшись на внезапно обострившиеся боли. Желание, справиться с которым удалось не сразу.
И тот факт, что сопровождаемой была младшая, а не старшая из королевских дочерей, успокаивал не слишком. Как показывал печальный опыт, находить неприятности на некоторые части своего тела офирские принцессы умудрялись в равной степени, причем в самых неожиданных для этого местах.
Вот только отсиживаться в казарме, перекладывая борьбу с неприятностями на плечи товарищей, не позволяла совесть. А потому, пересилив позорное малодушие, Гаррет ответил на полученный приказ согласием и поспешил его выполнять.
Неприятности, как и положено не заставили себя ждать, проявившись на этот раз в виде кобылы, выбранной для принцессы. Конюх, едва не ударяя себя пяткой в грудь для большей верности своих слов, уверял что «лошадка смирная, тихая».
Вот только стоило выехать из дворца, как эта тихоня принялась коситься на гнедого Гаррета подозрительным взглядом старой няньки, присматривающей за благородными девицами, которой в каждом встречном мерещится желающий обесчестить ее воспитанниц и ее саму в придачу. А затем и вовсе попыталась ускакать в одной только ей известном направлении, чудом не сбросив свою наездницу.
Поймать и утихомирить ее, в конце концов, удалось,  но на это ушло немало времени. В результате основной отряд успел выдвинуться далеко вперед, и принцессе с сопровождающими ее гвардейцами пришлось нагонять его, надеясь, что к тому моменту в лесах еще останется добыча.
Отставших, на удивление гвардейца, было немало. То ли всем им не повезло с лошадьми, то ли это были чудаки, предпочитавшие азарту любование красивыми видами и превращавшими благородное занятие охотой в конную прогулку.
И вот уж кого точно гвардеец не ожидал встретить среди них, так это солинского принца.
При виде последнего в душе вновь заныла нанесенная поражением рана. Но заныла лишь на мгновение, заглушаемая мыслью о том, что ничего позорного в поражении, полученном в честном бою от более сильного соперника нет. А принц Хильмар был сильным противником. И достойным.
- Доброе утро, ваше высочество, - произнес гвардеец, сопровождая свое приветствие легким наклоном головы. – Рад видеть вас…
«способным удержаться в седле?»
- в добром здравии.
И добавил, не собираясь делать непослушание лошади принцессы всеобщим достоянием.
- Мы пока бережем конские силы, чтобы не упустить добычу в последний момент, - если, конечно, они вообще найдут ее сегодня с везением ее высочества. - И вы, как я вижу, следуете тому же примеру.
Стоило мысли о везении пронестись в голове, как далекий звук трубящих рогов и лай собак дал понять, что одна добыча уже найдена. И они сумеют ее нагнать. Если поспешат.
- Слышите ваше высочество? - тут же подхватил один из сопровождающих гвардейцев. – Звук движется сюда. Скорее всего, какой-то зверь прорвался через загонщиков и пытается скрыться бегством... Или даже целое стадо.

+4

4

Дни после коронации и турнира проходили для Алисанны в непонятной тревоге, которую она пыталась объяснить сама себе рационально, в чем, конечно-же, не преуспевала. Она знала за собой эту черту – находить дурные предзнаменования в каждом облаке над головой, когда бывала расстроена. Мир против тебя, семья против тебя, даже Единый – и тот отвернулся. После этих мыслей Алисанна, конечно же, проводила полчаса в молитве, и ей на короткое время становилось легче. А потом все начиналось вновь.
Весть о королевской охоте стала, своего рода, отдушиной. Алисанна любила скакать по лесу, преследуя зверя, чувствуя небывалый подъем духа и азарт – то, что она могла почувствовать так редко, добровольно загрузив себя нужными, важными… рутинными делами в отцовском замке. В преддверии охоты принцесса была вся как на иголках, вышивание вываливалось из ее рук, а в беседах она все чаще была рассеянна и отвечала невпопад. Но это была приятная тревога – не та, что сжимала ее сердце уже не первый день, и неожиданная свобода от этого груза, была странна и непривычна.
Сэр Гаррет Осборн, который должен был сопровождать Ее Высочество на охоте, выглядел на диво бодрым для человека, еще недавно получившего столь серьезные травмы. Алисанна нашла его накануне и негромко – чтобы не услышали другие гвардейцы – сказала, что совершенно не будет оскорблена, если рыцарь пожелает отказаться от этой чести. И что, разумеется, уладит все с Его Величеством сама. Она была зла на сэра Гаррета после памятной поездки в город и происшествия с гадалкой, и она все еще была немного зла после того, что он все-так потерпел поражение от «вепря» на турнире, пусть это и было обещано не ему, однако долго держать зло на человека, который храбро сражался и отстаивал честь Офира, как свою собственную, Алисанна не могла. Об этом принцесса тоже ему сказала, хотя, конечно же, была совершенно не обязана доходить в своей откровенности до таких пределов. Но сэр Гаррет отказался. Настаивать Ее Высочество не стала.
Королевская охота – мероприятие светское. Почти как пир. И требует столь же тщательного подбора одежды, украшений, прически… лошади. Лошадь, как часть туалета дамы – было в этом что-то плохо укладывающееся в голове. Каряя тонконогая красавица с белой звездой на лбу как нельзя лучше подходила к темно-зеленому, почти черному платью. Конюх клялся всеми Шестерыми, что лошадка де, смирная и послушная. О том, что верить клятвам язычников можно лишь очень избирательно и о том, что подбирать лошадь к платью – не очень хорошая идея, Алисанна задумалась уже когда стало поздно.
Каряя неохотно слушалась поводьев, все время дергалась куда-то не туда, и даже попыталась ускакать в лес – не иначе, чтобы сломать своей всаднице голову. Алисанна, справедливости ради, никогда не считала себя великолепной наездницей. Лошадей она не боялась, но и не слишком любила. Вероятно, каряя это чувствовала, и это задевало ее лошадиные чувства. Гвардейцы из сопровождения помогли остановить лошадь, но теперь они все оказались в хвосте. Даже как то оскорбительно для принцессы. Алисанна сжала зубы и поводья, а после мысленно пообещала своенравной кобыле все мыслимые кары. В частности – сделать из нее колбасу.
Неизвестно, умела ли лошадь читать мысли, но она как-то резко присмирела и уже не мотала принцессу из стороны в сторону.
- Здравствуйте, принц, - немного рассеянно поздоровалась Алисанна с Его Высочеством Хильмаром. Ее взгляд был устремлен вперед – туда, где исчезла, пришпорив коней, охота, а мысли были заняты только тем, как нагнать ее… да-да, без того самого излишнего расхода конских сил. – Солнечно сегодня, правда? Вы любите охоту?
О здоровье ярла Блодуга уже упомянул сэр Осборн, и Алисанна сочла повторный намек на немощь солинского воина неуместным. Если бы она была на месте Хильмара, пожелания здоровья за эти дни уже успели бы ее доконать.
Звук трубящих рогов заставил ее прервать едва начавшуюся светскую беседу. Принцесса с возбуждением маленькой девочки подпрыгнула в седле.
- Поедемте же скорей! – она подхватила свои упущенные поводья и совершенно неподобающе заулыбалась. – Если зверя загонят без нас, я себе этого не прощу.

+3

5

На комментарий о добром здравии от Осборна Хальмар не удержался от усмешки. Неужто сэр Гаррет мог допустить мысль, что какой-то турнир может заставить Ловдунга прохлаждаться в постели? Конечно, охота – не война, можно было бы и пропустить. Но разве можно пропустить такое веселье?
- Ты, как я вижу, тоже! – конь под Хильмаром гарцевал в нетерпении, предчувствуя отличную разрядку накопившейся энергии.
Юная принцесса Офира, по-видимому, мало о чем думала сейчас и словно маленький ребенок, без которого сейчас начнут раздавать конфеты, отделалась от Ловдунга дежурными фразами. А потом и вовсе в нетерпении пришпорила коня, едва заслышала звуки рога и лай собак.
Отсалютовав Гаррету, который последовал за принцессой, Хильмар приказал своим спутникам взять восточнее, чтобы растянуться при этом цепочкой на случай, если зверя гонят именно на них.
Пуская коня в галоп, так чтобы не упускать из виду группу принцессы, Хильмар двигался почти параллельно, успевая отслеживать передвижения других охотников, мелькавших за деревьями. Вдруг прямо перед ним из сухого пролеска выскочила олениха. Крупная, с огромными напуганными глазами, она одним толчком изменила направление движения и припустила как раз в сторону гвардейцев, следовавших за принцессой.
Ловдунг ухмыльнулся. Не отдавать же добычу какой-то офирской соплячке. Натянув поводья, он развернул лошадь и подгоняя криком и ударами в бока, помчался на перерез. Где-то в другой стороне звучит рог. Значит, там тоже преследуют добычу, а этот зверя, возможно, просто вспугнули случайно. Но почему бы не заполучить и этот трофей. Один из спутников Хильмара тоже трубит в рог.
Олениха оказалась весьма ловкой и шустрой. Она виляла, меняла направление настолько внезапно, что иногда казалось, что она издевается над охотниками. Но по памяти Хильмара, ловчие должны были уже хорошенько погонять зверя, чтобы гостям не пришлось утомлять себя слишком долгим загоном. В конце концов, это было развлечением.
Погоня продолжалась, постепенно уходя в глубь леса. Не упуская из виду оленя, Ловдунг замечал принцессу Алисанну, которая с завидным упорством преследовала жертву. В какой-то момент, Хильмар обошел Ее Высочество, оказавшись с ее группой на одной дороге погони. Кони под гвардейцами так же не уступали в скорости. Один из них даже опередил всю группу почти на корпус лошади.  Теперь они вместе преследовали животное, которое в вдруг сделало высокий скачок вверх и сразу ушло влево. В следующий миг опередивший гвардеец вдруг резко откидывается назад и вылетает из седла, сбитый пращой, а его лошадь резко тормозит как раз в тот момент, когда конь под Хильмаром спотыкается о натянутую веревку и его кидает в кувырок вместе с седоком. Ловдунга выкидывает вперед, и он едва успевает сгруппироваться и откатиться, чтобы не оказаться под тяжестью лошадиного тела. В ушах слышится свист и треск ломающихся веток, топот лошадей и окрики людей. Еще пара людей из их группы падает с коней пронзенные стрелами или от попадания пращи.  Теперь их окружали со всех сторон вооруженные люди.
Падение с лошади было болезненным, и прежде чем Хильмар понимает, что произошло, он видит несущегося на него верзилу с топором.
- Защищайте принцессу! – кричит кто-то из гвардейцев.
«Ловушка», - мелькает в голове у Хильмара, успевающий подняться на одно колено и обнаруживший, что его меч отлетел на пару метров в сторону при падении. Решение приходит быстро, откатиться в сторону, уходя от смертельного удара и подхватить меч. Все получается до момента «схватить меч», а вот вытащить его из ножен не хватает времени. Приходится блокировать так, и снова откатываться в сторону, чтобы выиграть время. А верзила с завидным упорством замахивается своим топором снова.

П.С.

Я в охотах не особо силен, да и если слишком форсировал события - дайте знать, перепишу.

Отредактировано Hilmar Lovdung (2018-05-07 17:29:16)

+4

6

Нетерпение принцессы, похожее на нетерпение ребенка, жаждущего получить долгожданный подарок, заставило гвардейца криво усмехнуться. С одной стороны, он прекрасно понимал и разделял охотничий азарт ее высочества, с другой – опасался, что справиться с лошадью принцессе не позволит никакой азарт, а значит, участие в охоте будет под большим вопросом. И все же, поклонившись солинцу на прощание, послушно пустил коня следом за принцессой, давая тому шпор.
На вспугнутую олениху они наткнулись, еще не добравшись до главного отряда. Вернее, она сама наткнулась на них, выпрыгнув из ближайших кустов. И судя по шуму погони, доносившемуся сбоку, она была не единственной целью охотников.
Скорее всего, загонщики вспугнули целое оленье стадо, заставив тех броситься врассыпную, и одно из животных оказалось достаточно хитрым, чтобы искать спасения в стороне. Если бы не их отставший отряд, возможно, ей бы вовсе удалось уйти незамеченной.
Что ж, хитрая добыча – ценнее обычной вдвойне, а значит, добыча, достойная принцессы. И с этой мыслью гвардеец пустил коня галопом, не собираясь упускать оленя или, тем более, отдавать его другим охотникам.
Последних, впрочем, и не было, не считая солинского принца, возникшего словно из-под земли, и своим появлением лишь добавившего азарта этой погоне. Азарта настолько сильного, что поддавшись ему, они забыли обо всем на свете.
Свист камня, угодившего Фогерти в лоб, Гаррет не услышал. Лишь увидел, как товарищ резко подается назад, кувырком выпадая из седла прямо под ноги гнедому.
Верный пронзительно заржал и, пытаясь из последних сил не наступить на человека, поднялся на дыбы. Что-то свистнуло, заставляя коня судорожно вздрогнуть, его ржание сменилось почти человеческим криком боли, а сам он, потеряв равновесие на скользкой дороге, завалился на бок.
Высвободить ногу из стремени, чтобы уберечь ее от перелома под конским весом, гвардеец успел лишь в последнее мгновение. И вывалившись из седла, перекатился по снегу, с тревогой замечая, как гнедой с трудом поднимается на ноги, пачкая снег каплями крови. Но раздавшийся сбоку пронзительный боевой клич заставил его забыть о тревоге за коня и начать тревожиться о принцессе. И себе.
От удара выскочившего из-за ближайшего дерева рыжебородого здоровяка с топором Гаррет успел откатиться в самый последний момент. Лезвие вонзилось в снег меньше чем на полпальца от его головы, обдавая щеку снежными брызгами. И со всей силы пнув нападавшего в бок, чтобы выиграть несколько лишних мгновений, Осборн схватился за кинжал, выхватывая тот и с размаху всаживая противнику в ногу.
Нападавший взвыл, заваливаясь на одно колено, но новый удар, теперь уже в горло, оборвал его вой на корню, позволяя гвардейцу еще раз откатиться в сторону и, выхватив меч, подняться на ноги.
Топоры… луки… разбойники… Хильмар и офирская принцесса… Все это он уже видел на солинских дорогах. И даже тот факт, что принцесса была другой, никак не повлиял на количество разбойников и топоров. Напротив, казалось, их стало только больше.
Взгляд выхватил Фогерти и Ледфорда, лежащих на земле там, где они упали, то ли оглушенных, то ли свернувших себе шею. Уоллеса и Саттона, успевших позаботиться о принцессе, чтобы прикрыть ее от стрел, и теперь призывающих всех к ее защите. Сангстера, неуклюже пытающегося подняться на ноги.
И солинского принца, с трудом, как казалось, уворачивающегося от наседающего на него верзилы с топором, который как раз замахнулся для нового удара.
- Прикройте принцессу лошадьми! – выдохнул гвардеец.
А сам, поддаваясь внезапному порыву, бросился вперед, на помощь принцу, подставляя свой меч под топор. Он сам не знал, что именно заставило его поступить так: возможность вернуть долг за события в баронском замке или желание доказать солинцу, что будь турнир настоящей схваткой, его исход был бы другим, но одно он знал точно – сражаясь каждый в одиночку этот бой им не выиграть. Только вместе, в круге, спина к спине, они смогут уцелеть, и каждый способный сражаться будет у них на счету. Так что, спасая Хильмара, он спасал и принцессу.
Меч зазвенел под напором, отбрасывая топор назад, и рывком уведя его в бок, Гаррет нанес горизонтальный удар, с размаху, острием целясь нападавшему в горло.
Плечо тут же вспыхнуло болью, напоминая о недавнем поражении и заставляя помянуть треклятого лекаря с его предупреждениями недобрым словом. А разбойник с предсмертным хрипом осел на землю, заливая все вокруг кровью из распоротого горла и давая возможность гвардейцу обернуться к солинцу с коротким вопросом:
- Целы?
Вопросом, может быть, и не слишком подобающим для обращения к принцу, но и так слишком длинным для схватки, в которой доли мгновений решали все.
Тонкий свист очередной стрелы, заставил обернуться. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как та вонзается Саттону в горло, опрокидывая его на землю, а из-за ближайший деревьев выскакивают сразу трое с топорами наперевес, бросаясь к Уоллесу.

+4

7

Алисанна пустила лошадь вскачь едва ли не сразу, как только последние слова сорвались с ее губ. Напоследок она одарила сурового солинского принца искренней счастливой улыбкой и понеслась вперед, навстречу лесу, солнцу, снегу, пугливому оленю – навстречу всему прекрасному миру, в котором не было забот больших, чем погоня и ветер в лицо.
Лошадь слушалась на диво хорошо. Вернее, Алисанна даже забыла, что еще совсем недавно каряя доставила ей так много хлопот. Теперь кобыла повиновалась, кажется, даже легкому движению поводьев, нисколько не мешая своей всаднице наслаждаться охотой.
- Трубите в рог, сэр Ледфорд! – весело крикнула принцесса одному из королевских гвардейцев.
Олениха – быстрая, ловкая, изящная настолько, что даже помыслить причинить ей вред было бы кощунством, наткнись на нее Алисанна в другом месте и в другое время – резко забрала в сторону, уходя вглубь леса. Ее Высочество резко натянула поводья, с досадой считая упущенные мгновения – их хватило, чтобы ярл Блодуга пронесся мимо нее, настигая зверя, которого Алисанна уже считала своей добычей. Кобыла выбрала именно это время, чтобы вновь заартачится. Принцесса со злостью ударила ее каблуками по бокам, и – о чудо! – каряя понесла ее именно туда, куда было велено, а не в противоположную сторону. Кажется, Алисанна начала понимать, с каком тоне следует разговаривать с этим строптивым животным.
Они вновь понеслись вперед. Олениха петляла, как настоящий заяц. Принц Хильмар то обгонял офирцев, то оказывался позади. Лишь вновь разворачивая лошадь и опаздывая – опаздывая, опаздывая! – в этой их погоне, Алисанна бросила взгляд по сторонам. Лес стал куда гуще, и дорога уже была не дорогой – скорее тропой, по которой не так уж просто ехать на лошади. Она прислушалась – охотничий рог звучал в отдалении. Они не нагнали королевскую охоту, увлекшись своей. Смутная тревога, неправильность произошедшего на миг камнем легла принцессе на грудь – но тут же растаяла, как ее и не бывало. Алисанна пустила карюю вперед, силясь догнать уже не только ярла, но и некоторых своих гвардейцев, которые, очевидно, совсем забыли, кого они здесь охраняют.
Пронзительный лошадиный крик, вставшая на дыбы лошадь впереди – все, что принцесса увидела. Все, что она успела увидеть. Каряя испуганно всхрапнула и дернулась куда-то в сторону. Алисанна натянула поводья, заставляя удила буквально врезаться в рот лошади. Это помогло. Каряя остановилась.
- Ваше Высочество! – сэр Уоллес перехватил у нее поводья. Его лицо, всегда темное от загара, показалось принцессе неправдоподобно бледным. Из-за его плеча Алисанна посмотрела на поляну. Нападающие – рослые солинцы, одетые в какие-то странные наряды из, словно бы, вовсе не сшитых между собой шкур. Тела на земле – на снегу черный и зеленый, королевские цвета Офира, так явно бросались в глаза.  Алисанна прижала ладонь ко рту, чтобы сдержать крик. – Ваше Высочество, быстрее, вниз!
Вниз. Спешиться, да, она понимала. Спрятаться за лошадьми и… рыцарями. Это разумно. Нет, не время кричать, и для подгибающихся ног тоже не время. С помощью сэра Уоллеса она спрыгнула на землю как раз в тот момент, когда очередная стрела попала в круп карей. Лошадь пронзительно заржала, вздымаясь на дыбы – рыцарь едва успел без лишнего пиетета схватить Ее Высочество в охапку и отпрыгнуть с ней сторону.
Она видела, как сэр Осборн сражается спиной к спине с принцем Хильмаром. Сэр Саттон и сэр Уоллес оттеснили ее к лошадям, куда лучшей выучки, что досталась сегодня ей. Сэр Кавил на другом краю поляны уже поднял лук и несколько разбойников уже упали, пораженные его стрелами. Алисанне казалось неправильным стоять под защитой живых щитов, но более ничего сделать она не могла. Ее рука нащупала на поясе кинжал в ножнах, но она не обольщалась по поводу своих навыков – едва ли они были лучше, чем у кухарки на дворцовой кухне. Ее обучение владением этим оружием имело место быть, но лишь постольку поскольку. Никто никогда не занимался с ней всерьез. Она и сама никогда не хотела заниматься всерьез. Что могла дать ее рука, держащая узкий нож сопровождающим ее рыцарям? Только лишние заботы. Но Алисанна все еще крепко сжимала кинжал – и думала. Думать – это все, что она сейчас могла.
«Засада» - первая мысль, которая пришла ей в голову казалась очевидной. Кого здесь ждали? Ее? Нет, ее бы попробовали похитить, а эти вояки атакуют слишком беспорядочно. Она не была гением военной тактики, но ей казалось, что когда хотят захватить живого заложника, действуют более аккуратно.
Стрела сэра Кавила нашла еще одну цель. К прикрывающим Алисанну присоединился какой-то солинский воин из свиты ярла. Принцесса кинула на него недоуменный взгляд. Его господин сражался плечом к плечу с офирским гвардейцем, а он защищает офирскую принцессу?
… Если нападавшие хотели убить брата короля – чтож, тогда они действовали вполне ожидаемо. Неважно кого они убьют вместе с ним, важен конечный результат. Но… беспорядочная тактика. Разве так действуют убийцы? Впрочем, убийцы бывают разные…
Солинец вдруг шагнул вперед и почти надвое разрубил выпрыгнувшего из кустов разбойника. Алисанна только вздрогнула. Крик давно застыл комом в горле и даже не рвался наружу.
… Но как тогда они устроили засаду? Они не могли знать заранее, куда приведет охоту испуганное животное. Они не могли следовать за ними, потому что, петляя вслед за оленем, они бы их заметили. Тогда как?
Никак.
Это не засада. Разбойники, чье логово в этом лесу. Или браконьеры, для которых стала неожиданностью королевская охота. Алисанна не помнила, действует ли в Солине закон о лесном праве, но это было уже несущественно.
Очередная стрела, выпущенная с совсем другого угла, вонзилась сэру Саттону в лицо. Алисанна молча смотрела на труп у своих ног. На несколько долгих, долгих секунд ее тело одеревенело.
- Принцесса! – иглой вонзился в нее голос сэра Уоллеса, принявшего на свой меч первый удар топора. Второй удар блокировал солинец, чьего имени Алисанна не знала. А принцесса все смотрела и смотрела на то, что еще недавно было сэром Саттоном, человеком, видом похожим на скалу, но с мягким нравом и всегда с совершенно незлыми шутками.
Алисанна всегда была немного жадновата – она знала за собой эту черту, что была совсем не к лицу принцессе. Но она не выносила, приходила в ярость, когда кто-то трогал ее вещи или ее людей. Сама она могла сломать вещь, когда та ей надоест, и обижать людей, когда она сочтет это необходимой платой за свое дурное настроение, но никто – никто не смел делать это за нее.
Никто не смел убивать ее людей. Она сама была готова за это убить.
Позже она не сможет объяснить, как она сумела увернуться от удара тяжелого кулака, легко совсем как куница, отпрыгнув в сторону. Заросший бурой шерстью разбойник решил не убивать ее, не сочтя угрозой. У него были для этого основания, и будь Алисанна полностью в себе, она бы не сделала того, что сделала. Когда недоумевающий разбойник вновь замахнулся, принцесса крепче сжала вытащенный из ножен кинжал и метнулась вперед, всем весом наваливаясь на оружие, острие которого уперлось в живот мужчине.
Вероятно, попади нож в плотный слой из шкур, ничего бы не вышло, но, видимо, это была высшая справедливость, как ее понимал Единый. Алисанна выпустила рукоять кинжала, вокруг которой стремительно расползалось красное пятно, попыталась отпрыгнуть, но оступилась и повалилась на снег. От удара топора ее спасали секунды – и то, что разбойник недоуменно рассматривал свое брюхо.

Отредактировано Alisanne Faithglaive (2018-05-09 10:34:07)

+4

8

Вряд ли хватило бы время, чтобы обнажить короткий меч, если бы чей-то чужой не стал преградой топору нападающего. Тень, возникшая между Хильмаром и верзилой оказалась Гарретом Осборном. Откуда он тут взялся, Хильмар даже не стал интересоваться. Порой в стычке сам не понимаешь, как оказался в гуще событий или наоборот, на отшибе. Так или иначе, подставленный меч офирца был как нельзя кстати. На любезности и благодарности времени не было, да и не думал о чем-то подобном сейчас Ловдунг. Он метнулся вперед, подныривая к падающему с рассеченным горлом разбойнику и подхватил топор, который тот выронил из рук. Тут же, не задумываясь, солинец метнул топор в какого-то бедолагу, который с криком бросился на одного из гвардейцев. Удобная штука, эти топоры – и рубят, и летают.
Хильмар уже был на ногах и нанося удары, куда более профессионально, чем некоторые нападающие, отбивался от них, словно от назойливых мух. Но «мух» было достаточно. Пусть вооружены они были не ахти как, но в меткости метания пращи им отказать было нельзя. Ловднуг видел, как Рангвальд, только что безукоризненно разрубил какого-то доходягу в лохмотьях, выскочившего из кустов. И если бы не разрубил, то доходяга, возможно, добрался до принцессы. Рангвальд не мешкал и уже блокировал топор другого разбойника прямо рядом с Алисанной. Но тут же сам солинец был сражен стрелой, выпущенной откуда-то из-за деревьев.
«Проклятые лучники» - думал Хильмар, жалея, что с собой нет щита и даже прикрыться нечем.
Послышался топот коней и появилась слабая надежда, что это другие охотники, которых привлек либо протрубивший рог, либо шум сражения.
Трое всадников появились на подходе к группе, которая окружала Ее Высочество. Одного с ходу снес Рангвальд, который оказывается был еще жив, хоть обрубок стрелы торчал у него из-под лопатки. Мощи Рангвальда хватило на то, чтобы схватить лошадь под уздцы и свалить седока. Но в тот же момент еще две стрелы пронзили тело здоровяка.
Двое оставшихся всадников оттеснили оставшихся людей, защищавших Алисанну.
Кто-то закричал на офирском. Что именно, Хильмар не понял, кроме слова «принцесса». Повернув голову, он увидел, как один из конных на ходу подхватил девушку, перекинув через седло перед собой, поскакал вглубь леса. Второй оглушил двух пеших охотников четкими ударами рукояти меча и поспешил за первым. В глаза бросились манера и прием, с которыми всадник расчистил себе дорогу, не убив ни одного из защитников принцессы. Хильмар невольно проводил взглядом всадника, а когда тот придержал коня на пригорке и отсалютовал ярлу, сомнений не оставалось.
Оставшиеся нападающие сразу стали отступать, обратившись в бегство. Однако у разбойников все было продумано. В зарослях у оврага их ожидали лошади. Вскочив в седла, они последовали за своими главарями. Хильмар, преследовавший их вместе с Гарретом выругался, пиная ворох гнилых листьев под снегом. Их лошади разбежались по лесу, а пешком они точно не поспеют за конными.
Но кому принесут пользы ругательства, если они проиграли бой какой-то шайке разбойников?
Отдышавшись, Хильмар осмотрелся. Кто-то из охотников помогал раненным товарищам, кто-то стонал сидя под деревом, а кто-то и вовсе лежал бездыханно, отправившись в чертоги Херьяна.
Ярл остановился возле тела Рангвальда. На удивление, тот был все еще жив. Ярл приподнял голову друга. Тот истекал кровью, хрипел и с тревогой смотрел на Ловдунга, пытаясь сообщить что-то важное.
- Это был…. Был…  Хильмар… ты видел…- договорить не получилось, кров пошла ртом, но предчувствуя скорую смерть, Рангвальд улыбнулся счастливо и ясно.
- Я видел главное, - сказал ярл, понимая, что попытки друга что-то сказать не приводят ни чему – кровь из легких мешала дышать, - ты бился как герой. Прощай, друг. До встречи.
Уложив Рангвальда на припорошенную снегом землю и прикрыв ему глаза, Хильмар поднялся на ноги с тяжелым вздохом. Они вместе прошли не одно сражение. Некоторые были намного жарче, чем эта короткая лесная стычка. Но Херьян сам решает, кого и когда забирать к себе. В этот раз был черед Рангвальда.
- Пойдем, надо осмотреть, может, остался кто раненный из нападавших, - сказал Хильмар Гаррету, который был раздосадован, может, даже больше, чем Ловдунг. – он покажет дорогу к логову зверя.
Цель охоты теперь у них была совсем иная и зверя, похоже, Хильмар знал лично, но пока не спешил делиться этим знанием.

Отредактировано Hilmar Lovdung (2018-05-13 15:22:56)

+3

9

Ответил ли что-то принц, Гаррет так и не понял – не было времени прислушиваться к словам, пытаясь разобрать их среди лязга оружия. Развернувшись, он бросился обратно к принцессе, окруженной стремительно редеющими защитниками. Принцессе, которая неожиданно сама схватилась за оружие, вонзая то в живот одного из нападавших.
Бросился, но добраться до нее не успел.
Очередной разбойник возник перед ним словно из-под снега, преграждая путь. Обрушившийся сверху топор с лязгом врезался в подставленный в последнее мгновение клинок с такой силой, что вырвал рукоять из ладони, отшвыривая меч в сторону, в придорожный сугроб.
А топор уже снова взметнулся вверх, не давая добраться до выбитого оружия. И увернувшись от смертоносного удара, Гаррет бросился вперед, со всей силы вцепляясь в рукоять. Противник выругался на солинском, пытаясь высвободиться, оступился и повалился на снег, увлекая за собой и гвардейца.
Резкий кувырок отозвался ноющей болью в шее и плече, одновременно с навалившейся сверху тяжестью чужого тела. Болью, сравнимой с той, что ему довелось испытать на турнире, с той, что ассоциировалась с поражением. И зарычав от нахлынувших ассоциаций, Гаррет, не выпуская рукоять, со всей силы толкнул ее вверх и вбок, целясь противнику прямо в лицо. Брызнувшая при этом чужая кровь и крик боли, лишь подстегнули к действию. Рванувшись вперед, он скинул разбойника с себя, тут же наваливаясь сверху, отшвырнул прочь топор и ударил противника кулаком в лицо. Еще раз. И еще…
Стремительное лошадиное ржание заставило его вскинуть голову. Вскинуть как раз вовремя, чтобы увидеть, как неведомый всадник перекидывает принцессу через седло.
Протестующе зарычав, гвардеец вскочил на ноги, на ходу подбирая меч и бросаясь всадникам наперерез, но по снегу кони двигались куда быстрее человека. И обдав Осборна снежными комьями, пронеслись мимо, исчезая в лесу.
- Свиньи выкормыши! – вырвалось у Гаррета, когда споткнувшись, он рухнул на колени в сугроб, прекращая стремительную, но короткую погоню. – Чтоб вам сдохнуть, будьте вы прокляты.
Взгляд заметался по сторонам в поисках хотя бы одной лошади, что позволило бы продолжить преследование, но лошадей не было. И с каждым мгновением бездействия шансов нагнать разбойников становилось все меньше.
Кажется, в пору было задуматься, чем и когда он так прогневил Единого, что тот раз за разом подвергает его подобным испытаниям, делая их все страшнее. И эта мысль жгла огнем, смешиваясь со страхом за судьбу принцессы.
Зачем она понадобилась разбойникам? Знали ли они кого похищают? И если да, то как смогли подготовить ей засаду?!
Судорожно выдохнув, гвардеец поднялся на ноги и медленно побрел обратно к месту схватки, пытаясь собраться с мыслями.
- Ах вы, козлодроты солинские, лошадиный член вам в глотку да по самые кишки, - донеслось до него ругательство Ледфорда, которого как раз пытались перевязать. И трудно было понять, кому именно оно адресовалось: разбойникам, ранившим его, или солинцам, пытавшимся ему помочь. Если второе, хотелось верить, что помогавшие не знали офирского.
- Чтобы вам до скончания дней дохлых кур иметь вместо баб, - не унимался товарищ. -  Чтоб вас такая срачка взяла, что зубы через зад вылезли… Чтоб вы все на дерьмо изошли…
Наверно, в другой ситуации его ругань могла показаться бы забавной, но сейчас заставляла лишь морщиться от досады и бессилия. Потому что все, что сейчас им оставалось – это молить Единого о помощи. И о том, чтобы среди разбойников нашелся кто-то, кто укажет путь к логову нападавших.
Слова солинского принца удивительным образом совпали с мыслями самого гвардейца, заставляя вспомнить о недобитке с топором.
- Возможно, найдется один, - кивнул Гаррет, ускоряя шаг и направляясь в сторону разбойника, который так и остался лежать там, где лежал. Оглушенный. Или убитый.
Набрав пригоршню снега в ладонь, гвардеец со всей силы ткнул той пленника прямо в разбитое лицо, размазывая по нему снег вместе с кровью. Вскрик боли стал лучшим подтверждением, что умирать громила еще не собирался.
Сюда, ваше высочество.
И вдохновленный успехом, Гаррет рывком ухватил его за ворот, приподнимая, и выдохнул ему в лицо на всеобщем:
- Где искать твоих подельников?! Куда вы повезли пленницу?!
Кровавый плевок в лицо заставил на мгновение отшатнуться, выпуская пленника, который ощерился в довольной кровавой ухмылке. И от этой ухмылки невольно накатила глухая ярость, сравнимая разве что с яростью зверя, вернувшегося с охоты к разоренному логову.
- Напрасно ты это, - процедил сквозь зубы Гаррет, вытирая лицо рукавом. И, поддаваясь захлестывающим его эмоциям, рывком выхватил кинжал, всаживая тот разбойнику в ногу, чуть выше колена.
Кровавая ухмылка моментально сменилась гримасой боли и истошным воплем на непонятном языке. И лучше было бы для всех, чтобы этот вопль указывал место разбойничьей встречи.

+4

10

Пленник нашелся быстро, но выкладывать все, что знал не торопился. Ловдунг видел, с какой яростью допрашивал разбойника Гаррет и решил не вмешиваться пока. Может, офирцу хотелось отыграться за злополучный замок, а может вторая стычка с разбойниками и вторая неудача сильно било по самолюбию офирской гвардии.
Пока сэр Осборн орал и вымещал злость на здоровенном детине, Хильмар стал обходить поле боя. Они уложили не мало нападающих. Вряд ли это было простой засадой на случайных путников. Разбойники знали о королевской охоте и о том, что в лесу сиятельных господ будет достаточное количество. И то, что нападающие были неплохо подготовлены, говорило о том, что они понимали, что без боя им никто не сдастся. Ведь даже не было предложения сложить оружие. Было нападение, а потом похищение. Даже если предположить, что с ними не было бы принцессы, то на что рассчитывали эти люди?
Слишком было много вопросов, на которые вряд ли кто-нибудь даст ответы.
Хильмар заметил у кустов тело третьего всадника, которого остановил Рангвальд в последний момент. Подойдя поближе, ярл толкнул ногой в плечо, чтобы увидеть лицо. Узнав и этого человека, Ловдунг пренебрежительно скривился и пробормотал:
- Паскуда, чтоб тебя тролли драли… - он сплюнул рядом и, подняв глаза, встретился взглядом с одним из гвардейцев, который ходил ловить лошадей и вернулся с двумя.
В это время пленник взвыл от боли. Хильмар обернулся. Осборн воткнул нож в ногу разбойнику, чтобы стимулировать того к разговорчивости. Громила упал на колени, зажимая рану из которой хлестала кровь, обагряя белый снег вокруг него, но выть перестал. Стиснул посильнее зубы и пыхтел, метая искры на своего мучителя.
- Вам не найти в этом лесу и шишки…сдохните все, как собаки, можешь спросить у  принца, он тебе расскажет, - покачиваясь вперед-назад шипел разбойник, который, похоже знал Хильмара в лицо, - давай, чужеземец, что смотришь, убей меня! Херьян ждет меня, уготовив место за своим столом! Хахаха!
Солинец разразился безумным смехом, запрокинув голову к небу. Потом посмотрел на Ловдунга:
- Свинья пришла желуди искать… пришла… тварь ненасытная… а ты ведь даже не помнишь как…
Хильмар быстрыми шагами приблизился к пленнику, схватил того за волосы, собираясь перерезать тому глотку, но как будто на мгновение передумал. Но только на мгновение, потому что следующим движением он нанес сильный удар рукоятью в висок. Пленник, так и не договорив своей фразы. закатил глаза и, пустив слюну, рухнул у ног Осборна и Ловдунга огромной тушей.
- Он скорее умрет, чем расскажет. – Хильмар подозвал одного из своих людей, который недавно так же вернулся с пойманными лошадьми.- Ты и Фридмунд останетесь здесь и дождетесь помощи. А ты, Асельв… иди сюда…
Совсем молодой воин подошел к Ловдунгу, который отвел его в сторону и негромко дал какие-то указания. Кивнув, хирдман вскочил в седло и поскакал в направлении города.
Проводив того взглядом. Хильмар вернулся к гвардейцам Ее Высочества.
- А мы пойдем по следам. Снег выпал недавно. Обойдемся без провожатых.

Дайсы

Хильмар
[dice=9680-3872-11616-36]
Рауд
[dice=1936-3872-9680-36]
Берси
[dice=7744-5808-5808-36]

Отредактировано Hilmar Lovdung (2018-06-10 18:37:28)

+3

11

Не нужно было знать солинский, чтобы понять, что ничего кроме ругани не прозвучало, несмотря на боль и страх, которые должны были переполнять пленника. Странная сила духа для простого разбойника. Да только простым ли разбойником он был?
Эта мысль пришла в голову в тот самый момент, когда Хильмар ухватил пленника за волосы, как показалось в первое мгновение гвардейцу, чтобы разговорить того. И лишь когда рукоять с мерзким хрустом вонзилась тому в висок, Осборн понял, что ошибся. И ошалело уставился на мертвое тело, рухнувшее к его ногам.
«Зачем, будь ты проклят?!»
Сдержать рвущееся наружу ругательство удалось, пусть стиснутые зубы и взгляд, брошенный на Хильмара, в котором недоумение смешивалось с бессильной злостью, говорили сами за себя.
Гаррет был уверен, что солинский принц сумел бы разговорить пленника, если бы захотел. Сумел бы, но не стал этого делать. Потому что не хотел, чтобы тот заговорил… Вряд ли тот мог обвинить принца в причастности к похищению, будь это правдой - рукоять меча вонзилась бы в висок самого Осборна.
Скорее всего, пленник мог рассказать о другом. Например, о мести, во имя которой, возможно, и было совершенно нападение. Мести, связанной с недавней войной.
Когда Осборн был ребенком, в стенах отцовского замка время от времени гуляли слухи, что гражданская война, бушующая на северных землях, вот-вот перекинется через границу, но всякий раз они оказывались лишь пустой болтовней.
Позже, уехав на юг, где была своя война, Гаррет и думать забыл о междоусобице терзавшей северное королевство, как забыл думать о том, что когда-то она может прийти в Офир. Сегодня он подумал об этом впервые за двадцать лет. Закончившись в Солине год назад, гражданская война таки добралась до Офира, выбрав своей жертвой королевскую дочь. И можно было лишь гадать, чем это может для нее обернуться.
На предложение принца Гаррет ответил лишь молчаливым кивком, погруженный в собственные мрачные мысли. Обвел взглядом лошадей, замечая среди них и гнедого, хромавшего на переднюю ногу из-за обломка стрелы в правом «плече», но все же державшегося на ногах, избавляя своего владельца от необходимости его прирезать.
- Когда повезете раненых в город, заберите его с собой, в конюшни, - попросил гвардеец одного из солинцев. – Он стоит дороже целого табуна.
И хлопнув коня по шее в знак извинения, выбрал себе другого, принадлежавшего Ледфорду. Все равно держаться в седле притихший гвардеец не смог бы. Да и вообще из всех сопровождавших принцессу, более-менее способных к бою оставалось лишь двое: Сангстер и Уоллес, зажимавший снегом кровавую рану на голове, но стоящий на ногах, как ни странно, достаточно твердо.
Не слишком много, учитывая количество уцелевших разбойников. Но терять время на ожидание подмоги они не могли.
Следы разбойничьих лошадей широкими полосами уходили в лес, не вызывая сложности в выборе направления. По крайней мере, пока.
- У них было достаточно времени, чтобы попытаться скрыть их, - поделился своими сомнениями гвардеец, забираясь в седло. – Дай Единый, чтобы это не пришло им в голову.
Это не пришло, зато пришло кое-что другое.
Следы разбойников начали расходиться примерно в пятистах шагах от места схватки. Большая их часть отворачивала на север, сойдясь в единую группу, объединившую в себе не меньше десятка всадников. Другая, более малочисленная, уходила на запад.
- Да гори в бездне вы и ваши ублюдки, - пробормотал гвардеец и добавил уже громче. – Если принцесса все еще на коне одного из них, отпечатки его лошади будут глубже.
При этом он вглядывался в отпечатки лошадиных копыт с отчаянной мольбой ко Всевышнему, чтобы тот указал им путь. Потому что если нет, им придется разделить их и без того скудные силы напополам, оставляя принцессе все меньше шансов на спасение.

Кубики

Гаррет - [dice=7744-9680-7744-36]

Сангстер -   [dice=7744-1936-7744-36]

Уоллес - [dice=5808-7744-7744-36]

Отредактировано Garreth Osborne (2018-05-20 11:37:45)

+3

12

Она понимала, что не успеет увернуться, но все равно метнулась в сторону, стремясь откатиться от направления удара. Алисанна неловко упала лицом в снег — и поняла, что все еще жива. Подняв голову она видела, что стрела, пущенная рукой сэра Кавила, пробила бандиту горло — тот не выпустил топора, даже падая на колени, а после заваливаясь набок. Снег давно был красен от крови, и Алисанне казалось, что она чувствует эту кровь на своем лице. Принцесса неловко поднялась на ноги — те дрожали — и огляделась.
Казалось бы, опасность почти миновала. Тех разбойников, которые еще остались, успешно теснили рыцари. Сэр Уоллес уже разделался со своим противником, и спешил к Алисанне, когда появились всадники.
Трое всадников против пеших воинов — грозная сила. Принцесса успела увидеть, как коня одного из нападающих хватает под уздцы солинец, но тут другой всадник вырос перед ней. Алисанне показалось, что он заслонил собой солнце. Принцесса попятилась, но грубые руки с легкостью схватили ее.
- Нет! - закричала она. - Нет! Пусти сейчас же!
Ее крики пропали впустую. Всадник без церемоний перекинул ее через седло и пустил лошадь в галоп. Алисанна еще кричала, но короткий удар в висок заставил ее потерять сознание.
Она очнулась быстро — по крайней мере, ей так показалось. Рассматривать пейзаж, лежа на лошади не слишком удобно, но, сколько она могла судить, вокруг все еще был лес. Кинжал остался в брюхе убитого разбойника — это была первая мысль, которая пришла ей в голову. Другого оружия у нее не было. Волосы падали на лицо, то ли в процессе закидывания на лошадь, то ли во время поездки, она умудрилась растерять все свои заколки. Это навело ее на мысль и она, стараясь не привлекать внимания, отцепила от своего плаща фибулу, уронив золотого двухголового дракона под копыта лошадей.
- Куда вы меня везете? Вы хоть знаете кто я?! - потребовала ответа принцесса. Всадник молча ударил ее еще раз. Алисанне не потеряла сознания, но остаток дороги молчала. Это явно был не тот случай, когда к особам королевской крови относятся с пиететом.

Время растянулось гадкой болотной змеей, которой не было конца. У Алисанны болело тело, болела голова, дважды получившая совсем неласковый удар, но больше всего болела ее уязвленная гордость. Принцесса Офира похищена грязными разбойниками! Когда тоже самое случилось с Леонеттой, Алисанна, кроме страха и тревоги, испытывала и раздражение — конечно, уже после того, как сестра оказалась возвращена домой. И теперь оказаться в подобной ситуации — воистину, Единый справедлив, раз воздает ей сполна за те спесивые мысли.
По ощущениям принцессы, они ехали целую вечность. На самом деле, конечно, меньше. Чуть менее чем через час всадники остановились, Алисанну кулем с мукой перебросили на круп другой лошади и скачка началась снова. Когда принцесса поняла, что делают похитители, мысли ее лихорадочно заметались, но ее соображений хватило лишь на то, чтобы уронить в снег последнюю свою заколку. Вот так, Ваше Высочество, а Вы ведь думали, что умны.
«Единый, помоги» - молилась принцесса. – «Помоги же, я обещаю — обещаю, обещаю! - больше никогда не впадать в гордыню! Я попрошу прощенья у Леонетты, у Рикарда, у Джаспера, у отца — у всех! Я совершу паломничество к мощам святого Луки! Умоляю тебя, Создатель, помоги же мне!»
Несмотря на страх, Алисанна вовсе не думала, что ситуация близка к критической. Они похитили меня, чтобы потребовать выкуп — думала она. Они не станут убивать меня. О других вариантах, которые могут ждать молодую женщину среди сборища неблагонадежных мужчин, принцесса старательно не думала. Но она совершенно точно не считала, что кому-то понадобиться ее убивать. Пока отряд не подъехал к старой мельнице.
Ее стянули с лошади и толкнули в спину. Все так же молча. Никаких «побежишь — убью» или «вперед, девка». Она не видела вокруг мирных жителей — лишь воины в доспехах. Старых потертых доспехах. На кожаном нагруднике одного из воинов она увидела выбитого, почти стершегося от времени, волка.
Что?..
У Алисанны поплыло перед глазами сильнее, чем когда ее били по голове. Она споткнулась, едва не упала, но разбойник — разбойник ли? - шедший позади, схватил ее за плечо и дернул вверх, заставляя выпрямиться. Принцесса сделала несколько шагов вперед, потом резко обернулась.
- Я — принцесса Алисанна Фейтглейв. Дочь короля Офира. Вы вообще понимаете, кого схватили? - отчеканила она, желая чувствовать ту уверенность, что звучала в ее голосе, на самом деле. Светлые глаза мужчины в прорезях шлема были все так же холодны. И это был мертвый холод. Словно застывшая снежная земля покрылась пеплом.
- Иди вперед, - глухо сказал он. Алисанна с трудом разбирала слова. - Или я тебя понесу.
- Я хочу поговорить с вашим командиром!
Удар. Темнота.
Она пришла в себя в темной комнате с закрытыми ставнями. Сквозь щели свет проникал едва-едва, чтобы видеть свои руки, поэтому она не знала, сколько прошло времени. После забытья вернулась боль — и тошнота. Видимо, ее слишком сильно ударили по голове в этот раз. Принцесса изучала окружающее ее помещение на ощупь. Брошенные на пол тряпки и шкуры, на которых она лежала. Деревянная бадья с водой. Что-то вроде грубо сколоченного табурета. Каморка была крошечной, больше здесь ничего не было.
Алисанна, пошатываясь, поднялась и добралась до окна. Сквозь щели не удавалось ничего разглядеть — разве что, все тот же сумрачный свет. Ставни оказались не просто закрыты — заколочены. Она дошла до двери, убедилась, что она закрыта, вернулась к окну, но только занозила себе пальцы, пытаясь отодрать доски. Принцесса прислонилась спиной к стене. Приступы тошноты становились все сильнее. И эта сухость во рту. Не сумев побороть жажду, Алисанна вернулась к бадье, склонилась над ней и сделала несколько глотков. Ее вырвало.
Дрожащими пальцами кое как умыв лицо, Алисанна вновь повалилась на грязную лежанку. Стоило думать о побеге. О том, что здесь можно использовать, как оружие. Табурет, например. Или бадья. Можно оторвать полосу ткани от нижней рубашки — она помнила задушенного в Хейме. Мысли текли неравномерно, перескакивая с одну на другую.
Пока она размышляла, но так и не сделала ничего, что приблизило бы ее спасение, или позволило бы обороняться, открылась дверь. Тот же воин — или другой? Этот человек был без шлема — приказал:
- Вставай.
Алисанна почувствовала запоздалый ужас. Почему она решила, что с ней ничего не сделают? Потому что она принцесса и за нее можно получить выкуп? Она уже не была ни в чем уверенна.
- К...куда?.. - хрипло пробормотала она. Воин остался стоять на месте. Если бы он шагнул вперед, может быть, у нее был бы шанс с табуретом.
- Вставай, - повторил он. - Ты хотела видеть командира.
В его заледеневшем тоне принцессе почудилась затаенная насмешка.
Она медлила, тогда он просто сделал стремительный шаг вперед и, прежде, чем ее пальцы успели сомкнуться на табурете — прежде, чем она хотя бы успела подумать об этом — вздернул ее на ноги.
- Не делай глупостей, - сказал он. Алисанна вздрогнула от этого голоса. Кроме могильного холода она отчетливо услышала столь же ледяную ненависть.

В лицо ей ударил свет, заставив зажмуриться. Вряд ли прошло более, чем пара часов. Может быть, королевские гвардейцы где-то рядом, продумывают план атаки? Ей хотелось надеяться на это, но принцесса была так измучена, что светлые мысли в ее голове почти не задерживались.
Солинец сжимал ее плечо железной хваткой и вел вперед. Из деревянного пристроя где ее держали, к мельнице вела присыпанная снегом тропинка. Они вошли внутрь, прошли несколько комнат – когда то здесь мололи зерно, но, видимо, очень давно. Воин, который вел Алисанну, шагнул вперед и толкнул очередную дверь. Мужчина в кольчуге сидел за столом и, когда поднял глаза на вошедших, лицо его ничего не выражало. На прислоненном к столу круглом щите была выгравирован герб — какая-то птица. Сопровождающий Алисанну солинец сказал:
- Это она, - после чего отступил назад, закрыв за собой дверь. Принцесса осталась стоять, глядя на мужчину, который явно принадлежал к благородному сословию. Когда-то. Ныне же... Даже самый захудалый дворянин, даже в этой стране, не стал бы ютиться в такой хибаре. Кольчуга была старой, щит весь во вмятинах. Ткань сюрко, одетого поверх кольчуги явно давно не знала стирки. Мужчине едва ли было больше тридцати лет.
- Кто Вы? - спросила Алисанна, угрюмо глядя на него.
- Я бы сказал, что Вы не в том положении, чтобы задавать вопросы, принцесса, - негромко ответил ей мужчина по-офирски, - но не стану. Похоже, Вы меня не помните. Я Хэварт Оддманд. граф Хедмарка. Три года назад мы виделись с Вами, когда принц Эйнар посещал Офир.
- Вы были в его свите, - отметила Алисанна очевидное.
- Да. Помнится, я был удивлен, что столь юная принцесса исполняет обязанности хозяйки двора. Вы произвели на меня глубокое впечатление.
- Столь глубокое, что Вы похитили меня? - у нее даже оставались некоторые силы для ехидства. Хэварт Оддманд улыбнулся, но улыбка не затронула его глаз.
- Почему Вы стоите? Я вижу, что это затрудняет Вас. Садитесь, принцесса, - он указал на табурет за столом напротив себя. Алисанна сделала несколько шагов, заставляя себя держать спину ровно огромным усилием. Все это не нравилось ей все больше и больше. Эта дружелюбная манера разговора, этот тон — тон придворного, не разбойника. Граф Хедмарка производил самое благоприятное впечатление. Это так не вязалось с ситуацией, что Алисанна начала думать, что сходит с ума.
- Так лучше, верно? - сказал мужчина, когда она села. - Может быть, Вы голодны? Хотите пить? Здесь, конечно, не королевский замок и особых разносолов ждать не следует, но немного мяса и эля найти можно. Хотите? - при мысли о еде принцесса вновь почувствовала тошноту. Правильно истолковав выражение ее лица, Оддманд продолжил. - Что ж, как пожелаете. Вы, вероятно, желаете знать о причинах, побудивших меня, привезти Вас сюда, оторвав от увлекательного развлечения?
- Причины убийства моих людей и моего похищения — да, мне очень интересно, - Алисанна стиснула зубы. Смяла в кулаках подол своего платья. - Вы надеетесь получить за меня выкуп? Как Вы вообще могли знать, что я буду там, чтобы подготовить засаду?
У нее оставалась слабая надежда, что все это ужасная ошибка. Что ее вовсе не собирались похищать. Что сейчас ее уверят в бесконечной лояльности к офирской короне, принесут извинения и отпустят. Но если так, с извинений он и начал бы. Не стал бы улыбаться так, как улыбается сейчас и делать вид, что они на приеме у короля, а она вовсе не измучена и избита.
- О, я вовсе не собирался похищать именно Вас, принцесса, - столь же дружелюбно сказал Хэварт Оддманд, кладя руки на стол так, чтобы она их видела. Нарочитый жест доверия, совершенно бесполезный в беседе с ней. - Мы намеревались убить гостей и людей узурпатора, а так же спровоцировать дополнительный скандал, похитив любую важную особу.
- Вот как, - Алисанна не стала поджимать губы. Она не собиралась критиковать планы человека, в чьих руках ее жизнь. - Но теперь, когда Вы поняли, кого похитили, вы отпустите меня?
Оддманд расхохотался. Он смеялся искренне, от всей души, откинув назад голову. Алисанна смотрела на него и пыталась держать себя в руках.
- Я сказала что-то смешное, граф?
- Вы даже себе не представляете, Ваше Высочество! - мужчина все еще посмеивался. - Отпустить? Вас? После того, как у меня появился шанс наказать весь род узурпаторов?
- Что?.. - она крепче сжала ткань в пальцах. Гадкий, липкий страх начал пропитывать ее с ног до головы. Она поняла, что не сошла с ума. Что сошла с ума не она.
- Как думаете, Ваш отец, принцесса, сильно расстроится если в Солине Вас, случайно, убьют? - улыбался этот сумасшедший. - Достаточно, чтобы избавится от Ловдунгов раз и навсегда?
Она не станет кричать. Нет, не станет. Как бы ей этого не хотелось, она не станет кричать от страха. Никогда.
- Вы... - ее голос был отвратительно высок, но с этим она уже ничего не могла сделать. - Вы намерены развязать войну? Убив меня?
- Я еще не решил, - мягко ответил ей Оддманд. - Все-таки, Ваш отец может любить Вас чуть меньше и ограничится неприятными, но не смертельными для Ловдунгов проблемами. Вы были неожиданным подарком, принцесса. Я все еще думаю, как с Вами поступить.
- Фейтглейвы всегда были союзниками Вельсунгов, - как могла твердо, сказала Алисанна. - Эйнар был моим кузеном. Его жена из моего рода. Вы предаете память своего принца, поступая таким образом.
Впервые она увидела в лице этого человека нечто настоящее. Яростный, сокрушающий гнев. Безумная, фанатичная ненависть.
- Союзниками?! - он вскочил с места, выбросил руку вперед, хватая Алисанну за ворот платья и утягивая ее вперед. Треск ткани и падающие со стола кубок и чернильница послышались одновременно. Алисанна почти лежала на столе, а безумец по-змеиному шипел ей в лицо. - Где были эти союзники, когда моего короля убивали эти свиные выродки?! Где были эти союзники, когда их армия грабила мою землю?! Где были наши чудесные офирские союзники, когда узурпатор возложил на себя венец?! Когда принцессу, сестру моего принца, выдавали за это ничтожество, недостойное зваться одним именем с человеком, которому я присягал?! Ах да! - на лице графа расцвела безумная усмешка. - Наши офирские союзники были в Эгдорасе! Сам король Офира приехал благословить этот брак! Ты не представляешь себе, девчонка, с каким удовольствием я отправлю предателю твою голову!
Алисанне это все надоело. Страх не пропал, нет, он все еще сжимал ее горло холодными пальцами и заставлял дрожать колени. Но на смену ему медленно приходило бешенство. Это было не то бешенство, что она ощущала от бессилия решить сложную задачу. То бешенство вспыхивало в ней мгновенно, как сухая трава в жаркий полдень. Это новое холодное бешенство наползало на нее, как корка льда на воду в озере. Неспешно. Неотвратимо. Становясь все явственнее с каждым мигом.
- Тогда тебе стоило сменить своим воинам доспехи и отказаться от родового герба,   - с нехорошей улыбкой бросила она графу. - Королева Ранхильд и принц Магнус живы. Как думаешь, что сделает с ними мой отец, когда узнает, что убил его дочь никто иной, как верный сторонник Вельсунгов?
- С большим удовольствием перережу тебе глотку, - выплюнул Хэварт. Алисанна оскалилась в ответ.

Отредактировано Alisanne Faithglaive (2018-05-22 13:45:57)

+4

13

На пути до логова разбойников спасательный отряд из шести воинов встречает засаду из шести сторонников графа, с которыми им придётся сразиться в битве. Задача воинов – убить всех разбойников за два круга. В противном случае, они теряют время, за что принцессе начисляется один бросок возможного дополнительного урона.

Воины против разбойников, результаты на первый круг

Хильмар - 13
[dice=5808-7744-9680-36]
Хильмар снял 1/4 жизни Разбойнику№1

Рауд - 8
[dice=7744-1936-1936-36]
Рауд снял 1/4 жизни Разбойнику №2

Берси - 10
[dice=7744-1936-5808-36]
Берси снял 1/4 жизни Разбойнику№3

Гаррет - 13
[dice=1936-3872-1936-36]
Гаррет снял 1/2 жизни Разбойнику№4

Сангстер -  9
[dice=9680-11616-9680-36]
Разбойник№5 снял 1/2 жизни Сангстеру

Уоллес - 11
[dice=11616-3872-3872-36]
Уоллесс снял 1/4 жизни Разбойнику№6

На начало следующего круга мы имеем шесть живых разбойников: пять раненых и одного целого, и шесть живых воинов: пять здоровых и одного раненого, но способного дальше биться.

Алисанна против графа, базовый урон

Граф - 14
[dice=9680-9680-7744-36]
Алисанна - 8
[dice=5808-1936-7744-36]
Базовый урон принцессы – сломанная нога или рука.

+2

14

Ничего хорошего ситуация не обещала. Охота, конечно, не пир и не бал, чтобы щеголять с бутафорским мечом, но и на охоту обычно не берешь с собой ратный меч, а лишь удобный сакс и пару кинжалов, да лук со стрелами. Пришлось подобрать меч одного из нападавших и топор, который недавно мог проверить на прочность хильмарову голову, если бы не подоспевший на помощь офирец. Будет время, ярл поблагодарит гвардейца. Кто знает, реши Осборн в тот момент по другому, как сейчас обстояли бы дела. Возможно, нападавшие не добрались бы до единственной дамы в их группе, а может, и сэр Гаррет сейчас лежал бы среди мертвых тел.
- На все воля Шестерых, - пробормотал Хильмар, закрепляя топор за поясом и вскакивая в седло уцелевшей лошади.
Следы уходили в сторону, петляя между деревьев, но четко в одном направлении. Казалось, что еще чуть-чуть и они настигнут похитителей. Иногда даже казалось, что их силуэты уже маячат впереди, но были лишь темные ели, насмешливо тянущие свои лохматы лапы к всадникам.
- Стойте! – вдруг крикнул на солинском рыжеволосый, как огонь, хирдман, сопровождавший ярла и поднял руку в останавливающем жесте.
Хильмар вынужденно придержал коня и развернул его к рыжему.
- Что еще, Рауд? – раздраженно гаркнул Ловдунг, видя, как рыжий спешился и понимая, что теряют драгоценные минуты.
Но тот, кого ярл назвал Раудом лишь молча продемонстрировал свою находку: фибула с офирским драконом – символом соседнего королевства.
- Болван! Других следов тут все равно нет!  – рыкнул Хильмар, пришпоривая коня и двигаясь дальше по следам.
За перелеском, на опушке, следов стало заметно больше, словно еще одна группа всадников присоединилась к разбойникам. Снег был свежий и следы читались легко. Большая группа всадников, судя по следам, отправилась на север, другая же, поменьше – на запад.
- Придется разделиться и...- сказал Хильмар, гадая, куда-же могли повезти принцессу.
- Эй, придержите коней! – вдруг снова крикнул рыжий хирдман на солинском, видимо, не владея общим, - следы затопчите, драуги вас задери! Ее Высочество оставило один знак, может, оставила и другой!
- Он просит подождать, чтоб не затоптать следы еще больше, - на всякий случай перевел Берси, второй хирдман из свиты Ловдунга, спокойный и улыбчивый парень, чем-то и впрямь, напоминавший смешного медвежонка своим круглым и пухлым лицом, - он уверен, что принцесса могла оставить для нас знак. Рауд из семьи следопытов, черную кошку в темной комнате с закрытыми глазами найдет, если нужно будет.
- Главное, чтоб живой нашел, остальное – не важно, – мрачно добавил Хильмар, толи о кошке, толи о принцессе, наблюдая, как Рауд возится в снегу.
Если принцесса все еще на коне одного из них, отпечатки его лошади будут глубже, - высказал свое мнение Гаррет, топчась на коне перед развилкой.
Конь под ним был неспокойный и Хильмар даже узнал ту самую нетерпеливую кобылку, на которой недавно гарцевала принцесса Алисанна. Испугавшись суматохи, кобылка-то сбежала, но оставалась неподалеку. Северные лошадки понимают, как никто другой, что далеко от человека в этих местах лучше не уходить.
Терпение подходило к концу, и Хильмар уже собирался выбрать ту тропу, на которой было больше следов, но в этот момент Рауд победно поднял руку, в которой что-то блестело, отражая яркие лучи зимнего солнца.
- Сюда! Нашел! – все так-же на солинском возвестил рыжий, - они поехали в эту сторону!
Мужчины быстро подъехали к выглядевшему довольным Рауду, который держал в руке изысканную заколку с застрявшим белокурым локоном в ней.
Сомнений не оставалось и Хильмар внутренне радовался, что не поддался минутному порыву разделить их и без того немногочисленный отряд на две группы, а все же решил довериться своему человеку.
Следы уводили в сторону от столицы, петляя и несколько раз пересекая тракт, но Хильмар уже понимал куда они ведут. В этой стороне было только одно место, которое могло стать хоть каким-то убежищем для похитителей – заброшенная мельница у лесоповала. И туда вела лишь одна тропа, которую помнили только дикие звери.
- Хульдрин хвост! – выругался Берси, нервно теребя поводья, - я слышал про это место, говорят, тут мельник, защищая свою дочь и жену от головорезов графа Лангара, запер их в мельнице, и обмотал дверь своими кишками, пока его семья принимала яд… с тех пор…
- Да заткнись ты уже, Берси, - прервал его Хильмар, - я знал графа Лангара – достойный воин и благородный человек, а его головорезы ничуть не страшнее тебя или Рауда. Все это грязные россказни трусливых собак, что считали себя волками….
Ловднуг сплюнул в знак презрения к сторонникам Вельсунгов, которые все еще продолжали вести свою партизанскую войну, попрятавшись в лесах. Их участь была незавидна. После падения Асбьорна, многие разбежались кто-куда, уже не имея возможности вернуть себе ни былые титулы, ни семейные владения. Кто-то осмелился примкнуть к мятежной королеве, кто-то рискнул присягнуть на верность Эйрику, но были и те, кто посчитал себя преданным и оставшись с горсткой своих людей, продолжал вести свою незримую войну. Эта война чаще носила стихийный характер, пакостливый, но не менее опасный. И тем труднее было с ними бороться, что как правило отыскать их местоположение было зачастую не так просто. Человека, который отсалютовал Хильмару с пригорка, звали Йормунд. Он был правой рукой графа Хэдмарка. Бывшего графа Хэдмарка, вассала Асьборна, о котором никто не слышал с тех пор, как Вельсунги проиграли главную битву. Весьма нестабильный тип, фанатично верящий в Шестерых и свою роль в борьбе за правое дело. Откровенно говоря, Ловдунг думал, что Хэварда уже нет в живых. Поговаривали, что он погиб во время битвы, как и Йормунд и многие другие из их графства. Но, как оказалось, они не только не присоединились к пиру Херьяна, но вполне живы и промышляют разбоем в столичных лесах. А значит, они, Ловдунги, слишком расслабились, если допускают подобное у себя под носом.
Размышления Хильмара были прерваны огромным завалом из бревен поперек дороги и Раудом, который знаком призывал всех к тишине и стал указывать куда-то вперед. Похоже, что там их ждала засада. Что ж, тем лучше. Значит, они на верном пути.
Пришлось спешиться. Кивнув офирцам, Хильмар положил руку на древко топора, чтобы легко выхватить его при необходимости. Рауд натянул тетиву своего лука, а Берси получше перехватил небольшую секиру. Ловдунг приподнял бровь и решил, что потом обязательно спросит, зачем Берси взял с собой на охоту секиру.
Первого нападавшего увидел Рауд, когда тот выскочил из кустов и понесся на Берси. Стрела пронзила тому плечо, чем задержала разбойника, пока Берси вступил в схватку со вторым разбойником и бился с завидным хладнокровием. Но разглядывать хирдманов во время боя Ловдунгу было некогда. У него был свой противник – крепыш в помятом шлеме с криком атаковал ярла копьем с острым наконечником. Пришлось парировать топором в одной руке и саксом в другой. В искусстве боя крепышу еще многому надо было научиться, но орудовал он своим копьем довольно умело, мешая Хильмару сократить расстояние между ними. В какой-то момент Хильмар все же уловил брешь в технике противника и полоснул саксом по бедру, вовремя отскакивая назад, чтобы не быть нанизанным на острие копья.

Дайсы

Хильмар
[dice=5808-7744-9680-36]
Рауд
[dice=9680-9680-7744-36]
Берси
[dice=9680-7744-3872-36]

Отредактировано Hilmar Lovdung (2018-05-20 17:42:34)

+4

15

В какой-то миг гвардейцу начало казаться, что Единый так и не услышит его мысленную мольбу, заставив их разделить свои силы, потому что уходящие в разные стороны отпечатки лошадиных копыт казались абсолютно одинаковой глубины.
А уже в следующее мгновение, словно в укор его маловерию, один из солинцев сумел-таки найти подсказку, указавшую им путь. Пусть даже о выбранной разбойниками дороге среди местных ходили дурные слухи.
История о страшной судьбе мельника и его семьи не вызвала у гвардейца презрительной усмешке, свойственной многим последователям Единого. После виденного на южной границе, а затем в колдовском северном лесу желания посмеяться над подобным не возникало. Но и страха, который нередко возникал в душе при возможном столкновении с чем-то потусторонним, на этот раз не было. Вместо него гвардейца переполняли какие-то мрачные решимость и фатализм. Ему было все равно, что будет ждать их впереди. И кто из них останется жив. Только принцесса и ее жизнь сейчас имели значение.
- Да будь там хоть все демоны бездны, лишь бы принцесса осталась жива, - пробормотал он на офирском и дал коню шпор, пуская того вперед галопом.
Но скачка была недолгой. Показавшийся впереди завал заставил придержать лошадей, переводя их на шаг.
Кажется, разбойники были готовы к возможной погоне. И их атака не заставила себя ждать, став неожиданной, несмотря на всю свою предсказуемость.
Трое разбойников выскочили из-за деревьев почти одновременно, бросаясь к офирцам. Двое из них, вооруженные копьями, нацелились на Осборна и Сангстера, еще остававшихся в седлах. Здоровяка с топором перехватил Уоллес, успевший спешиться несколькими мгновениями ранее.
От удара копья Гаррет уклонился, откинувшись назад и пропуская его вдоль корпуса, а затем, перехватив древко левой рукой, резко выпрямился, нанося рубящий удар сверху, противнику в плечо. Кожаный доспех, обшитый неровными металлическими пластинами, слегка ослабил удар, но не смог сдержать его полностью. И меч вонзился в тело, разрубая мышцы и, хотелось верить, и кости.
Разбойник со сдавленным криком осел на землю, выпуская свое оружие.
А в следующий миг похожий сдавленный крик, раздавшийся слева, дал понять, что Сангстеру повезло куда меньше. Удар вражеского копья пришелся ему в бок, скидывая его с коня.
- Осборн! – это Уоллес хотел привлечь внимание Гаррета к упавшему товарищу, не имея возможности прийти тому на помощь сам. Теснимый здоровяком с топором, он изловчился ранить того в левое плечо, но противник, казалось, даже не почувствовал нанесенной ему раны, продолжая неистово рубить топором то сверху то сбоку, словно опоенный каким-то отваром.
И отшвырнув в сторону чужое копье, Гаррет нанес еще один удар – колющий сверху, целясь разбойнику в основание шеи или грудь. Будь у него лишнее мгновение – он проткнул бы противника насквозь, но времени не было. И соскользнув из седла, гвардеец бросился на помощь раненому товарищу.

Кубики

Гаррет - [dice=9680-7744-9680-36]

Сангстер - [dice=9680-11616-9680-36]

Уоллес - [dice=5808-9680-9680-36]

Отредактировано Garreth Osborne (2018-05-20 19:12:17)

+3

16

Воины против разбойников, результаты второго круга

Хильмар 12
[dice=1936-5808-1936-36]
У Разбойника№1 осталось 1/4 жизни

Рауд 14
[dice=11616-1936-1936-36]
У Разбойника№2 осталось 1/4 жизни

Берси 11
[dice=11616-7744-9680-36]
Берси ранен, у него осталось 1/2 жизни. У Разбойника№3 осталось 3/4 жизни.

Гаррет 14
[dice=1936-1936-1936-36]
Гаррет убил Разбойника №4 и может присоединиться в следующем круге к любому другому воину.

Сангстер 16
[dice=9680-9680-3872-36]
У Разойника№5 осталось 1/2 жизни, у Сангстера также 1/2 жизни.

Уоллес 13
[dice=3872-9680-9680-36]
У Разбойника№6 осталось 1/2 жизни.

На начало следующего круга мы имеем пять живых, но раненых разбойников, и шесть живых воинов: четырех здоровых и двух раненых, но способных дальше биться.
Внимание: опоздание!
В следующем круге принцесса снова бросает на определение урона.

+2

17

Крепыш в шлеме не зря оправдывал свое прозвище. Словно озверев от ранения, он с большей яростью напал на Хильмара. Но в скорости заметно потерял. Его атаки стали менее четкими, выпады вялыми. Хильмар пару раз уклонился от колющих ударов, а потом и сам перешел в нападение. Ударом топора Ловдунг разбил древко копья, от чего крепыш вынужденно наклонился вперед. Этим воспользовался принц, вонзив сакс под ребра разбойника. Выпустив остаток копья, крепыш схватился рукой за рану, отбегая в сторону, к дереву, не желая отправляться в чертоги Херьяна.
Рауд уже подбежал к своему раненному противнику и полоснул мечом едва успевшего подняться на ноги. Ловдунг видел, как разбойник успел блокировать атаку Рауда, но тот не отступился и повторил атаку наотмашь ударив в корпус. Кажется задел, то только оцарапал, потому что рыжий тут же ушел в защиту, закрываясь от атак разбойника.
Гаррет довольно быстро расправился со своим, используя преимущество высоты конника, а вот одному из его товарищей повезло чуть меньше. От того сэр Осборн и бросился к тому на подмогу. Оставалось только надеяться, что его помощь окажется своевременной.
Хильмар на мгновение перевел дух, обратив внимание, что Берси по прежнему cсамоотверженно ведет свой поединок, но, кажется ранен в плечо. Тем не менее, как истинный северянин, хирдман наносил удары, словно рана придавала ему новые силы.
Желание помочь Берси было прервано новой атакой крепыша. Теперь тот наступал с легким мечом, пытаясь достать лезвием до ярла.

дайсы

Хильмар [dice=7744-9680-9680-36]
Рауд  [dice=7744-5808-9680-36]
Берси [dice=11616-9680-9680-36]

+3

18

Судя по раздавшемуся за спиной предсмертному хрипу, удар, даже не пронзив тело насквозь, оказался смертельным. Что ж, спасибо Единому – не придется опасаться нападения со спины от недобитка, пока он, Гаррет, будет помогать Сангстеру.
Вот только помощь товарищу, как оказалось, и не особо требовалась. Упавший с лошади, он показался разбойнику слишком легкой добычей. И с торжествующим криком тот бросился к гвардейцу, чтобы добить, допустив тем самым ошибку. Копье вонзилось в снег на расстоянии пары пальцев от плеча Сангстера, а сам гвардеец, пусть и будучи раненым, перекатился под ноги противнику нанося удар мечом снизу вверх, прямо под кожаный доспех. И крик боли, вырвавшийся у разбойника, позволял понять, что удар этот достиг своей цели.
Подоспевший Гаррет нанес еще один удар, сзади, призванный в случае удачи перерубить противнику позвоночник, отправив того в самую бездну – и Сангстер, откинувшийся было назад, чтобы высвободить меч, а затем ударить вновь, должен был помочь ему в этом.
Уоллесу повезло меньше. Еще один удар его меча достиг своей цели, поражая здоровяка в бок, но на боевом духе последнего этого никак не сказалось, и тот продолжал атаковать, двигаясь уже медленнее, чем раньше, но при этом вкладывая в каждый удар куда больше силы, грозя располовинить гвардейца, окажись тот не достаточно прытким.
Тревожное лошадиное ржание, доносящее со всех сторон, тоже не сулило ничего хорошего, так как давало понять, что животные, вновь оказавшиеся в сердце схватки, спешили убраться подальше, под защиту деревьев. И если не поторопиться – то в скором времени им всем, даже одолев засаду, придется добираться до мельницы пешком, теряя время, которого и так не было.

Кубики

Гаррет - [dice=3872-5808-7744-36]

Сангстер - [dice=3872-5808-9680-36]

Уоллес  - [dice=7744-5808-9680-36]

+3

19

Воины против разбойников, результаты третьего круга

Хильмар 14
[dice=1936-7744-1936-36]
Разбойник№1 мертв, Хильмар может присоединиться к другому воину

Рауд 12
[dice=1936-9680-1936-36]
Разбойник№2 мертв , Рауд может присоединиться к другому воину

Берси 16
[dice=3872-7744-5808-36]
У Разбойника№3 осталась 1/4 жизни, у Берси всё также 1/2 жизни.

Гаррет 9
Сангстер 10
[dice=7744-1936-1936-36]
Разбойник№5 мертв, Гаррет и Сангстер могут присоединиться к другому воину. У Сангстера всё также 1/2 жизни.

Уоллес 12
[dice=7744-5808-11616-36]
Уолесс ранен, у него осталось 3/4 жизни. У Разбойника№6 всё также осталось 1/2 жизни.

Алисанна против графа, штраф за первый круг опоздания

Граф
[dice=7744-7744-11616-36]
Алисанна
[dice=5808-5808-9680-36]
Принцессе разбили нос

На начало следующего круга мы имеем двух живых, но раненых разбойников, и шесть живых воинов: трех здоровых и трех раненых, но способных дальше биться.
Внимание: второе опоздание!
В следующем круге принцесса снова бросает на определение урона.

+2

20

Время шло, а бой все не заканчивался. Не иначе, как Шестеро решили испытать их отряд на стойкость и взаимовыручку. А может и наоборот, наказывали за столь неуместное сотрудничество.
Хильмар нанес решающий удар по горлу крепыша и тот рухнул у дерева, заливая снег алой кровью. В то же время Рауд прикончил своего противника, сбив сначала с ног, а позже воткнув меч в грудь и вдавив двумя руками с громким воплем: "Сдохни уже!" И тот сдох.
Берси все еще бился против своего противника. Видимо, рана все же сказывалась на прыткости хирдмана или же противник попался ему живучий. Не ожидая результата их схватки, принц решил подстраховаться. Так или иначе, Хильмар прицелился топором как раз, когда тот навалился на Берси, оттесняя того к гвардейцам. Поймав взгляд соратника, Ловдунг метнул оружие в спину разбойника. Поединком это не было, а значит ничего зазорного в действии ярла тоже. Берси тоже ударил мечом наискось в незащищенное доспехом место. В то же время Рауд вновь натянул тетиву своего лука. Стрела была нацелена во второго оставшегося в живых разбойника, с которым сейчас бились офирцы. Рауд выжидал удобного момента, чтобы спустить тетиву, если сами господа гвардейцы не справятся.

дайсы

хильмар (на противника Берси)
[dice=1936-1936-3872-36]
Берси [dice=7744-7744-7744-36]
Рауд (на противника офирцев) [dice=5808-7744-5808-36]

+2

21

Два меча вошли в тело почти одновременно. Судорожно дернувшись, разбойник осел на снег, в несколько мгновений превращая тот в кровавое месиво.
Сангстер откинулся на спину, переводя дыхание. Под доспехом его рана была не видна, но судя по пятну крови, расползающимся по снегу рядом с его боком, легкой ее было не назвать.
- Передохни, - одними губами произнес Гаррет, окидывая взглядом поле боя, чтобы оценить обстановку.
Еще два разбойника пали под ударами принца и его человека – рыжеволосого, того, что умел читать следы. Третьему северянину повезло меньше – его противник все еще был жив, но сомнений в том, что оставшиеся солинцы помогут своему у Осборна не возникало.
И с этой мыслью он обернулся к Уоллесу. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как уворачиваясь от очередного удара, тотоступился, споткнувшись о какую-то корягу и, потеряв равновесие, рухнул на снег. И с протестующим рыком, невольно вырвавшимся из груди, бросился товарищу на помощь.
И хотя их разделяло лишь десятка полтора шагов, нескольких мгновений, нужных, чтобы преодолеть их, оказалось достаточно, чтобы топор взметнулся над Уоллесом, опускаясь вниз.
Гвардеец попытался откатиться в сторону, уходя из-под смертоносного лезвия, но не успел. И треск расколовшегося доспеха совпал со сдавленным вскриком боли, когда то, пусть и по касательной, но угодило Уоллесу в бок.
А в следующий мгновение, словно звериным чутьем уловив приближение подмоги раненому, разбойник резко обернулся и с рычанием махнул топором, очерчивая полукруг вокруг себя.
Гаррет попытался отпрянуть назад, уходя из-под удара, а затем атаковать, нанося прямой колющий удар противнику в живот. И Уоллес не отставал от него. Сдерживая рвущийся наружу стон, он подался вперед, собираясь полоснуть мечом разбойнику по ногам.
Сангстер, тем временем, несмотря на рану, оставаться в стороне от битвы не собирался. Перекатившись по снегу, он подобрал одно из оброненных разбойничьих копий. Метнуть его в противника Гаррета не рискнул – слишком велик был риск задеть кого-то из своих.
Зато теснимый солинцами разбойник представлял собой отличную мишень на весьма небольшом расстоянии. И, собравшись с силами, гвардеец швырнул копье, целясь противнику в бок, сопроводив свой бросок, пожеланием сдохнуть.

кубики

Гаррет (на противника Уоллеса) - [dice=1936-3872-7744-36]

Сангстер (на противника Берси) – [dice=7744-5808-9680-36]

Уоллес - [dice=11616-9680-11616-36]

Отредактировано Garreth Osborne (2018-05-20 22:19:10)

+3

22

Воины против разбойников, результаты четвертого круга

Хильмар 4
Берси 12
Сангстер 12
[dice=1936-7744-5808-36]
Разбойник№3 мертв.

Гаррет 7
Уолесс 17
[dice=1936-5808-1936-36]
Разбойник№6 мертв

Алисанна против графа, штраф за второе опоздание

Алисанна
[dice=5808-5808-5808-36]
Граф
[dice=7744-9680-9680-36]
Принцессе сломали руку или ногу

На начало следующего круга мы имеем шесть живых воинов: трех здоровых и трех раненых. У Уоллеса 3/4 жизни, у Берси и Сангстера по 1/2 жизни, Хильмар, Гаррет и Рауд целы.

Далее вас ждет свободная дорога к логову графа. Там двое караульных – одного пытаются снять солинцы, второго – офирцы. В следующем посте каждый бросает кости дважды. Первый – на попытку снять караульных и второй – на то, успеет ли подмога.

+3

23

Топор должен был вонзиться между лопаток, но в последний момент, разбойник, видимо поняв, что их ставка проиграна, рванул вбок, резко оттолкнув от себя Берси. Оружие лишь оцарапало кольчугу, не препятствуя беглецу удаляться. Берси был ранен и преследовать не мог. Выживший мог предупредить своих, и следовало его догнать. Что и собрался сделать Хильмар, когда какое-то копье, просвистело прямо над головой ярла и пронзило убегающего в спину.
Последний нападающий был повержен, копье торчало из груди на вылет. Хильмар развернулся и увидел одного из гвардейцев. Тот был ранен, тяжело дышал, но все же нашел в себе силы помочь солинцам.
Рауд же сберег стрелу, так и не спустив тетиву, потому что офирцы закончили добивать  оставшегося разбойника и сейчас тоже осматривали себя и поле боя. Ловдунг нахмурился, заметив эту «экономность» Рауда. Он знал об отношении рыжего к чужестранцам и догадывался о причине такой «нерешительности». Подойдя к рыжему,  ярл одной рукой схватил того за грудки, притягивая к себе и встряхивая.
- Еще раз увижу такое, воткну эту стрелу тебе в зад, - тихо на солинском прорычал Хильмар, глядя хирдману в глаза, - оставь свои штучки, Рауд…
- Я мог промахнуться, - попытался оправдаться рыжий, - и задеть кого-то из них!
- Я слишком хорошо знаю твою меткость, сукин сын, чтобы в это поверить, - Хильмар толчком отпустил рыжего, - иди вперед и разведай что там, нам надо спешить!
Рауд бурча себе что-то под нос, скрылся в кустах, а Хильмар стал помогать  Берси. Меч пробил кольчугу и рассек кожу на предплечье, неглубоко задев мышцы. Слава богам, рука функционировала, хоть рана и кровоточила. Берси быстро сообразил перевязку, а Хильмар помог ее затянуть. Мужчины о чем-то коротко переговаривались на солинском, то и дело, поглядывая на дорогу.
Ловдунг подошел к офирцам, которые так же наспех заканчивали приводить себя в порядок после короткой стычки. Уже второй за сегодня и, видимо, не последней.
- До мельницы уже недалеко, – сказал Ловдунг, вытирая сакс от крови, прежде чем спрятать его в ножны,  - там сбоку я видел тропу.  По ней доберемся. Думаю, лучше пешком. Лошади привлекут лишнее внимание, да и верхом мы сможем въехать только по главной дороге. А нас не то количество…
В это время из кустов вновь появился Рауд. Он легкими шагами добежал до остальных:
- Всего двое дозорных, – отдышавшись, сообщил рыжий, - если подойдем поближе, можем снять тихо.

Дайсы

Часовой
[dice=9680-7744-11616-36]
Подмога [dice=5808-1936-5808-36]
 

Отредактировано Hilmar Lovdung (2018-05-21 08:42:17)

+3

24

Увернуться от топора удалось лишь в последнее мгновение, что не могло сказаться на точности и силе удара. Зато удар Уоллеса оказался куда более точным и мощным. И с криком, быстро перешедшим в вой, разбойник рухнул на землю, когда меч гвардейца перерубил ему ногу. Все, что оставалось Гаррету – это вонзить меч упавшему в живот, обрывая вой на высокой ноте.
- Ехать дальше сможешь? – выдохнул Осборн, наклоняясь к раненому товарищу и помогая тому подняться.
Морщась от боли, Уоллес кивнул, жестом прося помочь ему снять смятый и расколотый на боку доспех. Чтобы не тратить время, ремни разрезали ножом. И когда кираса упала на снег, стало понятно, что гвардеец отделался куда легче, чем мог бы. Пропущенный удар стоил ему лишь глубокой царапины пары и пары ушибленных ребер – больно, но не смертельно.
Сангстеру повезло куда меньше. Копье пробило  ему левый бок почти насквозь, оставив небольшую, но глубокую рану. Подсунув под кольчугу свернутый в несколько слоев обрывок плаща, Гаррет покрепче прижал тот  к ране с помощью ремня. Хотелось верить, что этого хватит, чтобы не дать тому истечь кровью.
На предложение Хильмара двигаться дальше пешком Осборн ответил согласием.  Спорить он причин не видел, признавая, что знает местность куда хуже принца его людей, хотя способность Сангстера держаться на ногах долгое время и вызывала у него некоторые сомнения.
- Захвати свой арбалет, - велел он Уоллесу, а сам направился к лошади Сангстера, собираясь воспользоваться арбалетом товарища. Его владелец наверняка собирался сегодня подстрелить оленя или кабана, и вряд подозревал, что его оружию придется стрелять не в зверя, а в человека.
К мельнице они подобрались, стараясь ступать как можно тише, передвигаясь от одного дерева к другому, пока впереди не показалось старое, местами начинавшее рушиться строение, и силуэты двух дозорных, бродивших вокруг.
Подобравшись ближе к принцу, Гаррет жестом указал рукой на бородача, обходившего мельницу справа, затем на ложбинку, местами заваленную буреломом, от которой бородача отделяло десятка два шагов – расстояние слишком большое для броска с ножом, но легко преодолимое для стрелы.
- Мы с Уоллесом подойдем к нему с той стороны, - шепотом озвучил он свой план. – И всадим стрелы в глотку или в глаз, чтобы не дать закричать.
Дальше они могли бы обойти мельницу с тыла, подобравшись ко второму дозорному, и подстрелить того тоже. Но это потребовало бы времени. Да и вряд ли принц согласился бы остаться не удел. А потому, усмехнувшись одними губами, Гаррет добавил.
- Левый, как я понимаю, будет ваш.

Кубики

Часовой - [dice=3872-11616-9680-36]

Подмога -[dice=3872-5808-7744-36]

+1

25

Подмога вовремя не успевает, однако обоих дозорных воины сняли бесшумно.
Впереди вас ждёт четверо вооруженных человек по пути до  комнаты графа, у вас есть шанс снять их также бесшумно, как и дозорных, если вы пойдете вдвоем, а не вшестером. Однако вы можете напасть в полном составе и поднять шум.
В первом случае снимать охрану будете, выбрасывая кубики как на часовых. Во втором – как в схватке с разбойниками. Вам надлежит вместе выбрать более подходящий вам вариант и сообщить мне.

+2

26

Они притаились на пригорке, возле разросшегося можжевелового куста, откуда хорошо просматривалась заброшенное хозяйство, когда-то бывшее мельницей. Рауд оказался прав – всего двое часовых и тишина вокруг.
- Тихо что-то… как бы не опоздали…- хмыкнул Хильмар, разглядывая местность, - и людей не видать… Похоже большая часть уехала на север… знать бы зачем…
Ловдунг не имел ввиду, что с принцессой что-то уже случилось, скорее то, что ее могли уже увезти отсюда дальше.
Примостившийся рядом Гаррет довольно быстро сориентировался и предложил вполне логичный план.
- Отсюда снять не выйдет? – на всякий случай поинтересовался Ловдунг, прикидывая расстояние.
Он вопросительно посмотрел на Рауда, - достанешь?
Рыжий отрицательно покачал головой.
- Достать, достану, но грохнется на деревянные брусья, шуму наделает.
Хильмар согласно кивнул.
- Ладно, - принц почесал подбородок в раздумье, - план хорош, сэр Осборн, но мы его немного изменим, если ты не против?
Хильмар проверил оружие и повернулся к соратникам.
Берси, возвращайся к лошадям и гони обратно, навстречу Асельву с подмогой. Покажешь им дорогу. Раненым гвардейцам лучше остаться здесь. Они вместе с Раудом прикроют нас из арбалетов и лука, когда будем уходить. А мы с тобой, Гаррет, пойдем сейчас туда и вернемся с Ее Высочеством.
Он растянул губы в холодной улыбке, предвкушая новую сватку.
- Только теперь все будет по нашим правилам. Увидимся, - бросил Хильмар и исчез в зарослях, которые вели в обход мельницы.

Старое колесо мельницы давно заросло грязью и утопало в снегу, слегка поскрипывая. Присев у старой бочки за прохудившейся изгородью, Хильмар заметил, что следов во дворе достаточно, и они довольно свежие. Было бы глупо привезти принцессу сюда и почивать на лаврах.  Или же то, что они добрались до мельницы было чистой удачей для их отряда?
Караульный – невысокий жилистый мужчина одетый в кожаную куртку - прошелся прямо возле изгороди, остановился неподалеку и потянулся.
- Эй, Ивар! - раздался голос из окна мельницы, - как там у тебя?
-Все тихо, как у твоей жены между ног! – ответил караульный и хохотнув, продолжил дозор.
Выждав немного времени, Хильмар выглянул и осмотрелся. У противоположной стороны он заметил крадущуюся тень и догадался, что это сэр Осборн. Мысленно пожелав ему удачи, Ловдунг совершил короткую перебежку, чтобы оказаться у стены, в тени мельницы. По его расчетам, караульный должен был появиться из-за угла через три, две, одну… Четкий рывок вперед, захват. Тихий хрип от удушения прерывается характерным хрустом шейных позвонков. Оттащив труп поглубже в тень, Хильмар приваливает тело возле колеса. Дело сделано. Все так же тихо. Значит, Гаррет тоже справился с задачей.
Ловдунг делает круговое движение затекшем плечом – караульный упорно не хотел умирать, что пришлось приложить чуть больше усилий. Но теперь это не имело значения.
Чей-то силуэт мелькнул в окне первого этажа. Хильмар осторожно обнажил сакс и притаился сбоку, буквально вжавшись в стену.

дайсы

[dice=5808-11616-11616-36]

+2

27

Мрачное предположение принца о том, что они могли опоздать, заставило Гаррета упрямо мотнуть головой, не соглашаясь с такой возможностью. Не потому что она была невероятна, потому что смиряться с ней отчаянно не хотелось. Не для того, будь прокляты здешние леса, дороги и разбойники вместе взятые, они приняли бой, чтобы опоздать. Не мог Единый так поступить с ними.
- Дозорные не стали бы ходить, будь поздно, - возразил гвардеец, ища подтверждение своим мыслям. – Что им тут охранять – гнилые доски?
А значит, внутри было что-то или был кто-то представляющий ценность. Принцесса. И только об этом варианте гвардеец и старался думать.
В отличие от предположения об опоздании скорректированный принцем план возражений у него не вызвал. Войти в строение было лишь половиной дела, куда сложнее будет уйти оттуда в случае возможной погони или подошедшего к разбойникам подкрепления.
- Хорошо, - кивнул Осборн и повернулся к Уоллесу. – Останешься с Сангстером здесь – прикроете нас.
А сам скользнул к ложбинке, которая тянулась вглубь леса и подвела его к самой мельнице.
Затаившись за буреломом, Осборн дождался, пока стихнут голоса дозорных, чтобы не вызвать подозрений оборвавшейся на полуслове фразой. Еще немного подождал, пока разбойник приблизится к ограде, и, резко выпрямившись, спустил тетиву.
Дозорный сдавленно охнул и завалился на спину, оседая на снег вместе с болтом, торчащим у него из глаза. И наступила тишина.
Оставив на земле арбалет и плащ, который сейчас больше мешал бы, гвардеец бросился к строению.
Перемахнул через изгородь, ухватил мертвеца за шиворот и поволок за угол, под глухую, без окон тыльную стену строения, чтобы не сразу попался на глаза своим подельникам.
После чего осторожно, держась другой стены, уже боковой, двинулся к входу, у которого они должны были встретиться с Хильмаром, пригибаясь под окнами, пусть даже большинство из них были забиты досками.
До двери оставалось рукой подать, когда она внезапно распахнулась, и незнакомый голос окликнул кого-то, словно по имени. Кого именно и как Гаррет не понял, да это было и неважно.
Прижавшись к стене, рядом с углом, за которым находился разбойник, гвардеец осторожно вытащил кинжал, готовясь нанести удар первым.
И куда запропастился принц, чтоб ему провалиться?!

Кубики

[dice=3872-7744-11616-36]

+2

28

Деревянные ставни окна были открыты, слегка покачиваясь на ветру. Хильмар быстро заглянул с угла. Небольшая комнатушка, деревянный стол посредине, на котором стоит кувшин, несколько кружек и разбросаны игральные кости и остатки еды. Видимо, это была комната отдыха солдат, наполненная запахом пота и бесконечного перегара. Один из разбойников как раз оказался в поле видимости Ловдунга. Присев на корточки, мужчина ковырялся с чем-то на полу, сидя спиной к окну и, похоже, не замечая Хильмара.
Ярл размышлял недолго над своими дальнейшими действиями. Конечно, если брать во внимание, что они договаривались встретиться с Гарретом у входа, то, безусловно,  стоило пройти несколько метров и завернуть за угол. Но никто ведь не говорил, с какой стороны двери.
В этот момент послышался звук со стороны входа – скрип половиц, за которым последовал чей-то окрик. Кто-то вышел во двор. Реакция Ловдунга была мгновенной.  Под создавшийся легкий шум, он перемахнул низкий подоконник и оказался в комнатушке. Пол слегка скрипнул под его ногами, чем привлек внимание копошащегося разбойника. Тот обернулся и от удивления округлил глаза.
-Ты кто, мать твою… – начал было разбойник.
- Тссс, - ярл жестом призвал к тишине, совершая смертельный выпад.
Разбойник успел лишь замахнуться небольшим топориком, который чистил в это время, но ему не хватило какой-то доли секунды. Сакс Хильмара рассек глотку головорезу, а рука ярла подхватила выпавший топорик, буквально в нескольких сантиметрах от пола.
Распрямившись, Хильмар подошел к столу, взял кувшин, понюхал содержимое и сделал несколько больших глотков. Кувшин был наполнен вином, вкус которого ему показался, как обычно, кисловатым, а еще каким-то неуместным в данной обстановке. Разве полагается негодяям из мятежных бродяг распивать вина? Что-то в этом было не то. Но не время было предаваться распознаванию вкусовых букетов вин, а потому этой нестыковке Хильмар не стал придавать значения.
Обтерев рукавом бороду, Ловдунг поставил кувшин на место и двинулся на выход из комнаты, так как выходить через окно было бы теперь не самой лучшей идеей. По его ожиданиям, дверь должна была вывести его в коридор, который, в свою очередь встречался с входной дверью, куда должен был войти Осборн.

Дайс

[dice=3872-7744-11616-36]

Отредактировано Hilmar Lovdung (2018-05-22 07:56:21)

+2

29

К счастью, Единый пока не спешил выдавать своего последователя. Прозвучало несколько шагов, затем окрик повторился. И осторожно выглянув из-за угла, Гаррет увидел, что разбойник стоит к нему спиной, представляя собой более чем отличную цель. А потому над своими дальнейшими действиями гвардеец особо и не раздумывал.
Подался вперед, левой рукой обхватывая противника за горло, чтобы подавить любой крик, а правой всадил кинжал в плечо у самого основания шеи. Брызнувшая из раны кровь угодила на доспех и кольчугу, но гвардеец даже не заметил этого. И не отпуская захвата, потащил бьющееся в агонии тело назад за угол, убирая  с прохода и всеобщего обозрения.
Разбойник затих быстро, позволяя, наконец, отпустить его, положив под стеной на снег. Снова высунувшись из-за угла и убедившись, что и эта смерть осталась никем незамеченной, Осборн осторожно двинулся вперед.
Он понятия не имел, куда запропастился солинский принц, но трата времени на его поиски или ожидание была слишком непозволительной роскошью.
И с этой мыслью гвардеец зашел в строение, стараясь ступать как можно тише по деревянному, местами прогнившему полу, пусть тот и пытался предательски скрипеть под сапогами.
Чужое присутствие совсем рядом он не услышал, скорее, почувствовал. И поспешно прижался к стене, поудобнее перехватывая кинжал и замахиваясь для атаки. Мелькнувший впереди силуэт он узнал в последний момент, и едва слышно выругавшись на офирском:
- Чтоб тебе провалиться! – опустил руку и добавил, переходя на всеобщий. – Ваше высочество…
А в следующий миг движение послышалось откуда-то из глубины коридора. И судя по шагам, на этот раз противников было двое.

Кубики

[dice=11616-9680-9680-36]

+1

30

Поздравляю, всех четверых человек, которые встретились вам на пути до комнаты, где находятся граф и похищенная принцесса, вам удалось убить или обезвредить, не создав лишнего шума.
Однако, возможно, именно это и сыграло вам не на руку. Граф Хэдмарка, так уж вышло, человек довольно нервный, именно поэтому, единственное, что пришло ему в голову, когда в дверях комнаты появились чужаки – защититься раненой принцессой, прижав к ее горлу схваченный со стола охотничий нож и угрожая убить ее тут же, как только вы двинетесь с места.

Следующий круг начинает принцесса. Кидать или не кидать кубики и на какие конкретно действия мы с каждым определим в личном порядке, потому что теперь вам надлежит определиться, как вы будете себя вести.

+2


Вы здесь » Jus sanguinis » Сюжетные эпизоды » У всякой охоты свои заботы [12.12]