Дорогие участники и гости форума! Мы рады приветствовать вас на проекте «Право Крови», посвященном мистике в антураже средневековья.
Сюжет нашего форума повествует о жизни в трех средневековых королевствах, объединенных некогда в военный и политический союз против угрозы с юга. С течением времени узы, связывающие королевства воедино ослабевали, правители все больше уходили в заботу о нуждах собственных государств, забывая о том, что заставило их предшественников объединить страны в одно целое. Но время для заключения новых договоров пришло, короли готовы к подтвердить прежние договоренности. Или это лишь очередная политическая игра за власть, силу и влияние на континенте? Покажет время. А до тех пор, мир коварства, жестокости, меча и магии ждет своих новых героев. Героев, в чьих руках окажется будущее Офира, Солина и Брейвайна.

Вверх Вниз

Jus sanguinis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Jus sanguinis » Нужные персонажи » Нужные господа


Нужные господа

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Нужные господа

Имя Персонажа на английском, Возраст
Королевство | Должность | Кем приходится
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
http://s4.uploads.ru/gOQTR.png  http://s4.uploads.ru/gOQTR.png[занимаемая внешность]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Ваш ответ

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Ваш ответ

Код
Код:
[quote][align=center][font=cyrillicgoth-medium][size=20]Имя Персонажа на английском, Возраст[/size][/font][/align]
[align=center][font=Georgia][size=14][i]Королевство | Должность | Кем приходится[/i][/size][/font][/align]
[align=center][size=14]♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦ [/size][/align]
[align=center][img]ваша картинка[/img]  [img]ваша картинка[/img][/align][font=Georgia][align=center][занимаемая внешность][/align][/font]
[align=center][size=14]♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦ [/size]
[/align][/quote]
[quote][align=center][font=cyrillicgoth-medium][size=18]история персонажа и отношения[/size][/font][/align]
[align=center][size=14]♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦ [/size][/align]
[align=justify]Ваш ответ[/align][/quote]
[quote][align=center][font=cyrillicgoth-medium][size=18]дополнительная информация[/size][/font][/align]
[align=center][size=14]♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦ [/size][/align]
[align=justify]Ваш ответ[/align][/quote]

0

2

Björn Garmsson, 52 y.o
Солин | Верховный жрец | Глава духовенства, учитель, наставник
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
https://78.media.tumblr.com/35c3e069d3e10e49caa28399fcae3fa0/tumblr_or9kubR3h81r8j1j3o1_540.gif[Michael Fassbender]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦


♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Родившись в семье бедного бонда, думал ли ты, Бьорн, что когда-нибудь встанешь во главе всех жрецов страны и сможешь диктовать волю Богов народу и даже его правителям? Думал ли ты, что когда-нибудь войдешь во дворец наравне с самим королем и будешь обучать его детей колдовству и считаться близким другом монаршей семьи, доверенным лицом и советником? Думал ли ты, что с тобой заговорят Боги так явственно, что это будет сравнимо с безумием? Думал ли ты, что сможешь ведать судьбами людей на многие десятилетия вперед без сил изменить то, что уже предначертано?

Бьорн был седьмым ребенком в семье небогатых фермеров, коих были сотни по всей стране. В их семьях не наблюдалось засилья колдунов, не помнили родители ни об одном предке, который отличился бы магическим талантом. Тем неожиданнее было то, что пятилетний мальчик подпалил стог сена, рядом с которым играл, когда его напугал старший брат. Весть, конечно же, тут же разлетелась по всей деревне близ столицы и отец счел это величайшим даром, принеся щедрые, насколько позволяло его положение, дары Богам. Для обучения Бьорн был еще слишком мал, но местный жрец с радостью согласился взять мальчика себе в подмастерья, позволив ему наблюдать за всем, что происходило в храме. Его же волей Бьорна стали учить читать и писать, в том числе и руны, которые, впрочем, останутся его слабым местом на все последующие годы.

Бьорн был смышленым мальчиком и потому обучение его, по достижении восьмилетнего возраста, проходило достаточно быстро. Он быстрее других обучался магии, быстрее других учился грамоте, быстрее других выполнял физическую работу в храме и одним из первых проявил талант к прорицаниям, открыв в себе столь ценный, но столь тяжелый дар спакуны. Именно это сыграло важнейшую роль в судьбе будущего Верховного Жреца, потому что глава местного храма признавал за собой невозможность обучить таким способностям. Талант, меж тем, пропадать был не должен и потому десятилетнего мальчика заставили попрощаться с семьей и отправиться в главный храм столицы.

Здесь игра шла по совсем другим правилам. Среди местных юных колдунов магия не считалась божественным благословением и ею сложно было кого-то удивить, зато конкуренция была столь явная, что со многими это играло дурные шутки в виде выбитых зубов, глаз и проблем с преподавателями. Бьорн, по началу, скромный и тихий мальчик, вскоре был вынужден на себе проверить всю значимость и важность изворотливости, хитрости, умения находить общий язык с людьми, особенно теми, кто в будущем мог стать ему покровителем. Таких в храме было немало, потому что здесь обучались дети солинской знати и хотя у них обучение заканчивалось тремя годами, этого было вполне достаточно, чтобы успеть завести нужные знакомства, которые будут играть на руку Бьорну всю его жизнь.

С талантом к пророчествам Бьорна никуда не отпустили бы, даже если бы он захотел. А он и не хотел, усердно и целеустремленно постигая главный из своих талантов. Считал ли мальчик, а затем и юноша себя избранным? Безусловно. Был ли горд собой? Конечно. И лишь потому он так усердно трудился над книгами, практиковался, не жалея себя. Больше, чем прорицанию, Бьорн уделял внимание только изготовлению зелий и настоек, травничеству и целительству, потому что видения отнимали немыслимое количество сил, а восстанавливаться нужно было как можно быстрее, если не хотел отставать от общей программы.

Он закончил свое обучение и принял решение остаться при главном храме младшим жрецом в восемнадцать лет. К тому времени Бьорн уже был известен на всю страну своим талантом к прорицаниям. Он не только постиг эту сложную науку, но и выжил, что было большой заслугой, потому что многие просто не выдерживали мощи своего дара, сходили с ума и умирали самыми нелепыми смертями. Страдания же, которые Бьорн испытывал при получении своих видений, лишь укрепляли его веру и к восемнадцати годами они перестали мучить его так сильно. Позднее откровения станут и вовсе привычными, перестав причинять какие-либо неудобства, но тогда все только начиналось.

Бьорн был тщеславен, горделив, хитер, умен и изворотлив. В довершении всего, он был амбициозен и не намерен был влачить жалкое свое существование на посту рядового жреца. Многочисленные его знакомства это позволяли, и вскоре он оказался в королевском дворце впервые. Здесь он сделал свои первые предсказания королю, нарушив закон, и не все из этих предсказаний понравились монарху. Бьорн оказался в темнице и был вызволен оттуда волею принца Асбьорна через пару дней, с клятвенным обещанием взять его на службу, если только все сказанное младшим жрецом сбудется. Бьорн покинул замок, отправился в храм, а уже на рассвете ушел и оттуда и следующие четыре года его никто не видел.

О том времени говорят разное. Что Бьорн жил отшельником в горах, что он поднимал драугов на кладбищах, что он путешествовал на юг, что он жил во льдах, испытывая себя, что он голыми руками победил медведя и лишь тогда вернулся. Где он был и что делал на самом деле, известно лишь Богам. Но когда он вернулся, изменения в нем были заметны всем и каждому. Что спасло его от обвинений в использовании черной магии, которая была очевидна всякому жрецу в главном храме? Покровительство друзей и нового короля? Расположение Верховного Жреца? Умение скрываться? Все и сразу. Но своих изысканий в магической материи Бьорн не оставил и достиг в этом высот, которые до сих пор сложно представить многим.

Как и было обещано, Бьорн вошел в королевскую семью. Молодой король, только-только взошедший на престол, желал видеть достойного жреца рядом и считал таковым давнего знакомого. Стоило отдать жрецу должное, он и в самом деле мог быть верным своему королю и королевской семье и проявлял это все последующие годы, предсказывая исход многочисленных битв, будущее короля и его детей и всего королевства. Асбьорн II из дома Вельсунгов с самого начала своего правления бился за трон с Эйриком I из дома Ловдунгов. Мятежи и кровопролитие раздирали страну на части. Помощь такого человека как Бьорн в такой ситуации никому не могла бы показаться лишней.

В силу того, что Бьорн покинул храм, не окончив обучение на младшего жреца, ему пришлось следующие четыре года обучаться тому, что казалось ему детским лепетом по сравнению с тем, что он уже знает. Воистину, это было испытанием его терпения, но в двадцать шесть лет – рекордно поздно, Бьорн все-таки получил должность жреца, а еще пять лет спустя, в тридцать один, он стал Старшим Жрецом храма в Эгдорасе. Впрочем, это было лишь глупой проформой, потому что реальная его служба была связана с королевской семьей и детьми, которые в ней рождались. Он благословлял каждого из них, каждого из них он воспитывал, как собственных детей, которых у него никогда не было. С королевой Ранхильд Бьорн делил одну тайну на двоих: он знал, что она увлечена черной магией и творит ее во благо короля, а она знала, что он в своих изысканиях в этой же области, зашел так далеко, как не заходил никто ранее.

В семье короля было много детей. Но лишь три девочки оказались щедро одаренными Богами: старшая дочь короля – принцесса Асхильд, средняя дочь – принцесса Асдис и третья по очереди, но не последняя – принцесса Астрид. Первой на попечении Бьорна оказалась Асхильд, когда в свои пять лет проявила вполне себе яркие зачатки магических способностей. С тех самых пор Бьорн не отходил от нее ни на шаг, обучая сначала грамоте, затем рунической письменности, основам гальдра и всему тому, чему он научился сам. Он делал на нее большие ставки, особенно когда узнал о том, что девочка активна дару к пророчествам, но продолжалось это ровно до тех пор, пока видения на ее счет не стали сниться ему каждую ночь. Асхильд не суждено было стать великой колдуньей, и тем паче – ведьмой, потому что суть и нутро ее были иными, чем нужно для этого. Судьба готовила ей иное. То, о чем Бьорн предпочитал молчать, потому что это могло бы лишить его головы. Никто из наследников мужского пола дома Вельсунгов не получит корону. На трон сядет Асхильд.

Он никому не говорил об этом никогда. Через год к нему пришла учиться принцесса помладше, еще через два – третья дочь Асбьорна, а вместе с ней и племянник короля – Видар. Последний станет самым благодарным учеником, самым талантливым последователем, который почерпнет многое. Гораздо большее, чем старшая принцесса, которая не была лишена талантов, но в действительности не готова была выйти за пределы дозволенного. Чего не скажешь о Видаре и двух других принцессах, охотно поглощавших информацию о магии, которая находилась под запретом. И если Астрид и Асдис были слишком малы, то их кузен был действительно перспективным учеником. Совершенно не удивительно, что именно это ученик, единственный из всех членов королевской семьи, и узнал правду первым и единственным. Бьорн рассказал юноше о том, что никто из ныне живущих кронпринцев не займет трон, о том, что корона окажется на голове старшей дочери короля, которая будет обладать силой, чтобы ее получить, но не для того, чтобы удержать ее и тем более править. Это суждено другим. Кому? Ни Боги, ни прорицание, ни новые видения ответа не давали.

Время шло и влияние Бьорна росло. В контексте этого обстоятельства ни для кого не стало неожиданным его становление Верховным Жрецом королевства. Это не изменило ровным счетом ничего, потому что мужчина уже давно входил в совет короля, уже давно заправлял в храме, уже давно выдавал советы всему духовенству страны. Его статус стал лишь небольшим дополнением и не принес ему ничего более того, что у него уже было.

Отношения с королевской семьей складывались прекрасно. Ровно до тех пор, пока однажды, Асбьорн, оказавшийся в затруднительном положении, не решил начать собирать налоги с духовенства. Это было нарушением вековых законов королей, ни один из которых не решался на подобное. Многие вассалы умоляли короля одуматься. Бьорн сам настаивал на отмене, но король был неприступен. Верховный Жрец удалился в храм, отказавшись оказывать поддержку правителю до тех пор, пока до него не дошла чудная весть. Асбьорн заявил, что отменит налоги, разве что, тогда, когда самая благочестивая из его дочерей проедется по столице обнаженной. И принцесса Асхильд восприняла слова своего отца всерьез.

Бьорн сам бы остановил ее, если бы не знал, что это часть промысла Богов. В надлежащий час он лишь запретил горожанам выходить на улицу, а тем, кто вынужден был это сделать, велел не поднимать глаз. Асхильд проехала по столице до дверей храма, где он ее и встретил, закутав в плащ. Принцесса трое суток молилась Богам, пока шли переговоры с королем, в результате которых налог все-таки был отменен, репутация Асбьорна восстановлена, как и дружба со жрецом, а принцесса заслужила уважение и почтение духовенства, которого не знала ни одна женщина ранее.

Все изменилось в одночасье. Привычная для Бьорна жизнь канула в лету и он спрашивал и себя, и Богов, где совершил ошибки, за которые ему пришлось заплатить столь высокую цену. Асбьорн пал. Эйрик взял столицу и всю страну. Королева Ранхильд с наследником бежала на север страны, прихватив двух дочерей, а принцесса Асхильд стала супругой кронпринца узурпатора. Это ли не то будущее, которое он видел?

Авторитет Бьорна был велик. Он мог бы собрать людей, он мог бы убедить их сражаться против узурпатора, он многое мог бы. Но вместо этого, он благословил нового короля на правление и сделал вид, что ничего не произошло. Для других он объяснял это тем, что духовная власть должна способствовать миру и процветанию страны и не имеет значения, под властью какого короля это случится. Но в душе он знал, что с пришествием династии Ловдунгов на трон Солина, история борьбы и войны не заканчивается. Эйрик уже мертв. Его сын вот-вот взойдет на престол, а принцесса Асхильд станет королевой. Бьорн же, как никто другой знает, что Вельсунги не прощают, не забывают и платят кровью за кровь. Он сам воспитал их такими.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
* В ходе игры Бьорн волен сам определять сторону конфликта, которую он захочет поддержать. Будет ли это действующий король, Видар с принцессой Асдис или вдовствующая королева Ранхильд? Будет ли он руководствоваться своей верой, личной выгодой, или волей Богов? Важно ли для него обеспечить стране мир и процветание, или посадить на трон законного короля?
* Бьорн действительно близок со всеми членами предыдущей королевской семьи и каждый из них важен для него с разных точек зрения. Видар – как ученик и последователь, Асдис – как талантливая ведьма, перенявшая многое от своей матери, Астрид – как принцесса, которая ради собственного благополучия убьет хоть всех мужей королевства вместе взятых, Ранхильд – как женщина, которая много лет хранила его тайну и близка ему по духу, Асхильд – как благочестивая принцесса, чьи мотивы ему не близки, как и ее жертвенность, но которые он прекрасно понимает. Он вряд ли будет открыто вступаться за них и демонстрировать свою лояльность прежней династии королей, но совершенно точно не даст их в обиду, даже если сделает выбор в пользу династии узурпатора.
* У Бьорна нет законной жены и детей, но вполне могут быть любовницы и бастарды, которых он тайно обеспечивает и содержит.
* Многие жрецы и колдуны знают, что Бьорн практикует черную магию и очень силен в ней, но об этом не говорят и на людях он никогда не демонстрирует свои таланты из этой области. Магия же привычного свойства, созидательная, ему недоступна за редкими исключениями.

+2

3

Robert Galbraith, 30 y.o.
Офир | Королевский гвардеец | Друг и сослуживец
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
http://sd.uploads.ru/PLkwm.jpg
[Rupert Young (Merlin)]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Роберт Гэлбрейт – старший сын графа Честертона, чьи владения находятся на северо-востоке Офира. Потерял своего отца и беременную жену в результате заговора, устроенного младшим сводным братом, решившего путем избавления от родственников завладеть титулом, и поддержанного его матерью – второй женой графа.
В результате заговора сам Роберт был тяжело ранен. Ему помогли жители одной лесной деревушки, а деревенская знахарка поставила его на ноги, позволив не оставить злодейство безнаказанным.
Найдя поддержку среди своих вассалов, Роберт сумел одолеть своего брата-предателя, убив того в поединке, а свою мачеху сослал в один из монастырей Святой Катарины.
Однако оставаться и дальше в замке, где все напоминало о случившейся трагедии, не смог. Отказавшись от титула в пользу дальней родни, он отправился на королевскую службу, став сперва рыцарем при королевском дворе, а позже своими заслугами и умениями проложив себе путь в королевскую гвардию.

Как человек много переживший, мудр не по годам, никогда не судит о людях по первому впечатлению и в глубине души считает,  что многие благие поступки совершаются отнюдь не из благих намерений.
Как человек много потерявший, не слишком ценит свою жизнь, а потому готов отправиться даже в бездну, если того потребует его долг перед короной. Но при этом отнюдь не безрассуден, а сдержан и хладнокровен, и привык дважды думать, прежде чем действовать.
Не чужд обычных человеческих удовольствий, с женщинами ведет себя сдержано, с благородными женщинами еще и учтиво. 
Свободно владеет языками всех трех королевств. Исповедует Старую веру.

Появился в гвардии примерно в то же время, что и Гаррет, что, возможно, и стало причиной начала их приятельских отношений. В настоящий момент они являются близкими друзьями, вместе побывавшими во многих переделках и готовых доверить друг другу и свою жизнь, и свои тайны (если таковые, вдруг, появятся).

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Поскольку персонаж уже упоминался в некоторых отыгрышах, то имя, фамилия, вероисповедание и знание языков смене не подлежат. Остальное не принципиально, но хотелось бы сохранить заявленный образ: персонажа, пережившего предательство близкого человека и своими руками убившего предателя. А уж куда этот персонаж разовьется – решать вам. Может быть, Роберт обретет новую любовь и веру в людей, а может быть, напротив, разочаруется в них окончательно.
От себя обещаю быть верным товарищем и спутником, как при исполнении королевских заданий, так и во время гвардейского досуга.

Отредактировано Garreth Osborne (2018-04-25 19:07:45)

+1

4

William Scarlet, 27 y.o.
Офир | Королевский гвардеец | Друг и сослуживец
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
http://sd.uploads.ru/4ewbg.jpg[Eoin Macken (Merlin)]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Неизвестно кем были его родители, потому что первые его детские воспоминания связаны с сиротским приютом при монастыре, расположенном недалеко от столицы. В том же монастыре прошли первые десять лет его жизни, пока он не надумал сбежать, выбравшись в столицу с монастырским обозом и забыв вернуться обратно.
Еще пару лет промышлял воровством и попрошайничеством на столичных улицах, пока не был пойман городской стражей.
Один из стражников, которого боги награждали исключительно дочерями,  пожалел мальчишку, забрал к себе и сделал его своим приемным сыном и учеником.
Но стать городским стражником Уильяму не пришлось – помешал скандал с кузнецкой дочерью, которая оказалась беременна и назвала отцом своего будущего ребенка именно его.
Сбежав из столицы от греха подальше, пока не женили, Уильям стал жить тем, чем умел - мечом. Нанимался в охрану торговых обозов, примыкал к вооруженным отрядам, пока несколько лет назад до него не дошли слухи о смерти его приемного отца и бедственном положении  вдовы и дочерей того.
Вернувшись в Этринг, Уильям угодил как раз к устроенному королем турниру для отбора лучших воинов в королевскую гвардию. И выиграл его, став гвардейцем на службе у короля, что позволило ему обеспечить безбедное существование своей приемной семьи.

Если коротко, то предпочтения Уильяма по жизни можно охарактеризовать как «выпить, подраться, провести время с женщинами».
Он жизнерадостен, беззаботен, привык не думать о завтрашнем дне, живя исключительно сегодняшним, и даже в самой безвыходной ситуации надеется на лучшее. Впрочем, подобная беззаботность не делает его безответственным, а потому к своим обязанностям гвардейца он относится со всей серьезностью, на которую способен.
Как человек, выросший в монастыре, исповедует веру в Единого бога, но при этом не является особо религиозным.
Свою фамилию Скарлет придумал сам, услышав от одного из охраняемых им торговцев, что так называется оттенок красного цвета близкий к цвету крови. 

В гвардию пришел уже после Гаррета. Благодаря своей жизнерадостности имеет множество приятелей, знакомых и знакомых знакомых, но настоящих друзей у него всего двое. И за них он готов в огонь и в воду, как, впрочем, и они за него, например, покрывая его очередную интрижку с замужней леди.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Поскольку персонаж уже упоминался в некоторых отыгрышах, имя и фамилия смене не подлежат. Внешность и точное соблюдение деталей описания не принципиальны, но хотелось бы сохранить образ, сделав персонажа отчаянным, готовым на рискованные и, порой, необдуманные поступки, но в тоже время верным товарищем и отличным солдатом.
От себя обещаю готовность совместно впутываться в неприятности, пусть и с ворчанием, а также совместные попойки и совместное выполнение королевских заданий.

Отредактировано Garreth Osborne (2018-04-25 19:07:00)

+1

5

Bjarki Skjöldung, 32 y.o.
Солин | Хирдман, глава дворцовой стражи | Преданный сторонник династии Ловдунгов
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
https://78.media.tumblr.com/74de89265ff34f650e41507122cf7ea7/tumblr_odj0ngl8JY1sev94ho7_r1_500.gif [Chris Hemsworth]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Бьярки служит Ловдунгам всю свою сознательную жизнь и считает это верным, хотя их и именовали мятежниками все тридцать лет войны, ненавидели и проклинали до тех самых пор, пока в сентябре 1211 года, Эйрик Ловдунг не победил Асбьорна Вёльсунга и не сел на трон. Отец Бьярки тоже служил Ловдунгам и пал на войне против Вёльсунгов. Как и братья Бьярки, его дядя, его дед и его прадед. Они всегда сохраняли лояльность только одной династии, только их считали правыми, только их желали видеть на троне. В некотором смысле, у Бьярки не было выбора, потому что его отец был ближайшим сторонником Эйрика Ловдунга, а сам мужчина был приближенным кронприца Эйнара, прикрывал его спину во всех сражениях и отнял много жизней врагов с его именем на губах.
Бьярки не помнит себя без войны. Когда-то он был мальчишкой, когда-то он был юношей, когда-то он не держал в руках меч, но было это так давно и так недолго, что он уже и не помнит. Он помнит все победы армии Ловдунгов, помнит, как срывал знамена короля Асбьорна в сентябре 1211, когда их армия взяла столицу и замок прежнего короля, помнит, как увидел Эйрика I на троне и помнит, как одним из первых присягнул новому королю. Он так долго этого ждал. Его отец и дядя так долго этого ждали, его братья, соратники и друзья. Все, кого он потерял в этой войне.
Эйрик I был щедр в отношении верных своих сторонников и Бьярки исключением не стал. Он происходил из знатного рода, давно известного в Солине и мог бы получить (да и до сих пор может) графство в управление, а быть может, и герцогство и он часто обещает себе, что так оно и будет, когда мятежи по всей стране утихнут, когда король Эйнар, сменивший на троне своего отца, будет править в мире и спокойствие, когда династия Ловдунгов будет процветать, а Солин войдет в эпоху мира и благополучия. До сих пор же этого не случилось, потому что Север и по сей день раздираем войной и противоречиями. Вдова бывшего короля бежала из замка с его наследником и собирает сторонников, мятежи то и дело вспыхивают то тут, то там и Бьярки среди первых вызывается в отряды, которые отправляют с тем, чтобы эти мятежи подавить. Он близок к королю и всей королевской семье, он верен им до мозга костей и никогда их не предаст. Он один из тех, кто считает принцесс прежнего короля лишними во дворце и не понимает, почему бы просто не перерезать им глотки и не бросить в канаву. Тем паче – он не понимает, почему Эйнар женился на старшей дочери Вельсунгов и посадил ее на трон подле самого себя. Да, Бьярки все еще хранит ненависть ко всем Вельсунгам, даже к неповинным ни в чем девушкам. Да, Бьярки сам всадит им кинжал в сердце, если в этом будет необходимость. Да, Бьярки не политик, но воин. Самый верный, самый сильный, самый преданный, готовый голыми руками ломать шеи своим врагам. И если династии Ловдунгов вновь будет угрожать опасность, он положит свою жизнь на то, чтобы защитить их от нее.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
* Война забрала у Бьярки всех самых близких людей, он это помнит, как помнит и тех, кто повинен в смерти родных. Вельсунги вызывают у него лишь презрение и отвращение, ненависть и злость, но мужчина контролирует себя достаточно, чтобы выказывать почтение и королеве, и принцессам и молчать о том, что он думает на самом деле;
* Должность Бьярки при дворе хоть и почетная, но больше формальная. Большую часть времени он проводит в битвах с мятежниками и в сопровождении короля Эйнара, потому что на войне и в опасных ситуациях он гораздо нужнее, чем в попытках предотвратить дворцовые интриги и происшествия;
* Личную жизнь мы полностью оставляем на ваше усмотрение. У Бьярки вполне может быть жена и дети, которых он, например, стремится держать подальше от себя, не желая подвергать опасности;
* В вечном противостоянии меча и магии Бьярки на стороне меча всецело и безоговорочно. Он брезгует колдовскими побрякушками, а магию считает оружием трусов и женщин;
* Мужчина на очень хорошем счету у династии Ловдунгов и во дворце. Он никогда ни о чем не просит, но если попросит, отказ получит едва ли;

+1

6

Arnar Kónguló, 33 года
Солин | Член тайной службы короля | Уже много лет успешно изображает одного из придворных жрецов
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
http://swathfansite.weebly.com/uploads/7/0/5/2/7052651/931985863.jpg?592[Sam Claflin]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Что о тебе знают? Знает ли о тебе вообще кто-нибудь хоть что-то? Что-то о твоем прошлом, что-то о твоем настоящем? О том, кто ты есть на самом деле? Что стоит за именем «Арнар Паук» и кому ты служишь в действительности? Богам, королю, или одному лишь себе? На эти вопросы не ответить никто, потому что любой при дворе вспомнит о тебе, если спросить, ведь ты уже десять лет служишь придворным жрецом, один из многих безликих и безымянных. Но никто из них не сможет сказать о тебе ничего, кроме твоего имени, которое, с большой долей вероятности, и то вымышленное.

Ты родился в семье крестьянина. Отец тебя бил, пил, а остальное время работал и в очередной своей попойке сцепился с городской стражей и сгинул навсегда. Мать твоя то ли ушла из дома много лет назад, то ли умерла в родах, но ты ее не знал и не помнил. К счастью для вас обоих. Вариантов у тебя было немного: умереть с голоду, или начать воровать. Ты отдал предпочтение последнему, вскоре попался и оказался под крылом столичной бандитской шайки, которая вскоре научила тебя ловкости рук, лжи, притворству, взлому замков и обращению с оружием. Продлилось это не так уж долго, потому что в шесть лет в тебе пробудился колдовской дар, а уже в восемь, когда стало очевидным, что просто игнорировать его не удастся, тебя отвели в столичный же храм, потому что оставлять тебя среди твоих бывших друзей было слишком опасно.

Обучение колдовству ты начал поздно, к тому же использовал его, чтобы еще эффективнее обворовывать случайных зевак. Сколько воспитательных побоев тебе пришлось стерпеть от жрецов, и сколько тяжелой и грязной работы ты выполнил, прежде чем понял, что колдовство может дать тебе очень многое, сказать сложно. Но учеником ты был способным и наверстывал упущенное достаточно быстро. Идти тебе все равно было некуда, а в храме давали спальное место, неплохо кормили, учили грамоте и магическим фокусам, которые в будущем сделают из тебя первоклассного шпиона.

Ты прошел полный курс обучения при храме и весьма преуспел в магическом искусстве, вопреки ожиданиям, держась как можно дальше от черного колдовства, за которое недолго было оказаться на костре. Получил метку посвящения Хамару, но в храме предпочел не оставаться, полагая, что сытой жизни в роли жреца тебе не видать. В этом был смысл, а потому столицу ты покинул и отправился путешествовать по Солину.

Следовало признать, что путешествие это было полно опасностей, потому что в стране уже долгие десятилетия шла гражданская война. Король Асбьорн I из дома Вельсунгов бился в Эйриком из дома Ловдунгов за право сохранить свой трон. Последний считался мятежником и мерзавцем и, конечно, именно он притянул к себе путника, который оказался жрецом. Колдуны на войне, как известно, лишними не бывали, а знакомство с Эйриком и солидная сумма денежных средств убедили тебя в том, что стоит подзадержаться в его лагере. На стороне Вельсунгов играли серьезные колдуны и ведьмы, а потому Эйрик нуждался в защите. И ты мог ему ее предоставить. Впрочем, сидеть на месте тебе не хотелось, равно как и рваться в бой, хотя в лагере будущего короля ты успел многому обучиться. В твоей сути и натуре было действовать из-за спины, из тени, давало знать воспитание в шайке бандитов, а потому ты искал себя отнюдь не в колдовстве и жречестве, но в умении собирать и передавать информацию нужным людям. Это получалось у тебя прекрасно и в скором времени в лагере Эйрика были раскрыты несколько шпионов и потенциальных дизертиров, а затем еще, еще и еще на протяжении года. Это было достаточно убедительным аргументом для того, чтобы послать тебя на задание, с которого, как полагали, невозможно вернуться живым.

Шпион при дворе Асбьорна был оттого невозможной фигурой, что в этот двор практически невозможно было попасть. К счастью для тебя, жрец, обучавший в главном храме, подсобил в этом непростом деле и вскоре ты вошел в число многочисленных придворных жрецов. Место было тихое, подходящее и достаточно значимое, чтобы собирать информацию и переправлять ее Эйрику. По началу было сложно, не хватало своих источников информации и тех, кто будет помогать доставлять узнанное в стан врага, но со временем контакты наладились. Говорят, что во многом именно благодаря тебе Эйрик выжил, победил Асбьорна в битве 9 сентября 1211 года и сел на трон. Конечно, не забыв озолотить тебя за закрытыми дверями.

Кто ты ныне? Арнар Паук. Придворный жрец его Величества, короля Эйнара I, сына почившего короля Эйрика. Член его тайной службы. Шпион, которому должно выявить всех предателей при дворе, всех служащих и собачонок Вельсунгов с тем, чтобы отправить их прямиком в царство Богини смерти – Эйдинг. Но прежде всего прочего, узнать, умер ли король своей собственной смертью, или нашелся тот, кто посмел ему помочь.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
* Концепт весьма общий и мы на нем не настаиваем. Если вы захотите поменять часть биографии и поиграть фактами, мы будем не против. Нам просто нужен человек на стороне Ловдунгов, который был бы достаточно ловким, умным и хитрым, чтобы выполнять свою роль шпиона и прикрывать спину Его Величества из тени;
* Арнар не только шпион, но и колдун. Он – один из тех, кто ставит защиты на Эйнара и следит за тем, чтобы его не коснулось ни одно вредоносное колдовство;
* Личные и семейные отношения полностью на ваше усмотрение;
* Возраст и имя можно сменить, а внешность, по возможности, хотелось бы оставить, хотя тоже можно обсудить, если совсем не зайдет;

0

7

Snjolfr Dögling, 29 y.o.
Солин | Хирдман, личный страж принцессы Аслоуг из дома Вёльсунгов | Младший брат
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
https://image.ibb.co/dKYroS/Z_1.gif  https://image.ibb.co/hgwBoS/Z_2.gif[Jordan Patrick Smith]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Маленьким мальчикам нравится играть в войну. Деревянные мечи хоть и оставляют синяки да ссадины, но не отрубают руки, а радость победы в учебном бою, пока не прочувствовал бой настоящий, не менее сильна.
Сньольв Дёглинг не стал исключением. Да и был ли у него выбор? Владения его отца были столь суровы, что слабые и глупые не находили в них ничего, кроме Смерти. Ничего, кроме врат в царство Великой Эйдинг, почитаемой здесь более прочих.
В раннем детстве судьба его казалась наиболее неопределенной среди всех детей Модольва и Сигвейг Снежноволосой.

- А можно я на войну?
- Нет, ты слишком мал.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Боги не дозволили Сньольву родиться раньше брата и не одарили магией подобно сестре. В его распоряжение достались только две руки, две ноги и буйный нрав под стать воинственным родителем. Остров Улвенс же был так мал, что делить его на баронства не имело смысла. Кем бы тогда стал младший Дёглинг? Правителем одной деревни?
Тем более, со временем становилось всё очевиднее, что фрайхер из него вышел бы некудышный. Сердце его не лежало ни к политике, ни к наукам, хотя он занимался столь прилежно, насколько хватало терпения. И неизменно расцветал, когда речь заходила о войнах, или в его руках, наконец, оказывался меч или лук.
Наблюдая за тренировками сына с крепостной стены, Модольв не без гордости пророчил ему будущее великого воина. Особенно после встречи его отпрысков с голодным волком весной 1195 года, когда старшие дети восторженно рассказывали об исключительной храбрости Сньольва, порывавшегося вступить в схватку со зверем вопреки их запретам. В качестве поощрения он получил клык и коготь, оправленные в серебро, чему был рад безмерно, хотя и понимал, что его заслуги в победе над волком нет.
   

- А можно я на войну?
- Я уж боялся, что ты не спросишь.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

К четырнадцати годам он уже со всей ясностью видел свой жизненный путь и не сомневался, что война - единственный доступный ему способ сделать имя и, возможно, получить немного собственной земли. Поэтому и к обязанностям оруженосца отца Сньольв относился крайне серьёзно, быстро оттеснив старшего брата на второе место.
Он с нетерпением ждал свой первый большой поход, и судьба предоставила ему шанс в семнадцать. Призыв Асбьорна Воителя - это уже не скучная охрана драккаров с редкими прибрежными стычками. Это возможность заявить о себе, которую Дёглинг собирался использовать с максимальной выгодой, показав и Богам, и короне, чего он стоит. Однако он совершенно не ожидал получить от Шестерых столь много.
Сестра, сопровождавшая графское войско как жрица и лекарь, не могла отпустить родных в бой без колдовской защиты, использовав едва ли не весь арсенал известных ей зачарований и благословений, подключив и знакомого служителя Херьяна для верности. Сньольв оказался особенно восприимчив к некоторым из них - берсерком -, и вместе с желанной славой ему достались опасения, подозрения и гнусные сплетни. Особо завистливые шептались, что он одержим духами, а сестра его - чёрная ведьма.
Собранные позже по ходатайству взбешенных слухами отца и самих подозреваемых жрецы считали иначе, и перешептывания за спиной Дёглингов постепенно сошли на нет.
 

- А можно я c Мьёлль?
- Но я же не на войну.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Поход на континент произвел на юношу неизгладимое впечатление и дело было не столько в ужасах войны, предсказуемо оказавшейся грязнее, ужаснее и приземленнее, чем воспевают барды, а в столкновении с другими людьми. С другой природой, с другим укладом жизни.
Будучи от природы человеком весьма любопытным, Сньольв впервые добровольно берется за книги по возвращении домой. И чем больше читает, тем больше жаждет увидеть собственными глазами. Поэтому, когда Мьёлль заявляет, что желает отправиться странствовать по континенту, Дёглинг убеждает родителя, что старшей сестрице не помешает защитник.
Последовавшие за этим решением шесть лет - бесконечная дорога, сблизившая своими тяготами брата и сестру почти как в детстве, до ухода Мьёлль в магию с головой. В своём путешествии они не сорили деньгами, не кичились пусть маленьким, но всё-таки титулом, и выживали так, как умели. Брались за любую работу, не чураясь и не брезгуя. За возможность переночевать у огня и под крышей по мере сил помогали и тем, кому платить было нечем.
Сньольву нравилась такая жизнь и единственное, о чём он впоследствии жалел - что они так и не добрались до Эль-Амида, о котором слышали столько баек.

- А можно я на войну?
- Нет. Повторяй вилки.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Возвращение домой предсказуемо стало возвращением на войну двух династий. Сньольв принимал это как данность и вновь надеялся попасть в поле зрения короля. На сей раз небезосновательно, ведь странствия принесли ему не только знания, но и известность среди жителей Солина. Правда первой место при дворе было предложено кронпринцем Эйнаром одной лишь Мьёлль и неизвестно, как сложилась бы судьба хирдмана, не будь семейные узы Дёглингов столь прочны.
Жизнь во дворце сулила большие перспективы, становившиеся всё радужнее по мере того, как за исключительными боевыми навыками окружающие разглядывали недюжинный ум и острое чутье. Однако среди придворных Сньольв всё равно оставался белой вороной или попросту дикарём.
Он часто сознательно игнорировал придворный этикет в части глупых поклонов, витиеватых речей и напускной важности. С трудом сдерживал эмоции и временами неприлично хохотал посреди якобы умной речи какого-нибудь вельможи. Это отталкивало непривычную к подобной бытовой прямолинейности столичную знать, а потому многим из них и в голову не приходило, что Дёглинг получил прекрасное образование, а вовсе не самородок из глубинки.
Зато солдаты, с которыми он сражался бок о бок во имя Вёльсунгов прекрасно знали, что он умеет красиво писать без ошибок, читать с выражением, знаком с классической литературой, а труды военачальников прошлого знает едва ли не наизусть. Особенно высоко они ценили его красноречие, раз за разом прося рассказать о дальних землях во время привалов.

- А можно я на войну?
- Нет. Ты лошадка.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Визит в столицу спустя почти год после падения Вёльсунгов, свидетем которому Сньольв не стал по воле отца, и клятва верности новому королю в июне 1212 года стали необходимостью, как бы не презирал он этого человека. Как и предложение своих услуг вслед за сестрой.
Эйрик I был достаточно умен и искусен в военном деле, чтобы оценить способности младшего Дёглинга и признать, что слава его - не пустой звук. Он не был брошен в темницу, отправлен чистить конюшни, но ничего действительно достойного хирдману не поручали, памятуя о верности его дома павшей династии Вёльсунгов. Один из многих в дворцовой страже, всегда отосланный настолько далеко от короля, принцессы Асхильд и даже собственный сестры, насколько позволяли размеры крепости.
Всё якобы изменилось с возвращением младшей из Вёльсунгов в столицу. Пятилетняя Аслоуг со стороны казалась милым ребенком, но Сньольв и представить не мог, что Эйрик I решит разжаловать воина в няньки. К тому же был твёрдо уверен, что рядом с юной принцессой должен находиться кто-то более изысканный и не раздражающий двор одним своим присутствием.
Правда озорная девчонка быстро покорила его, без спросу приобщив к своим шалостям. Любящий хорошо повеселиться, живой и подвижный Дёглинг просто решил, что если ситуацию нельзя изменить, то нужно хотя бы получать от неё удовольствие.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
♦ Семья Дёглингов очень дружна. Между братьями есть некоторое соперничество, но это скорее игра, чем реальное противостояние. Стать лендрманом вместо брата Сньольв никогда не помышлял. Более того, Дёглинги - это сплоченная команда, где каждый знает сильные и слабые стороны участников и играет свою роль, ради общей цели.
♦ Умелый воин, талантливый тактик и стратег, которому при Вёльсунгах прочили место большого военачальника в будущем. Поэтому Сньольв крайне недоволен своей нынешней ролью, что, впрочем, не мешает ему ответственно относиться к новой службе. За младшую Вёльсунг он без колебаний отдаст жизнь, если потребуется, ведь в первую очередь Аслоуг - ребенок и женщина, а уж потом Вёльсунг.
♦ Подобно сестре и старшему брату радеет скорее за благополучие Солина в целом, чем за конкретную династию, хотя и симпатизирует Вёльсунгам. В частности Асхильд, не бежайше трусливо после падения династии. Возлагает большие надежды на её союз с Эйнаром Ловдунгом, не ставя на том клеймо только из-за принадлежности к роду мятежников. Хотя отца его, короля Эйрика I, считал узурпатором и властолюбивым ублюдком, окончательно развалившим страну.
♦ В отличие от многих воинов не презирает магию, к колдунам относится с большим уважением, на примере сестры и многочисленных знакомых жрецов видя, на что те способны.

Совместно с  Asloug Vǫlsung

Отредактировано Mjöll Dögling (2018-03-07 12:18:33)

+2

8

RAGNAR FORNJOT, 30 y.o
Солин | Граф Нордхейм, сотник, близкий друг короля | Супруг
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
https://78.media.tumblr.com/056e42f884d0d4751ded8b78ef1bd08b/tumblr_ohep04HoRo1snykouo2_250.gif  https://78.media.tumblr.com/7d961f3d330e8356f8e85e4e4f46c1b1/tumblr_ohep04HoRo1snykouo8_250.gif[Travis Fimmel]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
В период тридцатилетнего конфликта между двумя династиями, сражающимися за трон Солина – Ловдунгами и Вельсунгами, рождалось множество детей, которым суждено было вырасти на войне и всю свою жизнь посвятить ей, не жалея ни сил, ни собственных жизней, ни ресурсов. Рагнару довелось стать одним из таких детей, рожденным в самом начале кровопролитного противостояния, которое растянется на три долгих десятилетия. Его отец – 23 граф Нордхейм поддержал притязания молодого Эйрика Ловдунга на трон Солина почти сразу после начала войны, однако, демонстрировать это явно и открыто он не спешил. Герцог, чьим вассалом он являлся, был верен короне и если бы отец Рагнара поддержал мятежника открыто, ему самому пришлось бы бежать, оставив родовые земли, если бы он вообще успел это сделать. По этой причине, следующие десять лет граф Нордхейм поддерживал Эйрика тайно, как делали это многие представители знати. Он охотно отправлял Эйрику деньги, провиант, но что гораздо важнее – информацию, столь бесценную в военное время.
Граф Нордхейм был женат и, как полагали, счастлив в браке. Его жена была молода, послушна и плодовита, а потому родила семь детей. У Рагнара был старший брат и старшая сестра, но оба они умерли еще до его рождения. Четверо младших же, включая самого мужчину, выжили, чтобы в будущем пополнить ряды армии Ловдунгов, как полагал их отец, хорошо понимающий, что сидеть в высоких стенах собственного замка вечно он не сможет. Впрочем, он делал все возможное, чтобы мир для его дома продлился как можно дольше. С королем Эйриком он состоял в хороших отношениях, но был достаточно осторожен, чтобы вести переписку только шифром, встречаться с ним только под покровом ночи в домах надежных людей и принимать его детей в стенах своего замка только так, чтобы никто даже подумать не смел, чьи именно эти дети. Именно в таких визитах, которые в силу войны, не были редкостью, Рагнар познакомился с Эйнаром и Хильмаром Ловдунгами – сыновьями Эйрика. Младшие братья мальчика были слишком малы, чтобы с ними играть, а с сестрами ему было не интересно, так что, совершенно не удивительно, что Рагнар быстро подружился и сделал частью своих забав двух Ловдунгов. С Эйнаром, который был старшим из двух сыновей Эйрика, он сошелся достаточно быстро и достаточно тесно, чтобы позднее называть его своим братом. С Хильмаром же дело обстояло гораздо сложнее, в том числе и потому что он был младше Рагнара на пять лет и казался ему ребенком, недостойным игр взрослых, к коим относил себя и старшего Ловдунга. Как ни странно, именно такие отношения Форньот пронесет через все годы, которые проведет рядом с двумя сыновьями Эйрика. Он всегда будет считать Эйнара своим братом, а Хильмара – несмышленым агрессивным ребенком, за драки с которым уже в подростковом возрасте они оба будут получать хворостиной.
Годы шли, война не прекращалась. Король Асбьорн Вельсунг был уважаем и любим в народе и среди знати, а потому трон был под ним очень и очень прочен и сместить его с этого трона было нелегко. Но по мере того, как война затягивалась, переставали иметь значение стороны, переставали иметь значение принципы, потому что страна стонала под гнетом кровавых сражений, вытоптанных полей, болезней и периодического голода. Большинство желали одного: чтобы война поскорее завершилась. В Солине не было того, кто не потерял бы на этой войне своих близких, а страна уже давно кишела предателями на обеих сторонах и даже самые стойкие сторонники Вельсунгов и Ловдунгов начали покупаться и продаваться за золото, провиант и гарантию лучшей жизни. Впрочем, отец Рагнара таковым не стал, все еще придерживаясь стороны Эйрика и верный ему. Граф Нордхейма оказался одним из немногих, кому удавалось скрывать свою истинную лояльность так долго. Его не подозревали никогда и говорили, что тому причиной было змеиное коварство его жены. Так ли это? Рагнар не взялся бы судить о своей матери, считая ее умной женщиной, но далекой от политики и войны. Сам он вспоминает это время с неприязнью, потому что ему хотелось сражаться, ему хотелось выступить на стороне Эйрика. И он не раз делал это в полном одиночестве в обход прямых приказов своего отца, который боялся потерять наследника, равно как и боялся, что он будет узнан в бою. К счастью для всех, мать Рагнара владела колдовством и надежно укрывала единственного сына как от смерти, так и от возможного разоблачения.
23 граф Нордхейма скончался в своей постели в окружении жены и детей, когда Рагнару был двадцать один год. Мужчина принял на свои плечи бремя графского титула и земель отца, но придерживаться его политики не захотел и не стал: он отказался приносить вассальную клятву герцогу, заявил, что истинный король – Эйрик из дома Ловдунгов и лишь ему одному присягнет на верность. К этому времени мать, братья и сестры, дети, женщины и старики главной крепости Нордхейма были отправлены в лагерь Ловдунгов, а их армия собиралась в графстве от того стратегически важном, что именно на его территории велась добыча ценных ископаемых и имелся такой бесценный ресурс, как лучшие скакуны во всем королевстве. Объединенная армия Ловдунгов и Форньотов смогла победить в следующих нескольких сражениях и удерживать графство почти четыре года, пока король Асбьорн не отбил его.
В награду за свою отчаянную смелость и верность Ловдунгам, Рагнар получил не только почет, славу и поддержку, но и возможность породниться с династией, которую чтил. Так Рагнар получил в жены Торбьорг из дома Ловдунгов – племянницу Эйрика и кузину Хильмара с Эйнаром. О необходимости брака он задумывался давно и прекрасно знал, что должен обеспечить свой род наследниками, а потому такой щедрый дар пришелся весьма кстати. Торбьорг было всего шестнадцать, но она была хорошо образована, спокойна, совсем не глупа и обладала навыками, которые в военное время не чтились, но которые пригодятся многим позже: она была безупречно воспитана своей матерью, что служила фрейлиной у королевы Офира, она смыслила в придворных интригах и знала придворный этикет так, будто сама родилась принцессой. Брак их оказался удачным, хотя и был заключен по расчету. Рагнар, быть может, впервые понял, какое значение его мать играла в жизни его отца и научился ценить жену, ее ненавязчивые советы и ее неизменную поддержку. За время брака она родила четверых детей: близнецов Раннвейг и Рагвальда, Ранхильд, а затем Магнуса.
Ловдунги одержали решающую победу в сражении 9 сентября 1212 года и Рагнар был тем, кто вместе с ними вошел в покоренную столицу, которую уже успела покинуть королевская семья. Эйфория захлестывала их всех и его самого, но тогда еще мало кому было ясно, что завоевать трон – лишь треть победы и главной проблемой останется его удержать.
Мятежи вспыхивали повсеместно. Первое время весь Солин был похож на один гигантский мятеж и сложно сказать, сколько из них Рагнар подавил лично. Он был близок к королевской семье, бился с ними плечом к плечу и совершенно не удивительно, что он получал доверие и почести, которые другим и не снились. Так Рагнар был восстановлен в правах на свое графство, стал полководцем короля Эйрика, который ел с ним и с его семьей за одним столом. И все же, мужчина рассчитывал на большее, положив взгляд на герцогство Блодуг между Офиром и Брейвайном, уверенный в том, что станет его ярлом, как только мятежи закончатся. Увы, это ярлство ушло в руки давнего соперника Рагнара – Хильмара Ловдунга, с которым они не любили друг друга с детства, что, безусловно, обострило их неприязнь.
С момента победы прошел год. Король Эйрик пал от болезни, на престол взошел принц Эйнар, служить которому, Рагнар считал честью. Что, впрочем, не отменяло его личных амбиций относительно получения более высокого титула и более значимого места при дворе нового короля. Многим в Солине кажется, что места выше уже не найти, покуда Рагнар является родственником Ловдунгам, другом Эйнару и мужем его кузине. Но сам Рагнар знает, что подняться выше всегда есть куда. И недостижима для него лишь солинская корона, которую он, пожалуй, никогда и не желал, будучи самым верным и преданным сторонником нового короля.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
* Внешность, имя, фамилия – все обсуждаемо, как и некоторые детали биографии;
* Рагнар амбициозен, умен, силен и верен короне без каких-либо оговорок. Он – не мятежник и даже не потенциальный мятежник. Он просто хочет получить большего, продвинуться по феодальной лестнице, но в рамках допустимого;
* Ему не свойственна подлость, коварство и интриги, но по счастью, для этого у него есть жена, обладающая достаточной степенью женского ума, чтобы делать свое дело тихо, незаметно и на пользу мужу и своей семье;
* С королем Эйнаром Рагнара связывают тесные дружеские и соратнические отношения. Рагнар почитает Эйнара не только за короля, но и за брата и они действительно через многое прошли совместно.

Отредактировано Þorbjörg Lovdung (2018-03-16 16:53:47)

+1

9

Sylvestre Fortegnac, 55-60
Брейвайн| Архиепископ|
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/64/1f/d1/641fd18369910ab450f68c7efe093fe1.gif[Peter Capaldi]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
— Это королева. Она ходит как угодно.
— Кому, простите, угодно?
— Тому, кто играет.

Жизненный путь архиепископа можно назвать вполне типичным. Младший сын герцога Арманьяка, для которого отец избрал духовную карьеру, он с раннего детства посвящал себя учению, чтению книг, позже - беседами и перепиской с ведущими богословами в Брейвайне и Офире. Науки давались ему легко, и Сильвестр никогда не высказывал недовольства своей судьбой, а судьба никогда не высказывала недовольства им, так что восхождение по иерархической лестнице было весьма быстрым, и уже к тридцати милостью герцога, которым к тому времени стал его старший брат, он был назначен епископом Арманьяка. За годы в этом сане авторитет и власть церкви в герцогстве выросли в разы. Сильвестр привечал храмовников, вел борьбу с ересями и колдовством, писал трактаты,способствовал канонизации соотечественников, выступал за установление четких рамок богословского канона и отделение его от апокрифов. Но амбиции его простирались несколько дальше, и епископ продолжал работать не покладая рук, одновременно прилагая все необходимые усилия для того, чтобы его таланты не обошли внимание главы церкви и королевства. И тот заметил его заслуги, в особенности, тот факт, что именно от монастырей и приходов Арманьяка казна всегда получала прибыль в полном объеме. Король Хлотарь отметил заслуги Сильвестра, в 1200 году возведя его в сан архиепископа, а годом позже - первого министра Брейвайна. И не прогадал.
Фортеньяк чувствовал себя в политике как рыба в воде, был отличным советником как в делах церковных, так и в светских. Увы, король слушал канцлера не всегда. Так, не сумев преодолеть традицию, он не осмелился изменит очередь наследования, оставив после своей смерти на троне старшего сына, который моментально назначил советником и вторым архиепископом своего друга детства, не считаясь с тем, что Артуа тогда едва исполнилось тридцать, и, как следствие, всего за три года правления уже успел утвердиться в глазах подданных как слабый и никчемный король.
Собственно, именно эту ошибку старого короля Сильвестр пытается исправить. Не в открытой борьбе, разумеется, архиепископ достаточно умен, чтобы таскать каштаны из огня чужими руками, подталкивая других к нужным действиям и шаг за шагом приближая страну к благоденствию под рукой правильного короля, за высоким троном которого, несомненно, будет стоять правильный министр.
Как ни странно, архиепископ Фортеньяк - истинный патриот Брейвайна и своего родного прибрежного герцогства. Его забота - это, в первую очередь, забота о благополучии страны и немного своем собственном, он уверен, что только сам точно знает, что именно для этого нужно и не погнушается никакими методами, чтобы достичь результата. Что касается его отношений с религией, то в начале своей карьеры он искренне верил в Единого, потом разуверился, сейчас, вероятно, не знает, что и думать. Обеты, которые он принял в юношестве, не позволяют переусердствовать в земных благах, однако он не считает нужным отказывать себе в приятных мелочах. Насколько эти мелочи мелкие - решать ему.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Сейчас, когда Брейвайн лишился одного из архиепископов, Фортеньяк не спешит всеми силами продвигать своего ставленика. Вместо этого он осторожно подливает масло в огонь споров насчет достойного кандидата, в то же время продолжая единолично держать в руках бразды правления церковью. Возможно, в дальнейшем захочет закрепить этот статус.
.
Архиепископ - дядя герцогини Колиньяр, мой крестный, исповедник королевы. Я жду любителя поиграть политику. Для начала предлагаю считать, что вам выгоднее всего посадить на трон меня, но предполагаю и вариант, что в ходе игры может что-то измениться. В курс дел введу, все объясню, с племянницей вас познакомлю.

Отредактировано Philippe Blois (2018-08-13 16:18:48)

+4

10

Baldr Bjornsson, 38 y.o.
Солин | Глава ульфхеднеров (королевской гвардии)
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
https://78.media.tumblr.com/dfb750b1f473fbdff5062352422c99b6/tumblr_o47mdk9MKl1s7xoeto2_250.gif  https://78.media.tumblr.com/a689080615a8e8cfc3e2febabd74b8c9/tumblr_o47mdk9MKl1s7xoeto1_250.gif[Peter Franzén]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
В Солине нет ни одной семьи, которой не коснулась бы гражданская война, продлившаяся три десятка лет между правящей династией Вельсунгов и династией мятежников – Ловдунгов. История Бальдра тоже началась с этой войны с небольшой оговоркой: у него нет никакой семьи, потому что кровопролитие длившееся тридцать лет забрало ее целиком, оставив лишь зияющие дыры на сердце, душе и разуме. Да и они, со временем, стали беспокоить все меньше и, казалось, затянулись. Лишь в ноябрьские ночи, когда северный ветер задувает в окно и просачивается меж щелей, в груди Бальдра все еще болезненно колет от тоски по времени, которое он теперь уже почти и не помнит.
Бальдр родился в семье отставного хирдмана, которому чудом посчастливилось жениться на младшей дочери барона, за которую давали сравнительно большое приданое. Мужчина получил ранение в ногу, которое затянулось со временем, но навсегда оставило его хромым и потому, ему пришлось привыкать к размеренной жизни земледельца при жене и вскоре появившихся сыновьях. Бальдр был одним из этих сыновей. Кажется, четвертым, а может быть, даже третьим – никто не помнил, потому что все братья и сестры до него погибли от болезней, неурожайного года, да пропали в горах, завлеченные феями и эльфами. Ему не исполнилось еще и пяти лет, когда мальчик оказался старшим сыном и надеждой своего отца на нереализованные амбиции. В ту пору в Солине не было и намека на войну, покуда правил Рагвальд Вельсунг, державший страну в своем стальном кулаке. Тем не менее, отец Бальдра видел в нем воина, одного лишь воина и никого, кроме воина. А потому, мальчик начал обучаться воинскому искусству уже с шести лет, а уже в восемь был отправлен с этими целями ко двору герцога Ловдунга.
Бальдру было всего восемь лет, когда король Рагвальд пал, на трон взошел его сын – Асбьорн и Эйрик Ловдунг объявил ему войну, требуя вернуть трон, который был, по его мнению и мнению его сторонников, незаконно отнят у его прабабки. Мятеж, вспыхнувший в одном герцогстве, распространился как пожар, и так началась война, которой суждено было растянуться на три столетия.
У Бальдра не было выбора. Он служил у одного из преданных сторонников мятежника Эйрика, а о том, чтобы вернуться домой, к отцу, матери, братьям и сестрам через залитую кровью страну, не могло быть и речи. Но многими годами позже, он скажет, что даже если бы такой выбор у него был, он бы все равно предпочел остаться.
Ребенку нечего делать на войне. Именно по этой причине Бальдру пришлось очень быстро вырасти. В восемь лет он учился делать вещи, которым, быть может, научился бы лишь к годам четырнадцати. Если бы его отец знал, как усердно его сын постигает азы воинской науки, он бы непременно гордился им, но отец не знал, был далеко, а писать Бальдр попросту не умел. Ему ничего не оставалось, кроме как усердно трудиться, силясь понять, что именно за война была начата в Солине и когда ее планируют закончить.
Но заканчивать ее не планировали. По крайней мере, до тех пор, пока Асбьорн, или Эйрик не сложат головы на поле боя. Увы, или к счастью, ни того, ни другого не случалось. Сражения шли за сражениями, Ловдунги то проигрывали, то побеждали, а Бальдру только и оставалось, что ждать своего часа.
Своего часа он дождался. Напуганный мальчишка, не знающий, что ему надлежит делать и как быть, стал юношей, а затем мужчиной всего за один день, когда армия Ловдунгов проиграла важное сражение и была вынуждена отступать из ярлства, принадлежавшего некогда Эйрику. Именно тогда, проходя через деревню, в которой его отец имел дом и землю, Бальдр ощутил первый вкус потерь: армия Асбьорна прошлась по этим землям, не щадя никого. Не пощадила она и семью Бальдра, а точнее то, что от нее осталось к тому времени. Отец его умер многим раньше, две сестры вышли замуж и уехали жить в ближайший город, но тела матери, младшего брата и младшей сестры он закапывал в промерзшей земле собственными руками.
Бальдру было тринадцать и он желал стать воином под знаменами Ловдунгов. Он тренировался с неистовством, достойным берсерка и клялся себе в том, что никогда не забудет заветов своего отца, желавшего, чтобы Бальдр стал великим воином. И он стал. Сначала пажом, затем оруженосцем, а затем вошел в состав регулярной армии Ловдунгов, проявив, со временем, свою смелость, доблесть и весьма изобретательный ум, который вскоре был замечен высшим командованием. Битвы заменили ему семью, воспоминания, дом и все надежды. С тех самых пор у Бальдра была всего одна: чтобы Ловдунги одержали победу и Эйрик сел на трон. Этой мыслью жили многие в их армии даже во времена самых тяжелых поражений.
Знакомство с принцами Ловдунгов произошло на поле боя, где Бальдр проявил себя лучшим из лучших. Сражаться плечом к плечу с такими высокими господами мужчина считал большой честью. Его мастерство, в купе с абсолютной верностью было замечено и Бальдр оказался под командованием старшего из принцев – Эйнара, с которым ему предстояло сражаться бок о бок долгие-долгие годы.
Сколько шрамов было получено за эти годы, сколько друзей было похоронено, сколько ужаса пережито – не счесть. За десять последующих лет Бальдр пережил многое: триумфы и поражения, взлеты и падения, любовь и ненависть, жизнь и смерть. Последнее особенно явственно выразилось, когда Бальдр женился на прекрасной Аслоуг. Но и ее тоже ему было суждено потерять, когда очередное поражение вынудило Ловдунгов и верных им людей спешно бежать. Аслоуг была беременна и не смогла перенести роды в пути, забрав с собой в могилу так и не рожденного сына. Бальдр тяжело переживал потерю, но находил утешение в битвах, сражениях и своей вере в то, что все это не напрасно.
Это и впрямь было не напрасно. Потому что 9 сентября 1211 года король Асбьорн и его наследники пали в решающей битве, оставив страну и династию Вельсунгов на плечах у вдовствующей королевы и ее малолетнего принца – Магнуса, с которым она бежала из столицы, укрывшись на востоке Солина.
Триумф, впрочем, длился недолго, потому что все очень быстро поняли, что ничего еще не закончилось. И Бальдр понял тоже. Получив под свое командование отряд, он был тем, кто долгое время ездил по королевству, не щадя себя и своих людей, подавляя мятежи и бесконечную вереницу восстаний. Его верность не была забыта и вскоре он вошел в элитный отряд ульфхеднеров – личной гвардии короля. Это было большой честью и столь же большой ответственностью.
Король Эйрик скончался вскоре. Его не стало в на исходе октября 1212 года. Корона перешла его старшему сыну – кронпринцу Эйнару, чьи кадровые перестановки привели Бальдра на место главы ульфхеднеров. Кадровые же перестановки самого Бальдра привели многих ульфхеднеров на улицу и решения эти были верны, что мужчина и доказал на пиру в честь коронации короля Эйнара.
Ныне Бальдр продолжает занимать свой пост и исполнять свои обязанности. Он верен своему королю и готов умереть за него, если потребуется и того же ждет от своих людей. В своем долге мужчина нашел предназначение, смысл жизни и конечную цель. Гордился бы им отец, если бы знал? Без сомнения. И, быть может, у Бальдра нет семьи, но он верит в то, что поднявшись в чертоги Херьяна, он не постыдится сесть за один стол со своими пирующими предками.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
* Внешность и имя сменяемы по вашему желанию, детали биографии тоже готовы обсудить.
* Вы можете взять эту заявку в качестве основы для биографии, но мы все равно хотели бы видеть, как вы видите этого персонажа, его политические и личные взгляды на текущую ситуацию в стране.

0

11

Magnus Vǫlsung, 16 y.o.
Солин | Опальный принц (король) Солина | Родной брат
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
https://78.media.tumblr.com/f6b7fc29dc6bca0014aeec5bcadcafed/tumblr_nzbxxsJHp41reqk6jo10_r1_400.gif  https://78.media.tumblr.com/83e20781beb1556ceb72733bc6144bc1/tumblr_nzbxxsJHp41reqk6jo4_r1_400.gif[Toby Regbo]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Принц Магнус был рожден в семье короля Асбьорна II, Вёльсунга и его супруги – королевы Ранхильд Благословенной и стал девятым ребенком и шестым мальчиком в семье. К моменту его рождения двое его братьев уже были мертвы. Один прожил всего пару лет, а другой не дожил и до десяти, что не было удивительным во времена болезней, мора, голода и войны, которые отражались даже на королевской семье. Именно война была наиболее значимой для отца Магнуса, потому что длилась она с самого восшествия его на престол против другого претендента в лице короля Эйрика Ловдунга. Мятежи этого человека изнуряли страну, порой затихали на пару лет, но неизменно начинались снова. Асбьорн всю жизнь провел в этой войне и жаждал закончить ее до того, как его старший сын взойдет на престол. В том, что это будет именно он, Эйнар, никто в королевской семье не сомневался. Достойный наследник, воспитанный отцом и кровавыми битвами, он был хорошим преемником. Тем не менее, воспитанием самого Магнуса и других его старших братьев занимались ничуть не менее основательно с разницей в том, что старшего сына и старшую дочь короля Асбьорна народ знал в лицо, а младшие принцы и принцессы были гораздо менее узнаваемы и потому – менее любимы людьми.
Магнус был любимым сыном Ранхильд, после старшего Эйнара и многое взял от нее, гораздо большее, чем от отца. Благородной и честной борьбе он предпочитал коварство и жестокость, считая прямой вызов – оружием глупцов. Одержать победу, не вступая в поединок – не это ли подлинное искусство? В четырнадцать его впервые взяли на войну, где не было места материнским россказням о том, как важно порой поберечь себя. Здесь Магнус понял, как действительно обстоит дело и как многое ему предстоит наверстать, чтобы выжить во всех последующих битвах и стоять наравне с братьями.
Он учился сражаться долго и упорно, но прослыл хорошим лучником, уступив первенство на мечах старшим братьям. Что может быть лучше, чем держать врага далеко от себя, не будучи лишенным возможности его убить?
Вопреки ожиданиям матери, в Магнусе не пробудились никакие магические способности. Ни в пять, ни в десять, ни в четырнадцать. Впрочем, ее собственных было вполне достаточно, чтобы защитить сына от любой опасности. Она защищала всех мужчин семьи, но о младшем сыне пеклась больше прочих. Быть может, именно поэтому она не пустила его в очередную битву 9 сентября 1212 года под натянутым предлогом, убедив мужа в том, что в Эгдорасе всегда должен оставаться Вельсунг? Конечно, сам юноша никогда бы не согласился на подобный исход, он ни за что не остался бы при дворе, в то время, как его братья и отец лили кровь во благо страны и династии, а потому Ранхильд опоила сына снотворным зельем и весть о поражении армии отца и смерти большинства мужчин Вельсунгов, застала его в блаженстве сна.
Магнусу было всего пятнадцать, но он прекрасно знал, что означает падение отца. Он остался единственным прямым наследником павшего короля, единственным претендентом на трон, единственной и последней угрозой для Эйрика. Но Магнус, в отличие от матери, не хотел никуда бежать. Город был достаточно укреплен и у них было достаточно солдат, чтобы удерживать город до прихода подкрепления. Некоронованный король не учитывал лишь одного. Подкреплению было приходить неоткуда.
Ранхильд спешно собрала сына и дочерей, забрала с собой часть казны и большую часть городской стражи с тем, чтобы обеспечить себе безопасность в пути. В городе она без жалости оставила упрямую старшую дочь, которая столицу покидать не пожелала. Вдовствующая королева с наследником бежала к своему родному брату – ярлу Ругаланда, Рольфу Эдлингу, который предоставил мятежной королеве и ее принцу защиту в святилище – единственное место, куда не вошли бы солдаты, даже узнай они, где находится Ранхильд и ее сын. Отсюда было достаточно удобно плести интриги, колдовать и клясться сыну в том, что она возведет его на трон любой ценой.
Цена, впрочем, Ранхильд и впрямь волновала мало. Она быстро находила сторонников, не скупясь на золото и даже судьбы своих дочерей. Никто же в самом деле не рассчитывал, что принцессы, в чьих жилах текла чистейшая королевская кровь, выйдут замуж по любви, а не так, как скажет им мать? Сам Магнус считал, что сестры должны послужить общей цели. Мести за отца и восстановлению их династии на троне. Он не противился матери, когда та выдала четырнадцатилетнюю Астрид замуж за ярла в обмен на его поддержку, он ни слова не сказал, когда она согласилась на безумный союз между своим братом, Рольфом, и своей шестнадцатилетней дочерью – Асдис. И, конечно, Магнус счел чудовищным предательством, когда самая старшая сестра – Асхильд вышла замуж за кронпринца узурпатора Эйрика, а две другие сестры предпочли бежать к ней и искать защиту при дворе будущей королевы, а не оставаться рядом с безумной матерью.
Магнус, впрочем, не безумен. Он умен, он жесток, он расчетлив. Ему еще не довелось продемонстрировать этих качеств в деле, но он уже сейчас участвует в военных советах матери, выражает свое отнюдь не глупое мнение и не гнушается общением с теми, кто присягнул ему на верность.  Хочет ли юный король занять свой трон? Нет. Он не хочет. Он знает, что так оно и будет и ничто не в силах ему помешать.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
* Магнус безмерно доверяет матери, очень уважает и чтит ее. Его отношение к павшему отцу ничуть не хуже, никого иного он королем не называет, а Эйрик для него – не иначе, как узурпатор. Принц вообще насквозь пропитан гордостью за свой род и за свою королевскую кровь и за это он готов сражаться и даже отдать жизнь, если понадобится. Впрочем, в том, что он выживет и займет трон своего отца, Магнус не сомневается. И в отличие от матери, ради этого он готов не просто потеснить старшую сестру, ее мужа и возможных детей, но без жалости и сожаления убьет их всех, потому что считает, что Асхильд следовало выброситься из башни, но не стать женой единственного наследника узурпатора;
* Магнус учился у лучших. Это отличает всю королевскую семью, но Магнус единственный выживший мальчик и он учился у отца, видел и участвовал в реальных сражениях, понимает, как должен мыслить король, а там, где не понимает, охотно советуется с теми, кто знает больше него. Поразительно, как с таким самомнением, как у принца, он все еще учится и не чужд получению новых знаний и опыта у тех, кто объективно умнее и опытнее его самого;
* Магнус ничего не знает о магии и несколько презрительно относится к ней и ее представителям, исключая, конечно же мать. Считает колдовство оружием трусов и женщин и потому никогда не лезет в то, что творит Ранхильд, или некогда творили сестры;
* У принца пять живых сестер. Старшие: Асхильд, Асдис и Астрид и младшие: Аслоуг и Маргрьет. Из замка вместе с ним бежали только Асдис и Астрид. Ранхильд не желала брать на себя бесполезную обузу в лице младших девочек, которых даже нельзя было выгодно продать в браке, так как они были слишком малы. Асхильд осталась в замке добровольно, отказавшись его покидать в память об отце и их династии, желая прожить последние дни, как принцесса, а не скитаясь по стране с протянутой рукой, в которую дали бы армию и полководцев. Волею Богов она осталась жива и ныне занимает королевский трон вместе со своим супругом – сыном Эйрика I. Ее Магнус считает гнусной предательницей, достойной смерти. Как, впрочем, и двух других своих сестер – Асдис и Астрид, а так же своего кузена – Видара за то, что те, разными путями, но все неизменно оказались при дворе нового короля, не желая поддерживать притязания своей матери и брата.
* В то время, как мать смотрит вглубь страны и ищет себе сторонников со стороны ярлов, верных памяти ее мужа, сам Магнус взглядом устремлен на восток, где, как считает, у своего дяди-короля, может найти военную поддержку и, конечно же, жену в лице кузины.

0

12

Rigan Bouchard, 15 y.o.
Брейвайн, остров Авалон | Наследник графства Аркелл| Сын
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
https://78.media.tumblr.com/55af9fba516d4a6ba5b8483ab732ad29/tumblr_ownrbmBph51uud4reo2_250.gif  https://78.media.tumblr.com/f7aa5c62e9fd34167a35c7ffffa03315/tumblr_ownrbmBph51uud4reo8_250.gif[Richard Madden]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Риган родился в семье Кайдена Бушара – 15 графа Аркелла и его супруги – Ульрики, дочери солинского ярла в 1197 году. Увы, роды были тяжелые, и мать Ригана пережить их не сумела, оставив Кайдена наедине с новорожденным, долгожданным и горячо любимым сыном, наследником графства. Граф Бушар был молод, женат впервые и потому, в скором времени, в его дом вошла вторая жена – дочь графа из Брейвайна, истово верующая единобожница по имени Алира, женщина редкой красоты, за которой, к тому же, давали солидное приданое. Ей и полагалось стать матерью для первого сына Кайдена, но с этой задачей она справилась едва ли. К счастью для Ригана, мать ему сумела заменить другая женщина – Реджина из дома Корбу, которая некогда значилась невестой его отца.

предыстория

Герцогство Авалон на протяжении многих веков принадлежало герцогам Корбу. Род Бушар же веками оставался вассалом Корбу, но неизменно вел с ними войну за власть и влияние на острове. Оба рода обладали колдовскими талантами и едва не извели друг друга как раз тогда, когда главы двух семейств решили, что пора положить конец этой вражде и обручили новорожденную Реджину и восьмилетнего Кайдена. Спустя два года, отец Кайдена погиб на охоте и мальчика к себе забрал герцог Корбу, вырастив его как собственного сына. Все это время юный граф Аркелл был уверен в том, что Реджи станет его женой, но, увы, в пятилетнем возрасте в ней обнаружился колдовской талант, в восемь она была отдана в храм для обучения, а в одиннадцать было принято решение это обучение продолжить и сделать ее жрицей, разорвав помолвку с Кайденом. Так и случилось. Оскорбленный Бушар поклялся отомстить за нанесенную обиду, но многие годы он и Реджина сохраняли теплые дружеские отношения, жрица была частым гостем в доме Кайдена и полюбила его сына, как своего собственного.

Реджина была жрицей и уже в юном возрасте подавала надежды как талантливая колдунья, а в будущем – черная ведьма, от имени которой нервно сглатывал любой вменяемый человек во всех трех королевствах. Ригану же с детства повезло знать ее другой – заботливой, любящей, терпеливой и ласковой, какой она и была с ним с самого его рождения. Реджина защищала мальчика всеми доступными ей способами, а потому Алира, видящая в ребенке угрозу для себя и своих собственных детей, ходила по краю глубокой пропасти, быть может, даже не подозревая об этом. После рождения у Алиры собственного сына, ситуация обострилась до предела и женщина, не жаловавшая Ригана и раньше, стала переходить допустимые для мачехи границы, схлестнувшись из-за этого с Корбу. В скором времени их конфликт стал достоянием общественности и в результате, Риган, ради его же безопасности и благополучия, был отправлен к своей тетке в Брейвайн, где он провел полтора года, прежде чем его отправили учиться в храм на Авалоне, к Реджине.
Связь между Реджиной и Риганом была подобна связи матери с любимым сыном. Она всегда защищала его, заботилась о нем, любила его и он отвечал ей теплой взаимной привязанностью, а потому был чрезвычайно рад, что теперь будет жить и учиться рядом с Корбу. В храме давали хорошее образование с уклоном в колдовство, а иное время Риган проводил в замке герцогов Корбу, под опекой родного брата Реджины – Гэбриэла Корбу, у которого учился военному делу.
Между тем, Риган безмерно скучал по горячо любимому отцу, с которым проводил так много времени, как позволяло расстояние, учеба и дела графа. Кайден был для Ригана кумиром, примером для подражания и даже несмотря на разлуку, ни о какой обиде и речи не шло. В месте, где мальчик рос, ему было ничуть не хуже, а с учетом наличия мачехи, быть может, и гораздо лучше, чем дома. Родовой замок, впрочем, он охотно навещал по всем большим праздникам и нередко отправлялся с отцом в поездки в Солин – к родственникам почившей матери, где его помнили и любили.
Дела же в доме графа шли не ладно. Супруга хоть и родила ему четверых здоровых детей, трое из них умерли еще до возвращения Ригана домой. Скандалы и ссоры сотрясали замок Бушар день ото дня, и один из таких скандалов закончился плохо для Алиры. Несчастный случай, женщина упала с лестницы и сломала себе шею. Кайден остался вместе с единственной живой дочерью, которую застал еще и Риган, вернувшийся домой в тринадцать лет, закончив обучение при храме. Сестре его, впрочем, не довелось прожить долго и год спустя, она умерла от болезни, оставив Ригана единственным живым ребенком графа Аркелла.
Поговаривали, что дело было в Реджине, которая прокляла всех детей Алиры, защищая своего любимца, поговаривали, что дело было и в самой Алире, не позволившей надлежащим образом благословить и защитить детей языческими обрядами. Болтали разное. Но суть от этого не менялась: Риган был жив, а его братья и сестры мертвы и ничто не было способно это изменить. Единственный же раз, когда он спросил Реджину о судьбе своих младших родственников, поставил точку в любых обсуждениях. Если Корбу говорила Ригану, которого считала своим сыном, что она не совершала дурного – она не совершала.
Последние два года наследник Бушаров провел в замке отца, тренируясь в военном искусстве, оттачивая свои навыки обращения с оружием. Ему пятнадцать и он грезит о громких подвигах, рыцарской славе, завоеваниях и доблести. К счастью, или увы, но если Риган когда-то и имел врагов, все они успевали умереть раньше, чем воплощали в жизнь свои планы на его счет. В графстве шутят, что любой, кто занесет над ним клинок, лишится обеих рук, не успев ударить и это, пожалуй, шутка лишь отчасти. Просто Реджине спокойнее, когда Риган защищен достаточно, чтобы никто из живущих на свете не сумел ему навредить.
Громкие подвиги действительно ждут юного наследника графства, как и войны, рыцарская слава и все то, о чем грезят мальчишки в его возрасте. Но быть может, прежде его ждут грязные тайны его собственной семьи, семьи Корбу и отношений между его отцом и женщиной, которую в мыслях своих он уже давно зовет матерью.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

* Реджина растила Ригана, как если бы он был ее собственным сыном, потому что жреческие законы не позволяют ей выходить замуж и иметь свою собственную семью. Риган никогда не знал другой матери и графа Бушара это полностью устраивало, потому что он считал, что лучшей матери у мальчика быть и не может. Отчасти, это в самом деле было так и даже теперь, когда Риган вырос, Реджина продолжает заботиться о нем, защищать его, как если бы он был ей родным сыном;
* Ригана и Кайдена связывают очень теплые отношения отца и сына. Кайден – обладатель крутого нрава и, следует признать, что его сын многое взял в этом от него. Тем не менее, эти двое близки, как только могут быть близки родитель и ребенок, и эти отношения едва ли может что-то разрушить;
* Кайден испытывает чувство глубокой болезненной привязанности к Реджине с тех самых пор, как ему обещали отдать ее в жены. Несмотря на то, что ничьей женой она не стала и стать не могла, он неизменно считал ее своей женщиной и готов был делить с одними лишь Богами, но никак не с другими мужчинами. О таком отношении отца Риган ничего не знал и потому, не узнал он и о том, что когда Реджина родила ребенка от другого, его отец распорядился ее жизнью не самым достойным способом: похитил, подверг насилию и запер, не желая более делить жрицу ни с кем. Позднее, Кайден отпустил Корбу, но жестокость и насилие к ней проявляет до сих пор, о чем Риган даже не догадывается, тщательно оберегаемый названной матерью и родным отцом;
* Когда Реджина родила сына – Роланда, Ригану было десять. Он безмерно ревновал ее к новорожденному, убежденный в том, что теперь она перестанет его любить. Разумеется, этого не произошло, мальчик остался для нее сыном, и едва ли это могло изменить вообще хоть что-то. Сейчас Риган относится к Роланду, как к родному брату и если ревность и проскальзывает между ними, то в малой степени и очень редко;
* Над защитой Ригана Реджина в самом деле крепко поработала, так что он не подвержен болезням, напастям, вряд ли погибнет в шторме, упадет с лестницы, заболеет смертельной болезнью. Шансы его на поле боя тоже несколько более велики, чем у прочих людей. Время от времени, такое положение дел юного Бушара раздражает, но он еще не дошел до той стадии, когда будет умолять названную мать позволить ему пожить, как обычному человеку.

+1

13

   Занят

Julian Roux, 48+
Офир | Адмирал | Курирует каперскую флотилию
♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦
http://sg.uploads.ru/t/u89d5.jpg
David Bowie
♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦

история персонажа и отношения
♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦
Джулиан родился в Брейвайне, младшим сыном островного графа, правителя крошечного клочка суши на юге Брейвайна. Пара рыбацких деревень особого дохода не приносила. В отличии, от контрабанды. Семья не бедствовала. Старый граф был человеком хватким и дела вести умел. В особенности не совсем легальные. Но в такой близости от Эль Амида, кто будет ловить его за руку?

Всего у Джулина было трое старших братьев. И двое из них позже будут казнены за пиратство. Но до этого еще далеко. А пока самый старший из братьев Гаспар, носивший прозвище «адмирал пиратского флота», всю иронию которого, сам Джулиан оценит гораздо позже, привлек своего 13-ти летнего братишку к разбойничьим набегам. И Джулиан чувствовал себя, нужно сказать в подобных мероприятиях более чем в своей тарелке. Он не сомневаясь ни мгновения и видел в этом свое призвание. Следующие пять лет. Когда его мать женщина необычайного ума и поразительной мудрости, дала ему совет прекратить, хотя бы на время, сие безобразие и получить достойное его образование.
Да-да, именно так, 5 лет Джулиан пиратствовал и грабил, а потом мама сказала «иди и учись», и он пошел. Разумеется, в прославленный университет святого Пипина. 
Благо средства на это имелись. Стоит отметить, что в учебе Джулиан проявлял недюжинный талант. Он преуспевал в философии и богословии. А так же ораторском мастерстве и риторике. Но, разумеется, жизнь была бы скучна и пресна без подвигов любовных и ратных. По старой привычке, не иначе, он сколотил вокруг себя небольшую шайку, таких же охочих до знаний сорвиголов.

И все бы шло своим чередом, но произошло ровно то, что случается со всеми горячими головами, равно неудержимыми, как в бою, так и в делах амурных. Rescher la femme. Прекрасная Мадалена изменила его жизнь. Встреча с ней разожгла костер не только в сердце Джулиана, но и на главной площади одного из прибрежных городов, куда бежали преследуемые храмовниками влюбленные. Мадаленну давно искали блюстители веры по обвинению в колдовстве. А, как гласит известная истина: кто ищет, тот найдет.
Джулиан, разумеется, защищал возлюбленную и оказался в соседнем с ней каменном мешке в ожидании казни. 
Но по счастью друзей у Джулиана было не меньше, чем любовниц. И шайка его друзей совместно с подоспевшими вовремя головорезами старшего брата «адмирала» Гаспара фактически взяли город приступом. Джулиан и Мадалена оказываются на свободе. Сам Джулиан, впрочем, утверждает, что бежал раньше, в одежде стражника, убив одного из них, принесшего ему ужин. И уже потом вместе с подмогой вернулся за Мадаленой. Но, да верить или не верить этому решать Вам. Главное, в присутствии самого Джулиана сомнений в его словах не выказывать.

Итак, он снова пират. Разумеется пират, иного пути у него просто нет. 4 года он гуляет под черным флагом. Получает собственный корабль, становится капитаном. Удачливым капитаном, нужно отметить. Добыча множится. Джулиан умеет считать деньги и первым придумывает заключать договора с экипажем. Где четко оговаривается пай каждого, а так же размеры компенсаций за различные увечья. В золоте, серебре, или, если угодно, рабах.

 Не дрогнувшей рукой Джулиан совершает набеги среди прочего на церкви. Говорят, что страшный шторм разбивший его эскадру был карой Единого за эти преступления. Шторм унес почти всю команду за исключением нескольких человек. Все они дали клятву, если переживут бурю, отдать себя в услужение Единому.

Джулиан клятву сдержал. Он принял сан под чужим именем и через некоторе время благодаря своим незаурядным талантам попал на службу к одному из епископов. Тот быстро разглядел нетривиальные таланты молодого священника, назначив его вести следствие над врагами святой матери Церкви. На деле же, личными врагами Его Преосвященства. Быстро заслужив доверие этого отличавшегося крайне жестокостью человека, он был отправлен к северным границам королевства мечом усмирять еретиков, отрекшихся (в очередной раз) от истинной веры и вернувшихся к языческим идолам. Говоря проще, отказавшихся платить Его Преосвященству десятину. А это преступление в глазах епископа, было ровно столь же тяжким, сколь и идолопоклонничество. Непокорных или по-просту жадных Джулиан, разумеется, привел к повиновению. И...провозгласил себя наместником Его Преосвященства в этих землях.

Хозяином нужно сказать, Джулиан оказался весьма рачительным. И быстро осознал все экономические преимущества язычества. Реального, а не того мнимого, под предлогом которого он был отправлен в эти земли. То есть поклоняться лже-богам, конечно, грех великий. Но если купить индульгенцию, то и грех прощается, а главное, храмовники с факелами в окно не постучат. Таким образом язычники фактически оказались под крылом церкви Единого, регулярно «раскаяиваясь во грехе», приобретая соответсвующие бумаги. И это было лишь начало.

Джулиану приходит в голову замечательная идея совместить приятное с полезным. То бишь Шестерых и Единого. От чего бы Единому не быть Седьмым? Рассорившимся, очевидно, с коллегами. Нет, не то что бы Джулиан метил в пророки. Или мессии новой веры. Просто как-то так получилось. Часть прибыли от успешно расширенного церковного дела исправно шла покровителю. Но и в карманах бывшего пирата оседало более, чем достаточно звонких монет.
  Но все хорошее, когда-нибудь кончается. И Епископ до селе покровительствовавший Джулиану вскоре этот бренный мир покинул. Поговаривают, что не добровольно. А бывшим пиратом вновь пристально заинтересовались храмовники. Впрочем, вместо того, что бы бежать, Джулиан попытался купить себе епископскую шапку. Средства для этого у него имелись.
Но бежать все же пришлось.
 В Офир. Куда не было хода храмовникам. Как несколько наивно полагал горе-священнослужитель. Обвинений выдвинутых против теперь уже бывшего следователя Его Преосвященства было в общей сложности более 70. Никаких упоминаний о его пиратском прошлом среди них, однако, не было. За то среди прочего значилась «Продажа церковных постов» - что было несомненной правдой, но да кто в наше время не занимается подобным? А вот «продажа одних и тех же должностей разным лицам» это, конечно нехорошо. Покупатели - народ обидчивый. Помимо прочего его обвиняли в торговле святыми мощами, пособничестве колдунам, ереси, черном колдовстве, преданию анафеме собственных должников, объявлению себя лжепророком, а так же неизменных в таких случаях экзотических отношениях с крупным и мелким домашним скотом обоих полов, а так же соблазнении то ли двух, то ли трех сотен замужних жен. Последнее, без сомнений, лестно.

Должно быть Джулиан Ру успел стать слишком крупной костью в горле храмовников. По тому что последние без всяких дипломатических проволочек, продолжили преследование беглеца в Офире. И настигли. Казалось, что удача отвернулась от пиратского капитана. Обвинения против него были столь тяжелыми, что приговор было решено привести в исполнение прямо на месте. Приготовленный к аутодафе Ру уже взошел на костер, ожидая лишь когда займутся, нарочно сырые дрова. И вновь он обратился к Единому, клянясь служить спасителю до конца своих дней.

Спасение пришло, впрочем, не от Единого. Отряд возвращавшийся с границы с Эль-Амидом возглавлял тогда еще лишь принц Дэйрон Фэйтглейв. Узнав о проникновении храмовников на территорию Офира, он решил напомнить псам Единого их место. И то, что здесь им не рады. Джулиана с костра сняли. А Храмовников частью вышвырнули, частью перебили. 
Джулиан же выказал рвение и помог найти пути по которым Храмовники проникли в Офир не зваными. Он же, стремясь исполнить данную перед костром клятву указал на базы нескольких пиратских шаек, орудовавших в офриских водах. 
И именно он немногим позднее, помог сотворить практически невозможное - отыскать потерпевший крушение корабль Кловиса.

Как ни странно, но свою клятву Джулиан, действительно блюдет. Он служит короне с того самого дня, как был спасен. Хотя, изначально его об этом никто не просил. Гораздо позже он станет доверенным лицом сперва принца, а позже и короля Дэйрона. Он был тем, кто поддержал и принял самое деятельное участие в авантюре с раздачей каперских лицензий. За верную службу и услуги оказанные короне, Джулиану Ру пожалован графский титул и доходные земли на побережье. Он является одним из адмиралов Офира и главным куратором каперского флота. В его ведении все те морские предприятия, что выходят за рамки принятых законов.


дополнительная информация
♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦ ♦
- Имя персонажа и факты биографии вариабельны. Возможно, в Офире Джулиан взял себе другое имя, дабы навсегда избавиться от брейвайнского прошлого.

- Внешность можно сменить. Если она будет столь же харизматичной и рокенрольной. 

- Возраст тоже можно слегка подправить, но желательно все же в большую сторону.
- Джулиан личность более чем нетривиальная. Он выполнял и продолжает выполнять самые непростые приказы Короны, оказывая те услуги, на которые не способен никто больше. 

- У меня много идей и планов на этого персонажа, интересной игрой Вы будете обеспечены, это я могу обещать совершенно точно. 
- 


Отредактировано Daeron I Faithglaive (2018-07-29 00:59:29)

+2

14

Roland Corbeau, 5 y.o.
Брейвайн, остров Авалон | Сын Верховной Жрицы острова |
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
https://78.media.tumblr.com/183861b8c9b88ba993a57b43842ebce3/tumblr_onu0u5rc9d1w1khr8o1_540.gif[Cormac Melia]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Порой пути, по которым ведут Боги, воистину неисповедимы. Но Реджине довелось в полной мере осознать всю истинность этого утверждения лишь тогда, когда она, двадцатипятилетней жрицей священного острова готовилась стать Верховной и поняла, что ждет ребенка. Шестеро ей в свидетели, она никогда ничего не боялась, истово веруя в то, что покуда она верна Богам, они ее не оставят и с ней не случится ничего дурного. Но жрецам запрещено иметь семью и заводить детей. И если мужчины могли легко это скрыть, или, по крайней мере, не знать о наличии у себя продолжения, то женщинам подобное едва ли подвластно. По этой причине, в тот самый момент, как Реджина поняла, что ждет ребенка, она испытала даже не страх – всепоглощающий и всеобъемлющий ужас, от которого у нее кровь стыла в жилах.

Теплый ветер колышет невысокую траву в летней ночи. Россыпь звезд озаряет черное небо, вместо серебристого диска луны совсем невидимого сегодня из-за новолуния. Реджина и Роланд лежат на траве, рассматривая небесный свод, усыпанный искрящимися светилами. Вокруг танцуют фейри, но мальчик этого не видит. Пока не видит. Хотя на самом деле, его мать не знает, родился ли он колдуном, или смертным и не желает этого выяснять. Она любит сына просто за то, что он есть и в этом Роланд уникален, потому что ни к кому больше его мать таких чувств не испытывает. Она вообще не испытывает никаких чувств, кроме всеобъемлющего и абсолютного желания служить своим Богам и быть с ними единой.
- Звезды красивые. Дядя Гэбриэл говорит, что через них на нас смотрят Боги. Правда, мама? – вопрошает Роланд со всей свойственной ему задумчивостью. У него часто возникают вопросы, на которые простым людям сложно найти ответ. Но не Реджине. Потому что она знает, что эти вопросы сыну нашептывают Боги в ночи.
- Да, мой хороший, - она указывает на самую яркую звезду, - Это смотрит Херьян. А рядом с ним за нами наблюдает Ливид. А во-о-н там, - она указывает на блеклую звезду далеко от всех прочих, - Подмигивает Эйдинг. А еще с небес на нас смотрят наши предки, что пируют в чертогах Всеотца, - она гладит сына по волосам, продолжая вглядываться в россыпь звезд.
- Они всегда будут за мной присматривать? - отчего-то обеспокоенно спрашивает Роланд, чуть хмурясь.
- Всегда.


Роланд родился в день торжества жизни, света и тепла – в Белтайн, 1 мая, в храме под присмотром Херьяна и всех Шестерых. Это была большая жертва, потому что из-за рождения сына Реджина лишалась возможности претендовать на место Верховной, по крайней мере, в этот раз. Но она считала сына благословением Богов и полагала, что они послали ей ребенка совсем не случайно. Она прекрасно знала, что ей не суждено будет качать колыбели сына, не суждено будет воспитывать его, как привычно делают другие матери, но она дала ему лучшее из того, что могла. Свое благословение, свою защиту и дом под крышей родового замка Корбу, в котором выросла сама. Герцогом Авалона был ее родной брат-близнец – Гэбриэл, верный Реджине до последнего вдоха. Лишь ему она могла доверять свое самое ценное сокровище. И доверила, зная, что для мальчика не будет ничего лучше, чем расти под опекой дяди и близких родственников, которые смогут о нем позаботиться. Это вовсе не исключало участия жрицы в жизни ребенка, но ее служба Богам занимала гораздо больше времени, чем материнство.

- Мама, почему у Роальда есть папа, а у меня – только дядя? – вопрос из уст сына не звучит, как претензия, или обида. Он интересуется искренне, не понимая, у всех ли вообще должны быть отцы, или это – выборочное явление. Этот вопрос не вызывает у Реджины трагических пауз и долгих воспоминаний, приправленных злостью или раздражением. Она не вспоминает отца Роланда лихим словом и вполне к нему расположена, просто в контексте текущей беседы ей кажется бессмысленным объяснять сыну, что порой случайности приводят к появлению детей.
- Как это у тебя – только дядя? – с притворным удивлением спрашивает Реджина, наблюдая за тем, как сын ковыряется в тарелке с кашей, а после ее вопроса не менее удивленно смотрит на нее в ответ, - Не говори так никогда, - заговорщицким шепотом просит сына женщина, - Не то Херьян обидится. А ведь он смотрит за тобой каждый день и каждую ночь, безотрывно, - она наигранно цокает языком и качает головой, видя, как глаза Роланда округляются.
- Ты ведь ему не расскажешь, что я так сказал? Не говори ему! Я не знал и не хотел его обидеть! – он мотает головой и заталкивает себе в рот кашу, явно воодушевленный новостью о том, что является сыном Бога.
- Не скажу, если будешь прилежно вести себя на уроке солинского языка.


Роланду дают лучшее образование, которое способно дать Авалон. В его дисциплины включают не только приличествующие знати занятия, но и уроки теории колдовства, которым обучает сама Реджина, одинаково расположенная к мысли о том, что сын окажется колдуном, равно как и к мысли о том, что он – простой смертный. Но кем бы он ни оказался, знать больше о мире, в котором он живет, по мнению матери, попросту обязан. Да и сам он очень тянется к колдовской материи, куда более увлеченно запоминая названия трав и тварей, обитающих за чертой, чем диалекты солинского языка. Роланду уже пять лет, но в числе его дисциплин еще нет ни одной, что обещала бы ему стать великим воином. Гэбриэл говорил, что это плохо. Реджина отвечает, что не нужно торопить события. Сам Роланд, как и любой мальчик, не прочь подраться с мальчишками, бегая с ними во внутреннем дворе замка.

- Где этот Солин? – вопрошает Роланд, расхаживая из стороны в сторону по комнате на манер того, как делает один из советников его дяди, - Почему мы там ни разу не были? Зачем нам ехать? Когда мы вернемся? Там красиво? А кто там живет? – вопросы не останавливаются, но Реджина терпеливо выслушивает каждый, потому что знает, что неудовлетворенное любопытство доставляет сыну значительные неудобства.
- Солин – земля севернее Авалона, холодная и жестокая. Там живут такие же люди, как мы с тобой, просто они говорят на другом языке, имеют другие традиции и обычаи, но их создали те же Боги, что и нас, - она внимательно смотрит на сына, который параллельно с вопросами играет со своей деревянной лошадкой, вырезанной для него дядей, - Там очень красиво и Солин очень большой, намного больше Авалона. Даже больше Брейвайна, - в Брейвайне они были полгода назад и Роланд, уже в третий раз пересекший авалонские туманы, был очень сильно впечатлен.
- Мы едем туда на коронацию нового короля, Эйнара I. Его отец умер и теперь он восходит на престол. Там соберутся все гости со всех сторон света, будет пир, угощения и много других детей, - она гладит воодушевленного Роланда по волосам, не придавая никакого значения довольно важному факту: на трон собирался сесть его отец.

Реджину и Эйнара никогда не связывали длительные отношения. У них не было громкого разрыва, после которого она из вредности решила не сообщать о сыне. Они просто провели пару недель вместе, расстались друзьями и каждый пошел своей дорогой, не предполагая, что Реджину этот путь приведет к месту Верховной Жрицы, а Эйнара – к трону Солина. После этого они ни разу не виделись, нынешний король даже не знал, что провел время с авалонской жрицей и их встреча в Эгдорасе окажется преисполненной недоумения, в том числе из-за самого факта существования Роланда.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
- Является ли Роланд юным колдуном, я оставляю на ваше усмотрение. Мне будет интересен  и вариант, при котором Реджине придется обучать сына колдовству, и тот, в котором она будет объяснять ему, что нет ничего дурного в том, чтобы быть воином.
- Несмотря на то, что Роланд является единственным сыном короля Эйнара, он – бастард и Реджина даже не думает о том, чтобы извлечь выгоду из этой ситуации. Она не мыслит  о том, чтобы посадить ребенка на трон и вообще молчит о том, кто является его отцом, считая, что для мальчика так будет лучше и безопаснее.
- С большой долей вероятности Роланд на какое-то время отправится в Солин, как воспитанник Эйнара, на время, пока его мать будет занята опасными и сомнительными делами в Эль-Амиде.

+2

15

Неактуально пока что

Aidan, 18-19 y.o.
имя менябельно и может дополняться любыми прозвищами, возраст нет

Офир | Оруженосец кронпринца | Единокровный брат
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
http://sd.uploads.ru/mpPQ0.jpg[ Colin Morgan]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Эйдан - бастард Эдвина Осборна, рожденный от служанки, в объятьях которой барон нашел утешение после смерти своей жены.
Первые восемь лет его жизни мало чем отличались от жизни других детей немногочисленной прислуги замка Нортмунд. Однако неожиданно проявившийся колдовской дар заставил его мать под вымышленными предлогами  услать сына к дальним родственникам, так как будучи весьма рьяным последователем Единого барон Нортмунд негативно относился к любым проявлениям колдовства и мог не смириться с появлением колдуна среди собственных отпрысков.
Именно там, у дальней материнской родни Эйдан прошел необходимое трехлетнее обучение, позволяющее ему держать свои силы под контролем. Это дало возможность вернуться домой, к привычной жизни, скрывая свой дар от окружающих и от собственного отца, здоровье которого, в силу возраста, уже начинало ухудшаться.
А спустя еще несколько лет барон Нортмунд умер, перед смертью успев написать Эйдану рекомендательное письмо к одному из своих младших сыновей – Гаррету, так как понимал, что его старший сын – Уилфред, став новым бароном, вряд ли потерпит бастарда рядом с собой.
Именно с этим письмом Эйдану и предстоит явиться к королевскому двору, «осчастливив» моего персонажа известием о смерти отца и фактом своего существования.
Естественно, что брата, пусть и единокровного, а не родного, Гаррет не бросит, найдя тому место слуги при дворце, например, помощника королевского конюха.
А затем на охоте случается неприятность: верный скакун Его Высочества, Ингар, повреждает ногу. Кронпринц безутешен и упрям. Невзирая на робкие попытки конюха образумить нерадивого хозяина, Рикард наотрез отказывается, чтобы скакуна лишили жизни.
Эйдан, успев проникнуться сочувствием к благородному животному, решается несколько усилить действие компрессов магией, и чудо не заставляет себя долго ждать. Жеребец стремительно идёт на поправку, а Рикард, проникшись благодарностью к помощнику конюха, делает Эйдану предложение, от которого тот не имеет права отказаться - стать оруженосцем Его Высочества.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Несколько важных для игры уточнений:
1. Эйдан не приходится законным сыном барону Нортмунду, а потому на начальном этапе игры не может считаться дворянином. Впоследствии за его заслуги ему вполне могут даровать рыцарское звание – так что все в ваших руках.
Также его никто не учил владеть мечом (в игре это упущение можно будет частично исправить). Так что его оружие – это смекалка и магия. Причем, последнюю на начальном этапе игры лучше не афишировать, так как Гаррет вполне разделяет нелюбовь своего отца к колдовству и принять новоиспеченного брата-колдуна на первых порах ему будет непросто. Однако в дальнейшем этот момент можно и даже нужно будет отыграть.

2. Поскольку Гаррет довольно долго не поддерживал отношения с родными, о смерти отца он не знает, а потому срок ее давности может быть абсолютно любым, от нескольких месяцев до нескольких лет, если это будет необходимо для персонажа.

3. Свой магический дар Эйдан может, как развивать, так и не развивать, оставшись весьма посредственным колдуном.
Если же вы решите его развивать, то учтите, что для этого необходимы не только колдовские книги, но и опытный наставник. Достигнуть успехов самоучкой будет сложно.
Как вариант, ваш персонаж мог обучаться магии не минимально необходимые три года, а целых восемь лет, готовясь в последствии стать жрецом, но в последний момент передумав и вернувшись к мирской жизни. Однако для такого шага нужен очень серьезный повод.

+3

16

Leofric Rinehart, 33-35 y.o.
имя менябельно

Офир | Заместитель и правая рука лорда-командующего южного пограничного гарнизона | Знакомый, хороший или не очень
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
https://catherinelbyrne.files.wordpress.com/2015/12/leofric-2.jpeg   [Adrian Bower]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Леофрик Райнхарт – младший (по желанию может быть и незаконнорожденный) сын одного из графов, чьи земли расположены у южных границ, с юных лет познал все особенности армейской жизни, в 11 лет став оруженосцем одного из рыцарей пограничного гарнизона.
Южное пограничье всегда было неспокойным местом, торговый тракт и купеческие караваны манили к себе разбойников, как амидских, так и офирских, и работы гарнизону всегда хватало. Так первого своего противника Леофрик убил в 15, а через два года, даже не достигнув восемнадцатилетия, участвовал в уничтожении одной из приграничных банд, заслужив в той схватке рыцарские шпоры.
В двадцать уже был лейтенантом, в двадцать пять – командующим пограничным фортом, а в тридцать стал заместителем командующего южного пограничного гарнизона, являясь по должности вторым, а по факту первым лицом в армии Офира, защищающей южные границы.
Пока лорд-командующий устраивает судьбы своих многочисленных отпрысков, подыскивая дочерям хороших мужей, а сыновьям место при королевском дворе, Леофрик охраняет границу от разбойничьих набегов южных соседей, которых с каждым годом становится все больше и больше. И только одному Единому известно - не перерастут ли те во что-то более серьезное.

Обладатель весьма скверного характера и дурных манер, при королевском или герцогском дворе его назовут «дикарем» и «невеждой» за прямолинейность, цинизм и не в меру острый язык. Впрочем, при таких дворах ему доводилось бывать всего пару раз в его жизни. А вот мелкие бароны и графы пограничья всегда рады видеть его у себя в замке, справедливо считая его гарантом безопасности их земель.
Не женат и никогда не был, зато ему знакомы почти все бордели южных провинций.
За годы службы успел многое повидать, в том числе и смерть товарищей, а потому довольно скептично относится ко всяким лозунгам и воззваниям, которыми так любят пичкать новобранцев в армии. Однако честь для него не пустой звук, он верен Офиру и своему слову, и за первое, и за второе готов умереть.
Не слишком религиозен. Фаталист. Верит, что судьба каждого предопределена и изменить это невозможно. Последнее, впрочем, не мешает ему в любой битве сражаться до конца, веря, что его час еще не настал.
Отличный стратег и тактик, знает пограничные земли (и Офира, и Амида), как свои пять пальцев. Свободно владеет языком южного королевства и знаком с повадками разбойников, нападающих с его территории.
За годы службы сколотил вокруг себя отряд «отчаянных» парней, с которыми совершал вылазки на вражескую территорию, отбивая захваченных пленников или выслеживая и уничтожая разбойничьи стоянки.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Лично знаком с каждым графом и бароном южного пограничья, а также с большинством их рыцарей. В годы бытности лейтенантом/комендантом форта в силу территориального расположения последнего был довольно частым гостем в замке покойного графа Эддингтона, где и познакомился с Гарретом (1203-1204 года).
Вполне вероятно мог встречаться с моим персонажем летом 1212 года, после нападения амидцев на одну из пограничных деревень – эпизод "В горячей крови".
Отношения, связывающие персонажей, могут варьироваться от приятельских до неприязненных и во многом зависеть от ваших симпатий/антипатий к нынешнему графу Эддингтону, в свое время отбившему у Гаррета невесту.
Но стоит учитывать, что и Гаррета, и Леофрика объединяет верность Офиру и короне, и в любых действиях против южан они будут действовать сообща, будь то полномасштабная война или тайный королевский приказ.

+1

17

Edwin White, 62
Офир | Лорд-протектор | возможный союзник, вероятный противник
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
http://sh.uploads.ru/yedZE.png[Charles Dance]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Эдвин Тихий, Эдвин Сладкоречивый, Эдвин-Паук – за многие годы подле трона офирских монархов Эдвина Уайта наградили множеством прозвищ, которые в равных долях выражают и уважение, и восхищение, и страх перед этим человеком. Говорят о нем немало, думают еще больше, но мало кому приходит в голову, что за личиной методичного и преданного короне Лорда-протектора скрывается один из самых опасных религиозных фанатиков, что когда либо знала земля Офира. И что у этого фанатика есть все шансы изменить эту страну до неузнаваемости.
Если начинать сначала, то Эдвин был третьим сыном Саймона Уайта, герцога Лакк и его тихой супруги, леди Симоны. Мать Эдвина, вторая супруга отца, была дочерью брейвайнствого графа, чья семья была довольно бедна, и вместе с тем, очень религиозна. Эдвин, более близкий матери, а не отцу и братьям, во многом перенял взгляд на мир богобоязненной женщины. Имея живой ум, целеустремленность и хитрость, Эдвин мог выбрать для себя любую стезю, но карьера священнослужителя казалась ему особенно привлекательной. В возрасте четырнадцати лет он был отправлен обучению богословия в Брейвайн, имея намеренье рано или поздно стать архиепископом офирским.
Он еще не принял обет, когда через три года трагическая гибель обоих старших сыновей на границе с Эль-Амидом, заставила герцога Лакк отозвать Эдвина из Брейвайна. О церковной карьере теперь не могло быть и речи, герцог был уже достаточно стар, и шансов на нового наследника было немного. Эдвин был недоволен, но не роптал – после закономерного разочарования, он пришел к выводу, что все в воле Единого. Вероятно, Создателю было угодно поручить Эдвину более важную миссию, чем просто выводить блуждающие во тьме души к свету.
Герцог Лакк служил еще отцу короля Гаррольда, Мартину-Корабелу. Сам Эдвин Мартина уже не застал, но место у трона герцоги Лакк завоевали себе прочно. В стычках с южными язычниками Эдвин прикрывал королю спину, и его можно было бы назвать другом Гаррольда, если бы не его женитьбе на Рейне Веларион.
Веларионы были островными герцогами, чья обособленность не нравилась очень многим, но проблема возникшая перед Эдвином заключалась в другом. У него были основания полагать, что Рейна – колдунья. Его подозрения не имели доказательств, но это стало камнем преткновения между Эдвином и Гаррольдом. Эдвин не стал портить отношения с влюбленным королем, и отступил. Но затаил обиду.
Рейна стала королевой Офира и была любима и народом, и церковью. Она занималась благотворительностью, при ней заложили несколько новых храмов, она воспитывала своих детей безупречно – принцы и принцессы были достойны имени Фейтглейвов. И, вероятно, Эдвин бы смирился, подавил бы свою неприязнь полностью, как сумел подавить ее на время, пока в жены своему младшему сыну Рейна не выбрала язычницу.
Неприятие этого факта заставило Эдвина отдалиться от двора. Он покинул Этринг, оставаясь в своем замке в Локк до того момента, как погиб король Гарольд, и на трон взошел король Корлис.
Сосуществование при дворе со вдовствующей королевой Рейной было не самым приятным времяпрепровождением для обоих, но Эдвин справился. Вероятно, им двигали лишь благие устремления – помочь новому королю укрепиться на троне, направить на верный путь. Увы, король Корлис не любил слушать советы от кого бы то ни было. Он не был глупцом, но он не желал быть королем. В его сердце горело лишь одно желание – взойти на корабль и идти с попутным ветром туда, куда этому ветру будет угодно. Побывать в новых землях. Увидеть новую жизнь. Эдвин, пожалуй, даже сочувствовал молодому королю, ибо сам оказался на месте почивших братьев, желая для себя иной судьбы. Вместе с тем он понимал, что долг – не пустое слово. Эдвин был из тех, кто активно настаивал на женитьбе Корлиса. Допустить, чтобы претендентом на трон стал сын язычницы – а к тому моменту у принца Дейрона и солинской принцессы Гудрун уже был сын – он никак не мог.
Увы, планам его не дано было осуществиться. Корлис погиб в море, престол занял Дейрон. И Гудрун – языческая принцесса, отказавшаяся креститься – стала королевой. Вероятно, это и стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Эдвина Уайта. Глава церкви Создателя, женатый на язычнице. Принцы и принцессы, выросшие на языческих сказках и неясно к чему склоненные своей матерью. Искренняя вера Эдвина в своего короля, как наместница Единого на земле, прошла все испытания – но перед этим отступила.
Эдвин понял, что офирскую церковь необходимо реформировать. Разделить власть светскую и власть духовную. Оборвать этот порочный круг, начатый тем, что король, мирской правитель, так же правит и тем, что ему не дано, невозможно постичь. И, разумеется, для всех необходимых реформ, Офиру нужен новый король. К счастью, для переворота почти все готово, среди дворян всегда было достаточно недовольных. Годы Эдвин Уайт был позади этого заговора, тянул за нити марионеток, оставаясь в тени. Теперь настала пора действовать.


дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
♦ Лорд-протектор или Лорд-защитник не аналогичен тому же титулу в исторической Англии и Шотландии. Лорд-протектор – титул главы Тайной канцелярии, защищающего страну и монархию от внутренних и внешних угроз. Титул Лорда-проектора неразрывно связан с дипломатией и шпионажем. Именно в ведении Лорда-протектора находится дипломатический корпус Офира.
♦ Эдвин Уайт – человек с комплексом Бога. Он считает, что именно он, а не кто-то другой, знает, как должно жить, во что должно верить, и компромиссов не приемлет. Необыкновенно харизматичная личность, крайне умелый интриган, и он с удовольствием поставил эти свои качества на службу королевству – до тех пор, пока ему это было выгодно. Он не жаждет быть королем, но он уверен, что способен научить короля, которого посадит на трон «правильно» править.
♦ Прошлое персонажа - на ваш откуп. Женат ли он был, есть ли у него дети, какие отношения его связывали с покойными королем и королевой – все в Вашей власти, нет нужды ориентироваться в этом на заявку. Точно так же, Вы можете оказаться организатором покушений на принцев, королей и королев в прошлом. Или, напротив, боготворить их и верно им служить. Если это ложится в ваше видение персонажа – почему нет?
♦ Имя можете поменять, внешность и фамилию – очень нежелательно.
♦  Персонаж остро необходим в текущей политической ситуации, когда Офир стоит на пороге войны. Лучшего случая для переворота, который готовился Эдвином годами, может не представится. Кроме того, после недавних событий, король Дейрон объявил одну из своих солинских племянниц, принцессу Асдис, своей названной дочерью и принцессой Офира. При этом что вокруг Асдис ходят некоторые слухи о ее колдовском даре. Это вполне может послужить триггером для главного заговорщика.
♦  Не так давно в руки Лорда-Протектора попал некий документ, который может довольно резко поменять текущую ситуацию в этом вялотекущем заговоре. Эти подробности – в игре.
♦  Что играть – интриги, политику, еще раз интриги, вероятно, беседы о вере и религии. Никто не знает, как сложится игра, мы можем быть друг другу как противниками, так и союзниками. Все будет зависеть от сюжета и вашего виденья персонажа.
♦  В игре присутствует: вся королевская семья скопом, ученик Лорда-протектора, пираты и еретики и много, много кто еще, с кем обязательно найдутся темы для отыгрыша.
♦  Подробности заговора, загадочных документов и прочих планов – в личку. Перед написанием крайне, крайне необходимо связаться со мной или Его Величеством Дейроном Первым.

Отредактировано Alisanne Faithglaive (2018-07-29 22:49:48)

+4

18

Jasper Faithglaive, 17
Офир | Принц | Брат
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
http://s8.uploads.ru/TWLpS.jpg
[Jamie Campbell Bower]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Джаспер родился принцем, но всю свою жизнь он был «вторым принцем». Из четверых детей короля Дейрона Первого, он был вторым сыном и всегда уступал старшему брату, наследнику офирского престола. Вначале он и правда пытался соревноваться с Рикардом, но разница в четыре года даёт в детстве неоспоримое преимущество. Попытки в шесть лет превзойти хоть в чем-то десятилетку никак не могли восприниматься всерьез, зато вызывали у родни бездну умиления. Лишь Её Величество всегда находила повод похвалить сына без вечного «старайся и будешь как брат».
Когда мать умерла, Джасперу было тринадцать лет. Этому предшествовала череда странных снов, о которых он никому не рассказывал. Король без лица легко расправлялся с шестерыми существами, в которых можно было узнать старых богов. Шесть раз снилась ему эта расправа, и ровно после шестой в родах умерла королева. Для подростка это оказалось серьезным потрясением. Принц пришел к выводу, что видел во сне Единого, и что главной причиной смерти матери стала её вера в Шестерых. Она молилась ложным богам. Если б только она обратилась к Единому, если б только он вовремя понял свой сон… Джаспер и раньше был набожен, но после этого он и вовсе замкнулся в себе. Книги стали его лучшими друзьями, он с головой ушел в учебу, в коей преуспел, но знания его носили этот самый «книжный» академический характер, не находя практического приложения. Впрочем, вскоре принцу пришлось признать, что без светских разговоров не постичь искусства интриги и дипломатии, а науки эти для будущего правителя очень важны. Так что несколько месяцев трудолюбивый юноша старательно  тренировал терпение и умение пропускать мимо ушей большую часть щебетаний о погоде.
Период нелюдимости был списан на переживание горя от утраты, и Его Высочество прослыл довольно милым и обаятельным, хотя до брата, конечно же, как всегда, не дотягивал. Ореол идеальности кронпринца к тому времени был в его глазах развеян, Джаспер знал его недостатки и свои достоинства. Более того, по мнению «вечно второго», он давно обошёл Рика в качествах, главных для правителя, - аналитических способностях, знаниях и умении не выкладывать на стол козыри в начале игры. Не хватало лишь опыта, и он старательно учился по книгам и на живом примере отца. Самым привлекательным призом в этой гонке-игре ему виделась власть. Конечно, власти он желал исключительно из любви к родине, а уж никак не из зависти к брату. Ведь будущее Офира станет более оптимистичным с более мудрым правителем, не так ли? А брата вполне устроит и военная карьера.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
- Джаспер не обладает способностями к магии, и очень долго упорно подвергал сомнению само ее существование. Во время недавнего пребывания в Солине ему довелось убедиться в том, что магия все же существует, но он лишь укрепился в своей вере в то, что Шестеро – демоны, совращающие людей опасным даром и властью. В божественные чудеса единобожия он, однако, верит всей душой.
- Алисанна и Джаспер близки друг другу по духу – они одинаково упрямы и разделяют одну веру. Что, однако, не мешает им ругаться по нескольку раз в день, как повелось с самого раннего детства. Мирятся они, впрочем, в тот же день. Чтобы поругаться еще раз. В последнее время Алисанну беспокоит чрезмерное увлечение Джаспера идеями брейвайнского ордена храмовников, и она предпринимает шаги, чтобы перевести религиозные стремления брата в иное русло.
- В семье бытует мнение что Джаспер «странноват» за что его, впрочем, любят еще больше.
- Джаспер увлекается коллекционированием древних рукописей, при чем для него не имеет большого значения, труды это иерархов церкви или же старые амидские рукописи посвященные магии и алхимии. Даже читая труды еретиков он не проникается ими, а извлекает суть, чтобы использовать ее во благо себе и своей вере.
- Джаспер образован даже по меркам Офира, где образованию знати уделяется большое внимание. Не будь он принцем, он стал бы блестящим ученым или богословом. Он идеальный теоретик, но, при всей его решительности, перед практическими задачами он часто пасует, находя их куда менее интересными.
- Джаспер может стать центральной фигурой зреющего в Офире заговора. О самом заговоре он не знает, но Эдвин Уайт, лидер заговорщиков, уделяет младшему принцу много своего внимания. Джаспер может считать Эдвина своим наставником и другом.

Отредактировано Alisanne Faithglaive (2018-08-13 18:15:21)

0


Вы здесь » Jus sanguinis » Нужные персонажи » Нужные господа