Дорогие участники и гости форума! Мы рады приветствовать вас на проекте «Право Крови», посвященном мистике в антураже средневековья.
Сюжет нашего форума повествует о жизни в трех средневековых королевствах, объединенных некогда в военный и политический союз против угрозы с юга. С течением времени узы, связывающие королевства воедино ослабевали, правители все больше уходили в заботу о нуждах собственных государств, забывая о том, что заставило их предшественников объединить страны в одно целое. Но время для заключения новых договоров пришло, короли готовы к подтвердить прежние договоренности. Или это лишь очередная политическая игра за власть, силу и влияние на континенте? Покажет время. А до тех пор, мир коварства, жестокости, меча и магии ждет своих новых героев. Героев, в чьих руках окажется будущее Офира, Солина и Брейвайна.

Вверх Вниз

Jus sanguinis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Jus sanguinis » Сюжетные эпизоды » Ищи друзей, враги найдутся сами [1.12]


Ищи друзей, враги найдутся сами [1.12]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1


Ищи друзей, враги найдутся сами
Весьма полезно изучить взгляды противника, поскольку в них можно найти то, что пригодится тебе.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

1 декабря 1212 ❖ Солин, королевский замок Эгдораса ❖ Асдис Вёльсунг, Эйнар Ловдунг
http://funkyimg.com/i/2DEq1.gif http://funkyimg.com/i/2DEq2.gif

Можно ли найти друзей среди кровных врагов? Вряд ли. Но обстоятельства вынуждают идти на компромиссы со совестью. Может все таки не зря?

0

2

Занимательное повествование мужчин о трудностях жизни рыцарей, попавших на границу с Эль-Амидом почему-то никак не шли у Асдис из головы.  Хотя, казалось бы, как можно было вообще принимать на веру слова людей, которые свято верили в существование огнедышащих ящериц? Принцесса и рада бы была, пожалуй, успокоится на том, что история сэра Гаррета и принца Филиппа – не более, чем художественное преувеличение, но что-то ей упорно мешало. Да, порою детали, которые были описаны в рассказе, казались не слишком реалистичными, но даже с учетом того, что все слова подвыпивших героев Асдис делила на два, если не на четыре, они вызывали беспокойство.
Раньше она была уверена в том, что южная армия – это полудикие агрессивные кочевники, вершина мастерства которых это разводить прекрасных лошадей, и именно такая информация доходила до солинской столицы в те годы, когда престол занимал еще её отец, Асбьорн Воитель. Волноваться было, в целом, и не о чем – даже если бы южным соседям понадобилась помощь в борьбе с неприятелем, победа бы не стоила слишком больших усилий. С появлением в общей картине колдунов, похоже, принятых на условную службу в амидскую армию, заставляло задуматься. Во-первых, что из себя представляют жители султаната, допускающие использование черной магии на уровне, близком к официальному? В кого они верят? Во-вторых, каким образом их вообще возможно победить и почему они до сих пор не отвоевали половину Офира и Брейвайна, не защищенных от колдовства, в сущности, почти ничем, кроме благословления церкви, которое в реальной битве не стоило и медяка. И, наконец, в-третьих, понимают ли сами воины и маршалы соседских армий, с чем им, возможно, придется столкнуться?

Принц Филипп полагал, что он хорошо разбирается в природе темного колдовства. Нет, не просто принц, а первый маршал, и это уточнение в данной ситуации было важным. Вывод напрашивался сам собой: его воины понимали в специфике черной магии еще меньше, чем он сам, а значит единственное, что они могли ей противопоставить – это слепую веру. Два отряда профессиональных бойцов, брейвайнский и офирский, несколько месяцев пересказывали легенду о том, как они победили одного несчастного чернокнижка. А что, если бы их было трое или четверо, и они могли бы страховать друг друга? Никто из великих драконоборцев не вернулся бы домой живым, вот и все.
Размышления тяготили Асдис, и она пыталась отвлечься на вернувшихся к забавам фрейлин, но снова и снова возвращалась мыслями к амидским колдунам. На самом деле, никого из рассказчиков нельзя было обвинить в том, что они недостаточно подкованы в вопросах магии, ведь им неоткуда было о ней узнать. Да и они бы вряд ли стали слушать скучные лекции, торопясь схватиться за мечи. И самым страшным в этой ситуации было, что и в Солине у власти уже давным-давно были те, кто раз разом избирал путь меча. При этом, если Асбьорну было, от кого принять помощь и совет, то у Ловдунгов... У нового короля был дядя-жрец. Однако где был этот самый дядя, когда неуважительно к колдовству и служителям Богов относился его собственный брат?

Одним словом, больше справляться со своими мыслями в одиночку Асдис не могла, и кандидатуру, с которой она бы хотела поделиться сомнениями, Асдис выбрала весьма нетривиальную. Почему бы, если хочешь узнать, какой информацией о войске султаната обладает король, не спросить у самого короля? Подходящей причины отказаться от возникшей в голове идеи Асдис подобрать не смогла, да и старалась не слишком усердно – то ли сыграло свою роль выпитое вино, то ли желание обсудить животрепещущий вопрос оказалось сильнее здравого смысла, но в какой-то момент она решилась и всё-таки подошла к Эйнару, к тому времени так удачно оказавшемуся в компании одного лишь кубка чего-то горячительного.
– Ваше Величество, – принцесса изобразила короткий поклон, на который самому величеству, кажется, было совершенно наплевать по ряду объективных причин, из которых первых была степень его опьянения. – Нам необходимо срочно поговорить.
Говорить Эйнар не хотел, как, впрочем, и слушать. Сначала. Потом он пытался напоить Асдис вином, но говорить о делах все равно отказывался. После того, как план с вином потерпел фиаско, новоявленный король потребовал от принцессы танец. Шансов отказаться у Асдис не было, и поэтому, здраво рассудив, что беседа во время танца тоже считается беседой, она согласилась. Аквавитом от Его Величества тянуло немилосердно, как и от большинства участников торжества, и именно поэтому надежды на адекватное продолжение разговора таяли у принцессы с каждым па.
– Ваше Величество, это действительно важно, – в очередной раз провалив попытку увлечь Эйнара разговором об Эль-Амиде, Асдис обиженно закусила губу и задумалась. Оставался, конечно, еще вариант сразу перейти к сути, но ведь велика вероятность, что король сейчас просто не поймет и не проникнется... А, впрочем, ладно. – Вы уже знаете, что южане открыто используют в своих военных отрядах чернокнижников?
Оставалось надеяться, что хоть это Эйнара заинтересует.

+3

3

«В конце концов разве я не заслужил немного веселья?»

Эйнар обвел взглядом танцующих гостей. Кто бы мог поверить? Пару лет назад большинство из этих людей наверное так же задорно отплясывали на каком-нибудь пиру Асбьорна Воителя и славили его правление так же, как славят сейчас Эйнара. Кто бы мог подумать? Мечты Эйрика воплотились в реальность и теперь на троне сидит его сын. Тот, что вместе с семьей всю свою жизнь пробивал огнем и мечом путь к короне и должен был желать её больше всего на свете. Мечты отца сбылись. А мечты Эйнара? Ловдунг задумчиво посмотрел на свой кубок, который слуга спешно заполнял элем. Давно уже стало понятно, что реальность выглядит совсем по-другому. Ныне он - король Солина, но какой ценой? Отца больше нет, страна похожа на огромное пепелище, суровая зима стояла на пороге, а большая часть собранных налогов вместо того, чтобы поддержать голодающее население, с легкой руки Эйрика пошла на содержания армии. Двор полон Вёльсунгов и симпатизирующих их несчастной судьбе людей, где-то все еще прячется мятежная королева и с разных мест по стране доходят вести об опальном принце Магнусе, причем часто со всех сторон одновременно. Борьба не закончена и было бы глупо считать, что все заботы решатся пышной коронацией. Тяжесть короны на голове и королевской мантии на плечах несравнима с весом всех проблем, которые Эйнару предстоит решать. По-хорошему, предстояло начать еще вчера, а лучше всего вообще год назад. Впрочем, чего уж вздыхать и печалиться попусту. Ловдунг нытиком не был и в уныние впадал крайне редко. Поэтому сейчас у него появилась идея получше.

Король жестом подозвал слугу и приказал подать ему еще один кубок поменьше.
- Аквавита туда налей. До краев, - произнес Эйнар. Заботы могут один вечер подождать. Наставник всегда говорил «на свежую голову мысль приходит резвее», а что лучше освежает, как не пара чарок добротного напитка?
Тем временем, как нельзя кстати, за столом солинской знати уже вовсю распинался ярл Борг, держа кубок в руке, упражняясь в искусстве применения художественных речевых оборотов так рьяно и старательно, словно участвовал в неофициальном конкурсе на лучший тост за новых правителей. Его раскрасневшееся довольное лицо говорило о том, что ярл уверенно обходил других льстецов с большим отрывом. По длительности тоста, так точно. Одна из его дочерей, сидевшая рядом, не слишком умело сдержала зевок. Эйнар поднялся со своего стола, многозначительно кивнув мужчине и тот первый раз за своё продолжительное повествование запнулся.
- За короля и королеву! - быстренько подытожил Борг и Ловдунг с удовольствием влил содержимое кубка в себя, закусив жирной утиной ножкой в сливовом соусе.

Потом выпил еще. И еще. И еще. Вскоре сидеть за королевским столом ему надоело и, станцевав пару раз с Асхильд, как того требовало приличие, Эйнар переключился на молоденьких фрейлин и дочек местных и зарубежных герцогов. Выбор был велик, тем более, что королю никто не смел отказывать, а сам Ловдунг не желал обделять красивых дам своим вниманием. Когда еще им доведется увидеть улыбающегося солинского короля? Зрелище крайне редкое, потому что Эйнар и сам не мог вспомнить, когда в последний раз он позволял себе забыть о всех проблемах и просто напиться, отдаваясь различным увеселениям.

Закончив очередной танец и отведя расчувствовавшуюся белокурую барышню за стол, передавая её в руки отца, Эйнар стал искать взглядом Раннвейг из чистого любопытства решив узнать, что она сейчас делает и как себя ведет. Он знал, что сестре претили такие развлечения и она с радостью провела бы этот вечер в компании меча и лука, но так же считал, что ей уже пора свыкнуться с ролью принцессы при дворе. Возможно, танец с новоявленным королем в виде брата, сможет смягчить её нрав. Однако, Раннвейг нигде не было. Вместо сестры перед Эйнаром возникла Асдис с ходу заявляя, что у неё есть к нему срочное дело.
- Не подходящее время для важных разговоров, - отмахнулся король, глядя на принцессу, - Давай-ка лучше выпьем, - он улыбнулся, беря со стола чей-то недопитый кубок с вином и протягивая его Асдис. Девушка почему-то пить не стала, поморщившись, но и от Эйнара не отстала со своим разговором, - Ладно. Но сначала - танец, - хитро заявил мужчина, подавая Асдис руку.

Вы уже знаете, что южане открыто используют в своих военных отрядах чернокнижников?
- Брейвайнцы что-ли? - засмеялся Эйнар, прикладывая правую ладонь к левой ладони принцессы, двигаясь с ней по кругу. Картина, в которой какой-нибудь епископ соседнего королевства со злорадством в глазах перемешивает свежеприготовленное ведьмовское варево из бородавок жабы и крови девственниц, воскрешает мертвых взмахом руки и насылает на всех неверных чуму, показалась королю забавным. То ли из-за выпитого аквавита, то ли из-за архиепископа Брейвайна, имени которого он не запомнил. Зато запомнил его скривившееся лицо полное брезгливости, когда гостей развлекали приглашенные на пир фокусники, чьё мастерство с доставанием кролика из разных неожиданных мест и выбиванием искр из пальцев рук впрямь могло показаться магией.
Реакцию принцессы на искрометную шутку Эйнар пропустил - в танце последовала смена партнеров и рядом с мужчиной оказалась леди Мерси, высокая, сухощавая женщина в годах, одарившая короля таким строгим и упрекающим взглядом, что шутить тому на мгновение перехотелось. К Асдис Ловдунг вернулся с заметным облегчением, посерьезневший и обдумавший её вопрос. Интересно. Об Эль-Амиде он мало знал, так как всю жизнь его интересы не простирались так далеко. Теперь же любая информация могла быть полезной. Правда, почему именно сейчас, когда Эйнар не в настроении обсуждать вопросы внешней политики? Впрочем, когда еще принцесса Вёльсунгов окажет честь поделиться сведениями о далеком, но далеко не мирном соседе?

- Хорошо, будь по-вашему. Раз это важно, то я готов выслушать. Пройдемте в кабинет, - они направились вон из зала, выйдя в коридоры, где словно встревоженные муравьи сновали слуги, держа в руках кувшины и подносы, - Чернокнижники, значит, - он усмехнулся, - Занимательно. Откуда такая информация, принцесса? - поинтересовался Эйнар, пока они шли к королевскому кабинету.

Отредактировано Einar I Lovdung (2018-04-21 12:10:19)

+3

4

Брейвайнцы.
Асдис моргнула. Потом моргнула еще раз и третий – уже контрольный. Если Эйнар так шутил, то пышные празднества явно влияли на его чувство юмора не самым благоприятным образом. Принцесса даже не нашлась, что на такое предположение ответить, потому что в тот момент, когда чернокнижников начнут использовать в качестве боевых мощностей в Брейвайне, мир абсолютно точно сойдет с ума. Хотя это было бы в какой-то степени  забавно, если бы не было так странно. С другой стороны, если южные соседи и в самом деле хотят что-то противопоставить амидским колдунам, то у них банально нет других вариантов, кроме как обратиться за помощью к Солину или, например, Авалону, который формально, вообще-то, до сих пор был частью Брейвайна. Последний факт, правда, Асдис немало удивлял, так как в её понимании Авалону ничего не стоило бы объявить о своей самостоятельности. Однако в хитросплетениях западной политики она разбиралась, мягко говоря, слабо, так что ей и оставалось разве что удивляться. Реджина на такие вопросы не отвечала, ограничиваясь довольно расплывчатыми «Скоро все изменится» или «Такова воля Богов». Скоро, как известно, не наступало уже лет семь как минимум, и это всего лишь с тех пор, как принцесса начала интересоваться этим вопросом.

Одним словом, от лучащегося от Асдис непонимания Его Величество спасла только леди Мерси. Или она спасла саму принцессу, одним своим видом приведя Эйнара в состояние, близкое к тому, которое был необходимо, чтобы обсуждать мало-мальски важные вещи. У леди Мерси, которая когда-то занималась при дворе тем, что прививала юным наследницам Асбьорна Воителя светские манеры, умение отрезвлять и успокаивать одним взглядом было особым талантом, не иначе. Принцесса успела перехватить взгляд женщины и благодарно улыбнуться ей прежде, чем Эйнар, внезапно посерьёзнев, вернулся к ней, меняясь местами с сыном одного из лояльных Ловдунгам ярлов. Оставалось только снова переключить все свое внимание на короля и, пока он не передумал, подхватить его под локоть и направиться к его кабинету.
– Ваше Величество, вы ведь наверняка уже слышали истории о последних нападениях на границе с Эль-Амидом? Так вот, я склонна предполагать, что, даже если участники этих событий сильно преувеличивают свои подвиги, они и близко не могут оценить, с чем столкнулись.

Дождавшись, пока Эйнар пройдет внутрь кабинета и плотно прикрыв за ними двери, Асдис глубоко вздохнула, собираясь с мыслями и, сложив руки под грудью, продолжила.
– У меня никак не идут из головы рассказы офирских гвардейцев и брейвайнского маршала об их последней встрече с кочевниками, и я решила, что своими сомнениями правильно будет поделиться именно с вами, – принцесса медленными шагами начала измерять до боли знакомый кабинет, который, сколько она себя помнила, всегда занимал ее отец. Исчезли знамена Вёльсунгов, гербовые печати, поменялись основные цвета в оформлении, но здесь все равно сохранялось ощущение, что отец вот-вот появится у себя. Что, возможно, он наблюдает за теми, кто ожидает его из тайного хода, расположенного за гобеленами, выжидая, что же они будут говорить. Асдис даже не смогла сдержаться и подошла к стене и провела ладонью по вышитым узорам. Заглядывать, правда, пытаясь отыскать за стеной несуществующих шпионов, не стала.
– Дело в том, что в этой истории фигурирует чернокнижник, очевидно, некромант, и, более того, драконы. Которых, как вы знаете, не существует. Разумеется, единобожники не могут и не должны разбираться в магии, но я могу сказать одно: если тот колдун хотя бы вполовину был также силён, то выжили они чудом. И, я так понимаю, самих амидцев его колдовство ничуть не удивляло, а ведь даже у нас за такое тут же ведут на костёр. Мы с сестрами почти всю жизнь провели рядом со жрецами, и такими рассказами нас удивить сложно, но господа воины справились.

Принцесса остановилась напротив Эйнара и, наконец, взглянула на него, а не на обновленные предметы интерьера королевского кабинета.
– Насколько я могу знать, заключая старые договора о помощи западным и восточным соседям в возможной войне на границе с Эль-Амидом, в Солине не предполагали, что там в руках дикарей не только оружие и привычная магия, но и.… такое. Решила, что вам важно будет это учитывать.

+2

5

Эйнар прошел вглубь кабинета, упершись спиной о дубовый стол и сложил руки на груди. Обведя фигуру принцессы взглядом, мужчина принялся её слушать, наблюдая за перемещениями Асдис по периметру.
- Так. Подождите. Давайте все по порядку. У них есть чернокнижники, которые творят темную волшбу, насылают морок... Или мор? Неважно. Некроманты, это те, которые мертвецов из могил поднимают? Слава Богам, мы всех сжигаем на погребальных кострах. И драконы? Огромные, летающие ящерицы, дышащие огнем? - Эйнар на мгновение замолчал с самым серьезным лицом, что-то обдумывая, а потом снова засмеялся пуще прежнего, хлопнув в ладоши, - Ха... Прошу меня простить, Асдис, это звучит... - он попытался успокоиться, чтобы перевести дух, но попытки оказались тщетны, - крайне неправдоподобно, - выдохнул Эйнар, вытирая проступившие на глазах слёзы от внезапного приступа веселья. Воображение, подогретое солидным количеством аквавита, рисовало все новые и новые сцены. Вот брейвайнский епископ бежит, теряя портки, от грозной армии амидцев, снабженной мифическими существами в лучших традициях солинских саг. Вот отряды восставших драугров штурмуют Эсгарот, одним видом вводя единобожцев в безумие. Вот король Офира с гримасой ужаса на лице тает под всепоглощающим огнем драконов, по иронии являющимся его гербовым животным. Очень забавное зрелище.

Причина, почему Эйнара так рассмешило возможное применение черной магии у амидцев, была очень проста. Он в неё не верил. Более того, до недавних событий с нею и не сталкивался. Лишь полученное ранение проклятой стрелой прошлым летом в Уайтхилле заставило его призадуматься и начать проявлять интерес к этой сфере, но потом все закрутилось - отец внезапно соизволил отдать душу Эйдинг, оставив после себя уйму проблем, нужно срочно было готовиться к своей коронации... Мужчине стало не до разговоров со жрецами и изучения древних свитков, расписанных каким-то непонятными символами, в которых и сам Хамар ногу сломит. Как бы то ни было, в представления Ловдунга о мире не сильно укладывались понятия злых колдунов и летающих огнедышащих тварей даже в такой малоизученной и далекой от Солина стране как Эль-Амид.

Однако, принцесса, кажется, была настроена куда серьезней. Веселья Эйнара она не разделила и, по-видимому, на самом деле не шутила, считая эти сведения похожими на правду и чрезвычайно важными. Весьма похвально, что она решила поделиться ими с королем и обижать Асдис Эйнару не хотелось, ибо у неё и так было довольно причин, чтобы с ним вообще не разговаривать. Ловдунг, наконец, успокоился и обвел взглядом комнату в поисках кубка. Как это он забыл прихватить его с собой из зала? Принцесса так быстро увела его прочь, словно где-то узнала, что Офир решил объявить Солину войну. На деле оказались сказки про огромных ящериц... Сейчас Эйнару как назло хотелось промочить горло порцией аквавита.
«Зараза, так жжет горло поначалу, как будто я и сам дракон, готовый изрыгнуть пламя», - король представил, как это выглядело бы на пиру и довольно усмехнулся. Пьяная фантазия грозила снова разыграться, уничтожив и так до сих пор мало продуктивный разговор на корню, поэтому Эйнар перевел взгляд на Асдис. Её мрачное выражение лица слегка отрезвляло.

- Ради красного словца и восторженных возгласов дам мужчины иногда сочиняют разные небылицы, - произнес король после некоторой паузы, пожимая плечами, - Вы же сами говорили, что они сильно преувеличивают свои подвиги. Что заставило Вас думать, что они не врут? Есть ли у какие-нибудь существенные доказательства, кроме как пьяная болтовня гвардейцев?

Это на самом деле было мало вероятно, даже отбросив шутки.
- Если у них так развито это чёрное колдовство, то почему тогда амидцы ещё не захватили Брейвайн и Офир, ограничиваясь лишь стычками на границах? Если все страшные истории, которыми матери пугают своих детей, что бы добиться послушания, воплотились в Эль-Амиде, то не только нашим соседям - всем нам нечего будет противопоставить амидцам, когда их поднятые из могил мертвецы придут штурмовать наши замки, а драконы сжигать деревни и города, - ровно пятьдесят лет назад Солин, Офир и Брейвайн уже объединялись, чтобы дать отпор назойливым южанам и преуспели в этом, остудив амбиции султаната. Очевидно, ненадолго. Насколько Эйнар знал при заключении Тройственного союза никто не говорил о темном колдовстве и все же предки как-то сражались и возвращались живыми. Могло ли что-то измениться в укладе Эль-Амида за столь малый промежуток времени?

+2


Вы здесь » Jus sanguinis » Сюжетные эпизоды » Ищи друзей, враги найдутся сами [1.12]