Дорогие участники и гости форума! Мы рады приветствовать вас на проекте «Право Крови», посвященном мистике в антураже средневековья.
Сюжет нашего форума повествует о жизни в трех средневековых королевствах, объединенных некогда в военный и политический союз против угрозы с юга. С течением времени узы, связывающие королевства воедино ослабевали, правители все больше уходили в заботу о нуждах собственных государств, забывая о том, что заставило их предшественников объединить страны в одно целое. Но время для заключения новых договоров пришло, короли готовы к подтвердить прежние договоренности. Или это лишь очередная политическая игра за власть, силу и влияние на континенте? Покажет время. А до тех пор, мир коварства, жестокости, меча и магии ждет своих новых героев. Героев, в чьих руках окажется будущее Офира, Солина и Брейвайна.

Вверх Вниз

Jus sanguinis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Jus sanguinis » Нужные персонажи » Нужные дамы


Нужные дамы

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Нужные дамы

Имя Персонажа на английском, Возраст
Королевство | Должность | Кем приходится
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
http://s4.uploads.ru/gOQTR.png  http://s4.uploads.ru/gOQTR.png[занимаемая внешность]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Ваш ответ

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Ваш ответ


Код
Код:
[quote][align=center][font=cyrillicgoth-medium][size=20]Имя Персонажа на английском, Возраст[/size][/font][/align]
[align=center][font=Georgia][size=14][i]Королевство | Должность | Кем приходится[/i][/size][/font][/align]
[align=center][size=14]♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦ [/size][/align]
[align=center][img]ваша картинка[/img]  [img]ваша картинка[/img][/align][font=Georgia][align=center][занимаемая внешность][/align][/font]
[align=center][size=14]♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦ [/size]
[/align][/quote]
[quote][align=center][font=cyrillicgoth-medium][size=18]история персонажа и отношения[/size][/font][/align]
[align=center][size=14]♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦ [/size][/align]
[align=justify]Ваш ответ[/align][/quote]
[quote][align=center][font=cyrillicgoth-medium][size=18]дополнительная информация[/size][/font][/align]
[align=center][size=14]♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦ [/size][/align]
[align=justify]Ваш ответ[/align][/quote]

0

2

Björg Græðari, 25 y.o
Солин | Служанка королевы | Самая лояльная служанка и преданная сторонница
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
http://i99.fastpic.ru/big/2018/0102/5a/69591f83e540eb2bc8bec64a25801b5a.gif  https://78.media.tumblr.com/578938a46f27f1375d7c9e681dd786c6/tumblr_nlxrtl1YnC1rpkndmo5_250.gif[Hayley Atwell]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
История Бьорг повторяет сотни историй простых девушек из деревень и городов Солина, которые выросли в крестьянских семьях и никогда даже не смели мечтать о том, чтобы заглянуть в пределы королевского замка и тем более – там остаться. Отец Бьорг был бондом – свободным человеком, у которого был небольшой надел земли, и этого было вполне достаточно для того, чтобы обеспечить себя и свою семью. Они слыли достаточно обеспеченными людьми среди соседей и это, отчасти, было правдой. Не всякий смог бы поднять семерых детей, из которых три были девочками, обеспечить их пищей, одеждой и даже кое-каким образованием. Среди братьев и сестер Бьорг не было ни жрецов, ни колдунов, но магии была обучена ее мать, которая слыла на всю округу одной из лучших повитух, одной из лучших целительниц и одной из лучших травниц. Именно у нее, еще совсем девочкой, Бьорг начала обучаться травничеству и примитивной средневековой медицине, искусству помощи женщинам при родам, а детям – в первые месяцы и годы их жизни. Сколько детей прошло сквозь руки матери Бьорг, известно одним лишь Богам. Скольким из них помогла сама Бьорг – не подсчитает теперь уже никто. Известность и слава травницы, в конечном счете, образовала жизнь и самой девушки.
Королева Ранхильд звалась благословенной, потому что подарила своему мужу одиннадцать детей. Было ли это следствием колдовства, которым она владела, или просто хорошей наследственностью, теперь уже никто и не скажет. Но даже той, что никогда не нуждалась ни в чьей помощи, эта помощь явно была нужна при рождении детей. Вот почему, когда королева не могла разродиться своим шестым сыном – Магнусом, король послал за лучшей повитухой, коей была мать Бьорг.
В ту пору девочке было всего девять лет, но она уже кое-что умела, а потому ее взяли с собой. Роды у королевы и впрямь были тяжелые, а потому помощь повитухи оказалась неоценимой: и для самой роженицы, и для ее ребенка, принца Магнуса, которого мать Бьорг выходила своими отварами, целительными заговорами и даже тем, что в самом замке считали предрассудками и глупыми суевериями. Отпускать столь умелую женщину Ранхильд не захотела  и вскоре семья Бьорг получила большой земельный надел с домом близко к столице, а сама женщина получила место королевской няньки, которая будет воспитывать всех следующих детей с рождения и до сознательного возраста.
Сама Бьорг продолжит обучение у матери, а по достижении двенадцати лет ей окажут честь прислуживать старшей из пяти принцесс – Асхильд Вёльсунг. Ей тогда было всего лишь пять, но свиту для девочек собирали очень рано и тот факт, что в нее позволили войти Бьорг, было большой честью. Впрочем, маленькая Асхильд относилась к дочери своей няньки, скорее как к подруге, чем как к прислуге, а потому Бьорг искренне к ней привязалась и искренне ее полюбила еще до того как они обе стали достаточно взрослыми, чтобы познать истинную ценность дружбы.
Королевство, между тем, разрывала гражданская война, гибли люди и на этой войне погибли отец и двое братьев Бьорг. Это была тяжелая потеря, но тем более веский повод оставаться во дворце: так было безопаснее для самой девушки и так было спокойнее ей самой, потому что оставить Асхильд Бьорг теперь уже не могла и была с нею в самые сложные мгновения ее жизни, когда казалось, что отец принцессы, король Асбьорн, не вернется. Бьорг была поверенной многих тайн Асхильд, она была ее близким другом, а ее целящие руки снимали боли и страхи принцессы после видений, кои беспокоили ее в силу неразвитого и неконтролируемого таланта спакуны. Когда мать Бьорг умерла, ее похоронили с почестями, которых не знал ни один простолюдин, а Бьорг стала еще более ценной для всего двора и для Асхильд. Впрочем, в свиту королевы она перейти отказалась, предпочтя любым другим почестям, быть рядом с принцессой.
Все перевернулось с ног на голову в 1211 году, 9 сентября, когда король Асбьорн пал и утащил за собой большую часть своих наследников. Королева Ранхильд собрала детей и своего наследника и бежала из замка, укрывшись в герцогстве брата. А вот принцесса Асхильд приняла решение остаться, потому что ее гордость не позволила ей трусливо прятаться от вездесущих руку узурпатора. Слуги бежали вслед за королевой и Бьорг следовало бы сделать то же самое, потому что если у принцессы существовала крошечная возможность сохранить свою жизнь и честь благодаря ее статусу и любви народа к ней, то служанку не смогло бы спасти ничто. Асхильд умоляла Бьорг уйти, но та не представляла, как сможет оставить свою госпожу. А потому узурпатора в тронном зале они встретили вместе.
Принцессу не убили, но заточили в башне, решая ее судьбу. Судьбой ее станет брак с наследником узурпатора – нынешним королем Эйнаром I. Бьорг, представленная придворной дамой принцессы, будет заключена в темнице долгое время, прежде чем по просьбе Асхильд, ее освободят оттуда и позволят вернуться к своей работе, как только всякая опасность для принцессы и ее свиты минует. Асхильд пришлось нелегко, но и Бьорг тоже пережила и переживает сложные времена, потому что в замке переменилось абсолютно все. Она разделяла боль своей госпожи, пряча свою собственную, она многому обучила принцессу, которая и по сей день слывет талантливой целительницей, чем не отличалась ни одна женщина в ее семье. Наконец, Бьорг, быть может, единственная, кто сохранил лояльность своей госпоже, которая известна самой благочестивой и доброй женщиной в стране, горячо любимой народом и духовенством. Бьорг не волнуют ни титулы, ни положение, ни деньги. Она верна новой королеве Солина, потому что искренне к ней привязана, потому что знает цену верности и потому что честь, благородство и честность знакомы ей гораздо лучше, чем многим из тех, кто носит на плечах своих тяжесть высоких титулов.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
* На текущий момент у Бьорг осталось только трое братьев, которые дружно и мудро управляют землями, пожалованными королем Асбьорном. Она поддерживает с ними связь и нередко их навещает, но живет во дворце и не слишком часто из дворца отлучается;
* Бьорг читает и пишет, что уже очень большое достижение для незнатной девушки, но оставлять ее в роли фрейлины было невозможным, потому что она слабо владеет дворцовым этикетом. Зато владеет личностными качествами, которых не отыщешь ни у одной фрейлины;
* Бьорг, вероятно, была замужем и очень неудачно. Брак, заключенный по расчету привел к тому, что муж бил ее, пил, изменял. Продолжалось это ровно до тех пор, пока Асхильд собственной персоной не явилась к супругу Бьорг и не пообещала ему весьма дурные последствия, если он не начнет вести себя должным образом. Попытка поднять руку на принцессу привела к тому, что супруга сослали на работы в шахты далеко на север. С тех самых пор, мужа Бьорг не видела. Если эта линия вам интересна, у нее может быть ребенок, а может быть, и не один;
* Бьорг ни в чем не нуждается, хотя она никогда и ни о чем не просит. У нее более чем щедрое жалование и его ей выплачивают, даже если сама принцесса нуждается в деньгах;
* Асхильд – благочестива и добра, а потому наивна и глупа. И все произошедшие с нею события, никак не укрепили ее понимание жизни и человеческой жестокости. Бьорг же напротив очень проницательна и имеет обширные опыт общения даже с самыми отпетыми мерзавцами. Вот почему именно она часто направляет принцессу, дает ей советы и готова защищать ее ценою собственной жизни;

+1

3

Adalheid Grimsdottir, 27 y.o
Солин | Дева Щита | Преданная сторонница династии Ловдунгов
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
http://i103.fastpic.ru/big/2018/0107/34/d9d88a05dd802055aa8ac34c6d7ccc34.gif  http://i99.fastpic.ru/big/2018/0107/25/c9ff97f10c94e30f88acbff4af1e7325.gif[Jessica Chastain]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Единственная дочь барона Хайхилла, горячо любимая своим отцом и своими многочисленными братьями.
Адельхайд с детства была вынуждена наблюдать за тем, как близкие ей люди уходят на войну, не зная ни причин этой войны, ни чем эта война закончится. Отец ее сражался за Эйрика Ловдунга – мятежника, который много лет назад поднял свой боевой стяг и собрал сторонников с тем, чтобы вернуть себе трон, который, по его мнению, принадлежал ему по праву многолетнего спора, который привел и укрепил на троне династию Вёльсунгов. Война была кровопролитной, длительной и жестокой. Эйрик десятилетиями считался безземельным мятежником и предателем, но у него было значительное число сторонников, которые состояли из партии недовольных королем Асбьорном I, Вёльсунгом.
Отец Адельхайд был из их числа и потому принес клятву верности Эйрику Ловдунгу и сражался на его стороне, не боясь потерять ни собственную жизнь, ни рискнуть жизнями своих сыновей, двоих из которых он в самом деле утратит в битвах. Единственная дочь, конечно же, воспитывалась в атмосфере свойственных ее полу занятий и увлечений: ее обучали чтению, письму, музыке, стихосложению, ведению хозяйства, словом, всему, что было ей совершенно неинтересно.
Она нередко подглядывала за военными советами отца, нередко собственными руками зашивала раны братьев и мечтала о том, что однажды вырастет и станет участницей битв, плечом к плечу сражаясь за будущего короля Эйрика. Достигнув четырнадцатилетнего возраста, Адельхайд заявила об этом, но была, увы, высмеяна отцом и отправлена считать количество свечей, которые остались у них на зиму. Прислушался к ней один лишь старший брат, который заявил, что если она желает обучиться военному делу, ей стоит начать с танцевального шага, перейти к шесту, деревянным мечам, а уже затем учиться биться на настоящих и стрелять из лука. Впрочем, он упомянул, что едва ли верит в успех этого предприятия, потому что женщине, чтобы добиться успехов в ратном деле, нужно приложить в сотню раз больше усилий, чем мужчине, а силы в хрупкой Адельхайд было немного. Речь, впрочем, шла о силе физической, потому что духовный стержень был в ней довольно мощным и вскоре она убедила отца и братьев хотя бы дать ей шанс.
Каких страданий ей стоили синяки, ссадины и отбитые пальцы, сколько боли ей принесли эти тренировки, известно лишь ей одной и самим Богам. Но через два года Адельхайд впервые разрешили сопроводить отца, братьев и их воинов до военного лагеря. Именно здесь девушка познакомилась с отрядом дев-воительниц, иначе зовущихся девами щита, в который входила и дочь самого Эйрика.
Женщина-воительница в Солине не была дикостью. Женские отряды существовали не повсеместно, не были столь уж редки, чтобы над ними потешались мужчины и их службу не принимал король. Отряд Эйрика, впрочем, был профессиональным, а не любительским, тренировался и сражался наравне с мужчинами и никого это не смущало. Желание Адельхайд стать частью этого отряда было очевидным, отец ей позволил и еще через два года тренировок в составе дев щита, девушка вышла в свое первое сражение, с которого вернулась живой.
Война потрясла ее, но пути назад уже не было. Адельхайд могла бы остаться плакать в отцовском шатре, но всю свою боль и страх она вновь вложила в тренировки, с которых возвращалась глубоко за полночь, совершенствуя свое мастерство. Сестры по оружию хорошо ее понимали. Время шло, проходило сражение за сражением и однажды девушка проснулась с мыслью о том, что эта тяжесть больше не лежит на ней грузом. Она просто привыкла.
В отряде дев-воительниц Адельхайд провела почти десять лет. За это время они пережили и потрясающие победы и ужасающие поражения, после которых девушка вместе с отцом и братьями вынуждена была бежать и скрываться от карающей длани короля Асбьорна. Но все это стоило того, потому что в решающем сражении 9 сентября 1211 года Эйрик Ловдунг разбил воинство Асбьорна Вельсунга, убил его самого, всех его сыновей и занял трон Солина.
С тех пор прошел год. Король скончался от непродолжительной болезни, кронпринц Эйнар женился на старшей дочери павшего короля и сменил отца на троне, а Солин все еще стонет под тяжестью гражданской войны. Вдовствующая королева павшего Асбьорна забрала своего единственного наследника и бежала вглубь страны, собирая мятежников, готовых сражаться за короля, которого они любили. Адельхайд, никогда и не мечтавшая о мире, похоронила отца и старшего брата и вернулась в ряды дев-воительниц, поклявшись себе в том, что сложит меч и лук только тогда, когда последний мятежник с именем Вёльсунгов на губах умрет и подарит этой стране мир, покой и процветание.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
* Адельхайд близка с дочерью Эйрика, принцессой, которая так же состояла в отряде дев щита. По этой причине она вхожа в королевскую семью, уважаема и почитаема своим окружением. Для победы Ловдунгов она действительно сделала многое и это очень ценят и по сей день;
* У Адельхайд нет магического дара, но защитными рунами она не брезгует, равно как и верой в Богов и их благословение;
* Личную жизнь Адельхайд мы оставляем на ваше усмотрение. Она вполне может быть замужем, состоять в отношениях, или даже иметь детей, так как в истории Ловдунгов были периоды, когда их мятеж затихал на полтора-два года;
* Имя можно сменить, поиграть с возрастом, но было бы здорово, если бы вам приглянулась указанная внешность. Джессика Честейн в роли воительницы просто прекрасна;

+1

4

Helga Lade, 25 y.o
Солин | Фрейлина королевы, шпионка, верная дому Ловдунгов
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
https://78.media.tumblr.com/4b83c31254fd5fd3f09ad67d9d7690ed/tumblr_nc5fgkqTLr1tdjv0ro1_500.gif[Yael Grobglas]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
В мужском мире женщине приходится прилагать значительные усилия, чтобы найти свое место под солнцем и выжить. Хельга Ладе знает это лучше других. Она всегда держала свою судьбу в руках и знала, как сделать так, чтобы власть имущие и уже имеющие свое место в зените славы, обратили на нее свое внимание и одарили своим покровительством. Для этого у нее было абсолютно: умение казаться дурочкой, привлекательная внешность и ослепительная улыбка. Кому есть дело до политических и военных распрей, покуда ты спишь в постели с королем?
Хельга родилась в семье графа северных земель, настолько холодных и неплодородных, что она с детства мечтала сбежать в Офир, или Брейвайн, чтобы там в тепле и уюте пить вино и блистать на балах. Боги в самом деле отправили ее совсем не туда, ошиблись местом назначения, потому что в Солине ее раздражало ровным счетом все: от холодного климата из-за которого дочь графа ужасно мерзла до слишком крепкого алкоголя, в котором не было никакой утонченности. Да еще и отец не был настолько богат, чтобы обеспечивать нужды далеко не единственной дочери в украшениях, драгоценностях и нарядах.
Хельге было шестнадцать, когда она оказалась при дворе короля Асбьорна I, Вельсунга. Она ничего не знала о войне, которую он ведет против Эйрика Ловдунга, она слабо разбиралась в политике и ее мало интересовали все эти мужские дела. Она была юна, прекрасна и благодаря стараниям родственников смогла оказаться в свите малолетней принцессы Асхильд – старшей дочери короля. Сколько прошло времени, прежде чем Хельга поняла, что ей не хочется всю жизнь нянчиться с королевской девицей, у которой, в отличие от нее, все есть? Уже через пару дней. И тогда, она вышла на охоту, желая заполучить себе богатого и состоятельного мужа, который клюнет на ее красоту. На красоту ее клюнул, впрочем, не богатый муж, а сам принц Рагнар, второй по старшинству, женатый, но готовый проводить время с любовницей, обеспечивать ее, баловать и не оставлять без своего пристального внимания.
Это был большой куш. Хельга прекрасно понимала, что репутация ее будет безвозвратно испорчена, понимала, что второй принц вряд ли когда-нибудь станет королем, но рассчитывала на его пылкие обещания найти ей достойного супруга из числа своих друзей со временем. Время, впрочем, шло, Рагнар не торопился искать любовнице мужа и это устраивало обоих, потому что принц не был скуп, обеспечивал Хельгу всем, в чем она нуждалась и она блистала на балах в нарядах, порой, гораздо более дорогих, чем даже супруга самого принца. Их отношения продлились без малого шесть лет и одним Богам известно, какие травы пила девушка, чтобы не понести от своего любовника.
В Богов, Хельга, впрочем, не верит. Она считает, что женщины сами за себя и никакая Ливид им в этом не помощница. Вот почему, когда до замка дошла весть о том, что войско короля Асбьорна разбито и новый король-завоеватель, Эйрик, направляется в замок, чтобы взять его, она была одной из первых, кто начал собираться с тем, чтобы бежать из дворца. Бежала Хельга очень далеко. Сначала совместно со вдовствующей королевой, а затем – далеко на север, в земли своего отца. К счастью для Хельги, к тому времени тот уже присягнул на верность Эйрику, принял участие в решающей битве на его стороне и теперь пользовался заслуженным расположением. Он с легкой руки вернул дочь ко двору, рассчитывая, что теперь-то она уж точно найдет себе достойного мужа и даже сам занялся поисками, прежде чем на Хельгу положил взгляд сам Его Величество, король Эйрик I из дома Ловдунгов.
Это был триумф и безоговорочная победа. На поприще любовницы короля у девушки не было и не могло быть равных, потому что жена Эйрика перешагнула возраст юной свежести уже давно и интересовала его совсем незначительно, а молодая и красивая фрейлина определенно привлекала куда больше.
Да, Хельга вернулась в свиту принцессы Асхильд. По просьбе все того же Эйрика, который желал знать все о каждом шаге своей невестки, а именно ею стала принцесса, когда на ней женился кронпринц Эйнар. И она послушно докладывала обо всем, что Эйрик желал знать, нередко приукрашивая факты с тем, чтобы дочери павшего Асбьорна жизнь медом не казалась. Впрочем, Асхильд итак было нелегко и потому она просто не замечала под своим носом предательницу, которая ради собственной жизни и благополучия была готова абсолютно на все. Целый год она нашептывала Эйрику на ухо абсолютно все, что ему угодно было слышать. Все оборвалось в одночасье. В октябре 1212 года король просто не проснулся в своей кровати. И вчерашняя фаворитка короля вновь оказалась распутной фрейлиной с дурной репутацией в свите принцессы.
На трон сел Эйнар I, супруг Асхильд, а это значит, что Хельга отныне являлась фрейлиной королевы. Кадровые перестановки не заставили себя ждать, и девушке пришлось приложить значительные усилия, чтобы остаться в свите новой дроттнинг. Например, поклясться в верности королю Эйнару и его сестрам и пообещать служить им верой и правдой во благо королевской семьи. То есть, продолжать докладывать о каждом шаге Асхильд и ее сестер.
Конечно же, Хельга не собиралась жить на жалование фрейлины. Конечно, она начала искать себе нового покровителя. Но ее помилуют одни лишь Боги, если она положит глаз на нового короля.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
* Можете сменить девушке имя, поиграть фактами биографии, заменить фамилию и внешность. Заявка очень гибкая, но хотелось бы оставить верность Ловдунгам и донесения им о каждом шаге Асхильд;
* Наверняка, Хельга родилась в очень многодетной семье, так что северному графу было сложновато обеспечивать всех детей одинаково хорошо. Вероятно, у девушки не самое лучшее образование, но она совершенно точно читает и пишет;
* Хельга не слишком набожна, не слишком честна и не слишком благопристойна, но она прекрасная лицемерка и может изображать абсолютно все, что угодно. При этом она очень тонко чувствует собеседника и подстраивается под него, находя общие темы и точки соприкосновения;
* Девушка может быть глупа в глобальном смысле, но все, что касается женских хитростей, выживания, дворцовых интриг и расположения к себе нужных людей – в этом она безупречна и совершенна;
* При большом желании мы можем обсудить вариант, при котором у Хельги есть бастард от нашего брата – Рагнара, ее первого любовника;
* Репутация у Хельги не самая лучшая в силу ее любовных связей, но назвать ее девушкой легкого поведения, или попросту шлюхой, было бы опрометчиво, потому что за всю свою жизнь она сменила двоих любовников и делала это не по своей волей.

+1

5

Sölveig Hvítt, 29 y.o
Солин | Придворная жрица, защитница королевской семьи, преданная сторонница династии Ловдунгов
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
http://i102.fastpic.ru/big/2018/0107/c1/c7a8ca7fc8f7c7e3b6a543fad246fbc1.gif  http://i102.fastpic.ru/big/2018/0107/ba/df43495a74006590704559fb455010ba.gif[Janet Montgomery]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Сольвейг была рождена рабыней. Ее мать была рабыней и бабушка тоже. Последняя попала в рабство после войны с Эль-Амидом и говорят, что именно от нее Сольвейг унаследовала иссиня-черные волосы и такие же омуты глаз. Впрочем, что касается предков, то о них женщина предпочитает не говорить вовсе, потому что это было временем унижения и бесчестья для женщин семьи. Каждая из них пережила наложничество, насилие, страх и каждая из них могла бы быть убита за малейший проступок. Говорят, что отец ее матери был ярлом, говорят, что ее собственный отец, едва ли не самим королем, но доподлинно это неизвестно. Кому было дело до рабыни, взятой силой и ее отпрыска? Они просто рожали своих дочерей и молились Богам о том, чтобы эти дочери выжили. Бабка Сольвейг приняла языческую веру в шестерых в первые дни своего пребывания на солинской земле и эту веру передала своей дочери. Верили ли они действительно во что-нибудь? Едва ли. Просто единоверцам было проще выжить, даже когда речь шла о рабынях.
Мать Сольвейг была рабыней будущего короля – Эйрика Ловдунга, который тридцать лет оставался просто мятежником, восставшим против законной власти короля Асбьорна II, Вёльсунга, горячо любимого народом. Женщина не являлась ничьей наложницей и исполняла очень разную работу в доме Ловдунгов: она и хозяйничала на кухне, и стирала белье, и помогала с детьми, и подавала еду на пирах, и пасла скот. За это ей давали крышу над головой, еду и кое-какое жалование, которого хватало только на то, чтобы его откладывать. Рабыня приглянулась одному из сотников Эйрика на очередном пиру, отказать – значило заплатить жизнью. Она видела его единожды, потому что в следующем бою воин пал, или дезертировал, или просто отправился в дальние земли, но его мать Сольвейг никогда больше не видела, а через девять месяцев родила дочь, которую назвала «Соль», что на солинском означало «солнце».
Даже в юные годы жизнь Соль простой не была. Ей не хватало матери, не хватало заботы, не хватало игрушек, одежды, не хватало теплого дома и здоровой атмосферы. Никто не знает, дожила бы девочка до сознательного возраста, если бы в пять лет в ней не открылся дар к колдовству, который был не иначе как волею самих Богов. Мать Соль прекрасно это понимала и потому в тот же час испросила дозволения у своей госпожи и отправила малышку в ближайший храм на обучение. Жизнь там в любом случае была куда более благополучной, чем жизнь рабыни в любом доме.
Соль училась прилежно. Отличалась тем самым старанием, которого не было у многих детей из знатных семей, потому что те итак знали, что жизнь их сложится вне зависимости от обучения при храме. Жизнь же Соль могла улучшиться только если она обучится грамоте и в достаточной мере и степени овладеет колдовством. К счастью для нее самой, очень скоро в ней заметили явный уклон к распознаванию негативных воздействий на человеке. Она буквально видела все то, что могли упускать другие жрецы и колдуны и талант этот был до крайней степени полезен, потому как столь явно различать чужие проклятия и порчи, видеть черных колдунов и их скверну, могли не так уж многие колдуны, оставшиеся в пределах допустимой магии. Талант этот, безусловно, стали развивать, как и обучать Соль многому из того, чем должен владеть колдун. Быть может, в бытность подростком девушка ушла бы в материю черной магии, однако, еще позднее она проявила явные успехи в защитной, что было бесценно во время войны и бесконечных конфликтов.
Домой Соль по началу сбегала очень часто, но по мере взросления и становления, это вызывало в ней все больше отторжения, потому что ее мать была рабыней, а значит, и сама Соль тоже была и оставалась рабыней, даже будучи очень талантливой ученицей жреца. Когда ей исполнилось шестнадцать, ее мать умерла от свирепствовавшей в лагере болезни и девушка не могла простить себе этого, потому что считала себя повинной в том, что мать защитить не то, что не смогла – даже не подумала о необходимости. Впрочем, как известно, боль во все промежутки жизни была главным стимулом для роста и работы над собой.
Соль продолжала обучение все положенные годы, а в надлежащее время получила на руку татуировку, свидетельствовавшую о том, что она принадлежит Богу-защитнику Хамару. Признаться, принадлежать Божеству ей было куда приятнее, чем своему мирскому хозяину, к которому она теперь вынуждена была вернуться, полностью завершив обучение.
Следовало признать, что отношение к простой рабыне и отношение к рабыне-жрице все же было совершенно разным. Она была собственностью своего господина, но едва ли хоть один мужчина в здравом уме взялся бы ее бить, насиловать и, конечно же, никто бы не решился ее убить. Первое время Соль продолжала выполнять работу, вверенную некогда ее матери. Впервые ее привлекли как колдунью, когда мужчины вернулись из очередной битвы, в которой был ранен сам король Эйрик. Лекари не справлялись, Соль сама вызвалась помочь и ей в красках описали, что с нею станет, если только он умрет. Но он выжил, он не умер и она смогла поставить его на ноги. О ней стали говорить. А когда Соль заявила, что защита, поставленная королю его жрецами от черной магии колдунов Асбьорна уже давно дала трещину и она видит на нем негатив, который вскоре его убьет, о ней стали перешептываться даже в самых отдаленных уголках дома Ловдунгов. Снять порчи с Эйрика Соль не могла, но смогли другие жрецы короля. Зато девушка смогла поставить ему защиту, после которой даже старые раны короля затянулись, а болезни его не давали о себе знать все последующие годы.
Не прошло и года службы Соль при дворе Эйрика, когда он дал ей свободу и то, чего у нее никогда не было – фамилию, которая в переводе с Солинского звучала как «Белая». Одним словом Эйрик избавил Соль от рабского гнета ее предков и с его же позволения девушка взяла имя Сольвейг, не желая забывать о том, что дала ей мать, но вместе с тем не желая носить имени, данного рабыней.
Сольвейг осталась при дворе Ловдунгов, хотя вольна была уйти, куда ей было угодно. Она посвятила все последующие годы защите Эйрика и всей его семьи от черного колдовства, которое то и дело свирепствовало среди дома ее бывшего господина. Без помощи Сольвейг и других жрецов, Ловдунги едва ли смогли бы выжить и тем паче – победить.
Эйрик одержал решающую победу 9 сентября 1212 года, занял трон Солина и озолотил многих из тех, кто способствовать его победе. Сольвейг исключением не стала, получив место дворцовой жрицы, деньги, одежду, украшения, словом все то, о чем не могла бы и мечтать еще пару десятилетий назад. Она осталась на службе во дворце, продолжив защищать королевскую династию. Потому что победу на войне они одержали, но до победы в колдовстве и окончательного падения династии Вельсунгов было еще далеко.
Совсем недавно Эйрик умер, его место занял его сын, король Эйнар I. Правители менялись, но долг Сольвейг оставался прежним. И одним лишь Богам известно, выстоит ли она и другие жрецы против силы вдовствующей королевы Ранхильд и ее дочерей.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
* Сольвейг блистательна в защитной магии, немного смыслит в медицине и целительстве, настолько, чтобы суметь поспособствовать заживлению ран, не угрожающих жизни, снять головную боль, сбить жар, но не настолько, чтобы вытаскивать с того света, она прекрасно видит энергию, может определить порчи, проклятия, пробои в защите и нередко может отличить черного колдуна от обычного. Но она не имеет никакого отношения к черной магии, бесполезна в снятии негативных воздействий на человека, прорицании и других областях колдовского искусства;
* Личные отношения персонажа на ваге усмотрение. Мы полагаем, что хотя Сольвейг и жрица, она может иметь детей и даже состоять в постоянных отношениях, потому что большую часть жизни она провела как колдунья, а не как служительница своего Бога;
* Сольвейг плохо относится к династии Вельсунгов и считает их оскверненными черной магией, от которой они никогда не смогут отмыться. Это правдиво, но не для всех Вельсунгов;
* Король Эйрик почил, сначала подцепив тяжелую болезнь, которая стала следствием проклятия, наложенного девицами из Вельсунгов, а затем задушенный подушкой. Для всех он умер в своей постели от болезни, но Сольвейг до сих пор неспокойно от этой версии. В действительности, она не смогла увидеть проклятия и не смогла защитить от него, потому что оно было наведено через принцип «добровольного принятия». Проще говоря, король Эйрик сам выпил воду, заговоренную на его смерть, сам попросил дать ему этой воды и сам принял ее внутрь, обойдя все защитные механизмы и всю предупредительную магию, которую накладывали на него жрецы.

+1

6

Deirdre Mortimer, 35
Офир | Мать, жена, политическая фигура | Младшая сестра
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
https://78.media.tumblr.com/a984b609a2796092d74784d598fe5a22/tumblr_oqvwe6vUCw1qb64kco6_r2_250.gif  https://78.media.tumblr.com/a030bea1af82fd1284e597f0072a5d6b/tumblr_oqvwe6vUCw1qb64kco9_r2_250.gif[Vildan Atasever]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
♦ Дейрдре - старшая дочь герцога Голдпик и второй ребенок в семье. Так же у нее есть старший брат Лайонелл, младший брат (неназванный 34-х лет) и младшая сестра (неназванная 30 лет).
♦ Мне Дейрдре видится женой какого-нибудь крупного придворного чиновника, например - хранителя королевской казны или главнокомандующего, ну и графа там по совместительству. При таком раскладе она в курсе придворных дел, сплетен, новостей и других нюансов с помощью которых может горы свернуть. Можете конечно податься во фрейлины к принцессам (если замужним туда можно), хотя мне кажется что без того - еще интереснее.
♦ Умница и красавица. Поддержка мужу, опора брату, надежда на великие свершения для детей, это все про нее. В придворной кухне разбирается хорошо и чувствует себя там как рыба в воде.
♦ Последовательница единственного истинного бога и тут без вариантов. Муж, впрочем, может быть еретиком язычником, но в таком случае детей своих вы всеми силами обращаете в истинную веру, как это некогда делала с нами наша матушка.
♦ Отношения с детьми и мужем на ваше усмотрение (их количество тоже). И очень бы хотелось что бы этот муж был, а не канул в лету. Все-таки мне нужно, что бы сестра крутилась при дворе, а не правила землями детей. Хотя если ваши дети достаточно взрослые, что бы править самостоятельно, то приходите вдовой, мы вас снова замуж выдадим))).
♦ Имя и внешность менябельны (со скрипом, но что делать. Хотя посмотрите какая Вильдам шикарная женщина, кровь с молоком!). Единственное, сестра мне видится светловолосой или в крайнем случае - русой со светлыми глазами. Имена - весь спектр англо-гаэльских вариантов, тут я вас совсем не ограничиваю.
♦ Отношения у брата и сестры близкие, насколько это возможно при условии того что Дейрдре обитает в столице, а Лайонелл - на выселках. Связь поддерживаем, в гости друг к другу ездим как получается, общие дела обсуждаем и все такое.
♦ В качестве бонуса: с женой Лайонелла у Дейрдре отношения не сложились. Нет, это не значит, что она на ее похоронах танцевала, но женщины друг друга недолюбливали и, возможно, пытались соперничать за внимание Лайонелла. А могли и не соперничать, если Дейрдре это самое внимание не особо было нужно.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Приходите, я вам дам анкету прочитать, что бы вы образом нашей матушки прониклись. Про саму Дейрдре в анкете ничего нет (только сам факт ее наличия), так что у вас почти что полный простор для персонажа.

Отредактировано Lionel Mortimer (2018-03-05 23:06:32)

+1

7

Sybille Chabot, 28 y.o.
Брейвайн, остров Авалон | Графиня Лефевр | Близкая подруга, сторонница, ученица
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
https://78.media.tumblr.com/0973c1b21735bffc391115b22c564cde/tumblr_os2iakTrVO1ve5zfdo1_540.gif[Aslıhan Gürbüz]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Сибилла Шабо. Это имя было знакомо мне, сколько я себя помню, потому как познакомились мы в раннем детстве. Ты была дочерью графа, который приходился вассалом моему отцу – герцогу Корбу, правившему колдовским островом уже много лет. Наши отцы были дружны и потому, познакомившись еще в раннем детстве, мы виделись достаточно часто, чтобы со временем стать подругами, что случалось со мной довольно редко, потому что даже ребенком я была слишком странным в том числе по мерка Авалона, где едва ли не каждый второй ребенок рождался колдуном. Колдуньей родилась я, колдуньей родилась и ты и мы вместе начали обучение в Главном Храме острова с разницей в том, что для тебя – единственной и горячо любимой дочери, отец не видел будущего жрицы, в то время как в моей семье это даже никогда не обсуждалось и все знали, что будучи избранной Богами, я никогда не стану избегать участи служения им. Такой подход должен был с годами разделить нас, как разделяла меня со всеми другими девушками участь принять жреческий сан, но случилось точно противоположное. Я пошла по духовному пути и с годами достигла в этом превосходных результатов, о которых на острове никто и мечтать не смел, а ты завершила свое обучение в тринадцать лет с тем, чтобы вернуться к мирской жизни и стала одной из самых завидных невест, а позднее – блистательных дам всего Авалона, всего Брейвайна, а позднее – всех трех королевств.
Тебя выдали замуж первый раз, когда тебе было пятнадцать. Твоим супругом стал солинский граф, сторонник династии Вельсунгов в стране, которая была раздираема гражданской войной, но зато совершенно однозначно принадлежала язычникам. Быть может, ты и не стала жрицей, но наши Боги и колдовство значили для тебя достаточно много, чтобы не желать оказаться женой единобожника. Муж твой не был пределом мечтаний, да и жизнь в Солине, где нельзя было и шагу ступить без страха угодить в неприятности, тебе была не слишком интересна. Ты развлекала себя тем, что писала мне письма и ждала нашей встречи и встречи эти происходили не так уж редко, потому что твой супруг не был против бесконечных визитов на Авалон. Не был он против и того, что ты не забеременела даже полгода спустя, потому что у него к тому времени уже было семь детей, четверо из которых были мальчиками. В целом, все было не так уж плохо, но и не так уж хорошо, так что, статус вдовы, постигший тебя, спустя полтора года семейной жизни, не стал причиной для шибких огорчений, а вдовья доля и вовсе приятно порадовала душу.
Ты вернулась на Авалон, где мы полгода провели в радостной болтовне и занятиях колдовством, в котором я к тому времени преуспевала гораздо больше, чем в установлении важных социальных связей. В этом же преуспела ты, побывавшая и при дворе правившего тогда короля Асбьорна, и познакомившаяся с большинством жрецов Солина, с которыми и по сей день поддерживаешь теплую переписку, получая их благословения и, без сомнения, защиту от всякого зла.
Веселье наше, впрочем, долго не продлилось и в семнадцать ты вышла замуж снова, будучи выданной за баснословно богатого, но ровно настолько же и жестокого молодого графа из Брейвайна. Он был единобожником, а еще он был ублюдком и ты нисколько не жалела о его смерти через год после начала вашего брачного союза, в основном потому что поспособствовала его смерти письмом ко мне. Да, я уже тогда занималась черной магией и была в этом очень и очень хороша. Графу стоило быть внимательнее с друзьями своей новоявленной супруги. Что было дальше? То же, что и всегда. Вдовья доля и возвращение на родной Авалон, где мы вновь весело проводили время и обсуждали, как здорово ты целый год прослужила в свите брейванской королевы – весьма утонченной и далеко не глупой женщины. Да, пока я совершенствовала свое колдовство, ты продолжала совершенствовать свои блистательные социальные навыки, зарабатывала уважение и интерес власть имущих людей. Разговоры о тебе шли во всех трех королевствах и, поговаривают, что сама королева Брейвайна устроила твой третий брак, выдав тебя замуж за очередного графа, на этот раз, из Офира.
История повторилась. Два года замужества, множество полезных знакомств, включая знакомство со двором уже второй королевы, на этот раз, блистательной Гудрун Вельсунг. Служба в ее свите была тем приятнее, что супруга Дэйрона Фейтглейва была язычницей, а потому служить ей даже на должности младшей фрейлины было легко и чрезвычайно приятно. Брак же не был чем-то особенным, третье замужество тоже не было преисполнено любви, но определенно отличалось взаимным уважением и интересом. Супруг твой был не глуп, разрешал тебе заниматься колдовством и не имел ничего против языческой веры. Ему ты родила двух девочек-близняшек, которых оставила на попечении своей свекрови, когда муж погиб на охоте, а ты вернулась на Авалон.
Мы обе полагали, что очередного брака не последует, потому что теперь слухи о тебе шли очень разные. Состояние, которое ты набила тремя замужествами и связи, которые ты обрела, побывав во всех королевствах союза, безусловно, играли тебе на руку. Столь влиятельных друзей, пожалуй, не нашлось бы ни у одной дамы и со всеми ними ты успешно поддерживала связи при помощи писем, визитов и подарков, благо, что финансовое твое положение это позволяло. Мне подобных подход близок не был, а слава, что разносилась обо мне на все три королевства была весьма и весьма двоякой. О да, обо мне говорили, что я могу развернуть врата к самой Эйдинг и, пожалуй, это было ложью лишь отчасти. Тебя же знали, как мою близкую подругу и потому нередко тебе приходилось становиться посредником между мною и твоими влиятельными покровителями. Я не была против. Ты ведь всегда оставалась для меня почти сестрой.
Четвертое твое замужество стало единственным, которое ты заключила по любви. Не было никакого расчета и никакой политики, никто не решал этого за тебя. Ты встретилась с молодым графом Лефевр на охоте, которую устроил мой брат – герцог Корбу. Лефевр был его вассалом, совсем недавно стал графом после смерти своего отца и не был женат. Он слышал о тебе и знал, что ты трижды вдова. Это не помешало ему начать интересоваться тобой и в этом твоя красота, ум и опыт шли тебе на пользу. Вы поженились через год и я лично провела церемонию вашего бракосочетания, уверенная в том, что уж теперь-то ты будешь счастлива.
И ты счастлива вот уже пятый год. Новый брак оказался поразительно удачным для тебя, спокойным и преисполненным глубоких чувств. Супруг носит тебя на руках, а наработанные за годы связи и навыки лишь способствуют вашей счастливой семейной жизни. В браке у вас родилось двое детей и нам лишь предстоит узнать, буду ли они колдунами.
Мы видимся почти каждый день, несмотря на то, что я стала Верховной Жрицей Авалона и возглавила всю духовную власть острова. Кажется, мы обе добились того, чего желаем, не правда ли?
Так принято думать. Но мы обе знаем, что наши интересы сходятся еще в одном. Мы желаем, чтобы Авалон стал независим от Брейвайна и обрел суверенитет. И у нас обеих есть многое для того, чтобы поспособствовать достижению желаемого.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
* Четыре раза была замужем. Три раза мужья были из трех разных королевств: Солина, Брейвайна, Офира. Имеет четырех детей. Двух девочек, в воспитании которых не участвует, мальчика и еще одной девочки.
* Была фрейлиной королевы Брейвайна и королевы Офира.
* Никогда не занималась черной магией и как колдунья, по большому счету, несостоятельна, но охотно учится у Реджины с тех пор, как вернулась на Авалон.
* Пользуется искренним и глубоким уважением и расположением многих знатных домов всех трех королевств.
* Вопреки слухам, никогда не была непосредственно причастна к смерти своих супругов – ни одного из них она не убивала своими руками.

+1

8

Rannveig Lovdung, 16 y.o.
Солин | Младшая принцесса Солина, сестра короля
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
https://78.media.tumblr.com/a81df713783f8826478176bdcb3c9ea9/tumblr_or6kf1Mxd41qhrh9to3_400.gif  https://78.media.tumblr.com/1aad5c40c88a0092c946187cef8081b4/tumblr_or6kf1Mxd41qhrh9to5_400.gif[ Poppy Drayton]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Раннвейг родилась ранней весной 1196 года в семье Эйрика Ловдунга и его второй жены – Ингрид Бальдрсдоттир. Она стала четвертым ребенком в семье мятежного солинского ярла, который к тому времени уже пятнадцать лет как вел войну за престол королевства, выступая против своего короля – Асбьорна Воителя и династии Вельсунгов.
Несмотря на то, что Раннвейг родилась девочкой, прорицатели в один голос обещали ей великую судьбу и благословение Богов. Были ли их предсказания правдой, или они озвучивали это в угоду гневливому и скорому на расправу Эйрику, теперь уже неизвестно, да и сама девушка выяснять этого не желает, потому что с детства верит в то, что судьба находится в руках самого человека, а Боги благоволят лишь тем, кто готов бросить им вызов и сражаться за свое будущее с мечом в руках.
К моменту рождения Раннвейг, у Эйрика уже подрастали близнецы от первой жены – Эйнар и Торунн, бывшие на четырнадцать лет старше и сын Хильмар от той же матери, от которой была рождена сама девочка, на девять лет старше. Пропасть лет навсегда ляжет между братьями и сестрой бесконечным непониманием, которое будет из раза в раз упираться в то, что старшие будут считать Раннвейг маленькой девочкой, нуждающейся в защите, в то время как сама она всегда стремилась доказать, что уже достаточно взрослая, достаточно независимая и достаточно самостоятельная.
Как и всем детям Эйрика, младшей его дочери довелось родиться и вырасти на войне. Она не росла в тепличных условиях, которые были привычны для принцесс любого королевства, она день ото дня наблюдала все ужасны войны, бесконечных военных походов, гибели простых воинов и близких ей людей. Совершенно не удивительно, что в ней рано проснулось желание последовать за отцом и братьями, за сестрой, которая к тому времени уже была известна, как дева щита и сражалась на войне наравне с мужчинами. Раннвейг даже не рассматривали в этом ключе, считая, что она слишком мала, чтобы держать в руках меч и, тем более, участвовать в битвах, но она все равно росла с четким пониманием того, что рано или поздно последует за своими близкими и тоже окажется на войне, сражаясь за право ее семьи занимать трон, восстановив историческую справедливость.
Если мать Раннвейг и хотела когда-нибудь вырастить из своей единственной и горячо любимой дочери истинную леди, все ее надежды разбивались в прах. В первую очередь, потому что сама Ингрид была далеко не блестящей леди, но твердой опорой и поддержкой своему мужу. Но и тот факт, что Раннвейг куда больше нравились штаны, а не платья из амидского шелка, что она куда успешнее дралась с мальчишками, чем вышивала узоры на белоснежных платках, что вместо кроткого молчания в ответ на грубости старшего брата она огрызалась в ответ, играли не последнюю роль в ее воспитании и становлении. Ингрид была в ужасе. Эйрик против не был. В основном потому что ему некогда было думать о воспитании детей – на кону стояло их выживание, потому что Асбьорн был сильным королем, который то и дело обращал армии Эйрика в бегство. Случалось и наоборот – Ловдунги побеждали и занимали целые области, что позволяло им жить в мире некоторое время до тех пор, пока Асбьорн вновь не брал верх. В этой бесконечной череде побед и поражений, взлетов и падений, надежд и разочарований, Раннвейг молилась только об одном: чтобы ей поскорее разрешили взяться за меч и сражаться вместе со своими близкими.
Но ей не разрешили. Не разрешили ни в девять, ни в двенадцать, ни в четырнадцать. Никто даже думать не смел о том, что девчонка, совсем еще ребенок окажется на войне. Раннвейг злилась и все время ставила в пример Торунн, но следовало признать, что Торунн была совсем другим делом хотя бы только потому что ей к тому времени было далеко не четырнадцать и в битве братья не были заняты лишь тем, что следили за ее безопасностью. Единственной уступкой было дозволение заниматься с мечом и луком, начиная с десяти лет. И, следует признать, что отчасти Раннвейг в этом преуспела, быть может, не настолько, чтобы сравниться с реальными воинами, но определенно гораздо лучше почти любой женщины, не состоящей в корпусе дев щита.
В четырнадцать отец пообещал девушке, что если она продолжит заниматься с прежним упорством, он позволит ей последовать по стопам ее старшей сестры уже к шестнадцати годам. Безусловно, это было признанием умений Раннвейг. И хотя Хильмар не перестал отпускать злобные шуточки в адрес своей всегда маленькой сестры и даже Эйнар смотрел на нее скорее со снисхождением, чем с уважением, девушка стала заниматься с двойным упорством, убежденная в том, что это приведет к нужным результатам.
Быть может, так и случилось бы. Но в решающее сражение 9 сентября 1211 года Раннвейг не взяли, несмотря на бурную истерику и злость с обещанием голыми руками рвать Вельсунгов, если потребуется. Но девушка осталась в лагере и не стала свидетелем победы своего отца. Она лишь позже приехала в уже взятый Эгдорас, где ее отец был короновал королем Эйриком I, что, впрочем, не принесло ему ни народной любви, ни расположения жрецов, ни ожидаемого удовлетворения. Он был воином, но никогда не был мудрым правителем, или политиком. Это понимали все вокруг и отчасти даже сама Раннвейг, не переставшая заниматься даже после победы, потому что все Ловдунги, как один, знали, что получить трон – лишь треть успеха. Удержать же его, было намного сложнее.
Эйрик сдержал свое слово. Как только дочери исполнилось пятнадцать, ее приняли в корпусе дев щита в числе новобранцев, которым предстоял огромный путь до становления полноценными воинами. Для Раннвейг это стало огромной радостью, которую она выражала на каждом углу. Тренировки стали интенсивнее, несмотря на то, что девушка теперь носила титул принцессы королевства и от нее ожидали совершенно другого поведения. Но она, по большому счету, плевать хотела и на этикет, и на красивые платья, и на всю эту формализованную чушь. Раннвейг умела ставить перед собой цели и достигать их, а ее единственной целью с детства было желание не посрамить честь Ловдунгов, известных хорошими воинами, верными доброму клинку.
Между тем, мятежи в королевстве не прекращались ни на один миг. Кронпринц Эйнар - брат Раннвейг взял в жены Асхильд – старшую дочь павшего короля Асбьорна и это помогло Ловдунгам, потому что привлекло на их сторону некоторых ярлов, верных имени Вельсунгов. Увы, положить конец гражданской войне это не помогло, потому что у Вельсунгов был живой наследник – принц Магнус, бежавший из столицы со своей матерью и сестрами. А потому, очаги восстаний то и дело появлялись то тут, то там и Раннвейг могла месяцами не видеть братьев, разъезжавших по стране с частями армии Ловдунгов. В один из таких походов взяли и юную принцессу в обмен на клятву, что она будет послушно исполнять все приказы брата. Это было первое реальное сражение девушки и некоторое время у нее ушло на то, чтобы в полной мере осознать ценность человеческой жизни и верность тем идеалам, которые она воспитывала в себе все это время.
От своих взглядов Раннвейг не отступила, продолжив заниматься в составе дев щита. Отец ее умер в своей постели в сентябре 1212 года, как принято считать, от болезни. На трон взошел ее брат – король Эйнар, подававший надежды стать правителем куда более успешным, чем был его отец. Для принцессы в связи с этими событиями мало, что поменялось. Она по-прежнему целыми днями тренируется, разъезжает по окрестностям столицы с патрульными отрядами и выполняет бесконечное число поручений своих командиров. Такая жизнь ее в полной мере устраивает и менять она ничего не намерена. Но как известно, жизнь принцессы едва ли когда-либо принадлежала и принадлежит ей самой. И если завтра ее брат решит, что ей надлежит покончить с ее увлечениями и заключить политически выгодный союз, то так оно и будет, потому что спрашивать об этом Раннвейг никто и не станет.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
* Раннвейг поддерживает довольно теплые отношения со всеми членами своей семьи, вместе с тем не будучи ни с кем из них чрезмерно близкой. Она, безусловно, перегрызет глотку любому, кто посмеет обидеть ее родных, но едва ли станет делиться с ними своими тайнами и секретами. Уважает Эйнара, считая старшего брата, быть может, лучшим из людей и потенциально достойным правителем. Любит она и Торунн, но нередко сталкивается с нею лбами в силу собственных амбиций и разности характеров – сама Раннвейг полна огня, в то время как ее старшая сестра спокойна, собрана и рациональна. Не робеет перед Хильмаром, о котором в приличном обществе предпочитают говорить шепотом – не терпит ни его шуток в свою сторону, ни его мнения, что ей надо выходить замуж и рожать детей, а не махать мечом на тренировочном поле. Чтит мать. Уважала отца, хотя и не считала его гениальным правителем и хоть сколько-нибудь хорошим правителем вообще.
* К Вельсунгам не питает никакой ненависти и, после победы Ловдунгов, относится к ним, как в недостойной внимания проигравшей стороне.
* Хотелось бы видеть Раннвейг видеть взбалмошной, прямолинейной девочкой-пацанкой, из которой все еще прет юношеский максимализм. Как будет в дальнейшем развиваться персонаж - зависит от вас)
* На форуме есть все родственники, кроме Торунн, а так же многочисленные представители Вёльсунгов. Очень ждем сестру)

+3


Вы здесь » Jus sanguinis » Нужные персонажи » Нужные дамы